Усталые бургунды сняли шлемы и сели отдохнуть. Хаген стал на страже вместе с Фолькером. Этцель с женой решили, что до наступления темноты они должны дать пришельцам еще один бой. Собрали всех людей, способных владеть мечом, и двадцать тысяч воинов вновь напали на гостей. До наступления ночи храбрые вормсцы вели сражение. Не одному гунну пришел конец от их мечей. Эта страшная битвасовпала с солнцеворотом, удалось Кримхильде свести счеты с родней, но Этцелю всю жизнь пришлось жалеть об этом дне.

Когда спустился мрак, тревожно стало бургундам. Думалось им: чем так мучиться, не лучше ли самим напасть на гуннов и умереть с честью, или все же попытаться заключить мир с врагами. И три короля решили поговорить с Этцелем. Владыка гуннов явился на зов, вместе с ним пришла Кримхильда. Спросил он бургундов: «Зачем позвали меня сюда? Никогда не пойду я с вами на мировую. Вы нанесли мне такой урон, который может быть искуплен только кровью. Вы убили моего сына, истребили мою родню. Не ждите от меня ни мира, ни прощенья». Напрасно Гунтер и Гизельхер убеждали его, что бургунды тоже сильно пострадали и разумнее было бы закончить дело примирением. Молвил им хозяин: «И сравнивать смешно ваши обиды с причиненным мне горем. Из-за вас я лишился чести и достоинства, ни за что не допущу, чтоб вы избежали мести». Услышав эти слова, могучий Гернот просил Этцеля разрешить бургундам выйти из зала во двор и на воле принять смерть в честном бою. Владыка гуннов был уже готов ответить согласием на эту просьбу, однако Кримхильда сказала: «Не следует потакать их хитрости. Если бургунды вырвутся из зала во двор, то мы опять недосчитаемся многих своих бойцов». Отвечал ей юный Гизельхер: «Вижу я, сестра, что, приглашая меня на торжество, ты желала мне зла, а не добра. Но ведь я всегда хранил тебе верность и не принес вреда, за что же воины твоего мужа грозят мне смертью. Лишь потому отправился я сюда, что был уверен в твоей любви. Умерь свой гнев, или твою родню постигнет смерть». «Пощады не будет, – молвила королева. – Я была оскорблена Хагеном из Тронье и до могилы не прощу обиды. А с вас взыщу все, что он мне задолжал. Но я могу прислушаться к вашим просьбам, если вы согласны выдать Хагена мне в заложники. Лишь тогда я буду говорить с вами о мире». Это предложение вызвало негодование бургундских владык и их вассалов. Они не желали покупать свободы ценой предательства, изменив товарищу, избегнуть смерти. Поэтому рейнцы решили разделить с владетелем Тронье его участь.

Бой бургундов с врагами

Бой бургундов с врагами. Иллюстрация к Песни о Нибелунгах

 

Королева приказала своим бойцам штурмовать лестницу, чтобы загнать врагов назад в зал. Она велела не выпускать вормсцев во двор и поджечь строение с четырех концов. Люди Этцеля охотно исполнили приказ. Они пустили в ход мечи и копья и сумели прогнать бургундов со двора в зал. Здание подожгли, и разгоравшееся пламя принесло с собой новые муки несчастным рейнцам. Все они думали, что настал их смертный час. Один из бойцов пожаловался на сильную жажду. Тогда Хаген посоветовал витязю утолить ее кровью убитых, чьи трупы повсюду лежали в зале. Рядом был мертвый враг, и бургунд припал к свежей ране, последовав совету владетеля Тронье. Впервые пил он кровь, но это помогло ему избавиться от жажды, и он был благодарен Хагену. Увидев все это, товарищи витязя последовали его примеру и стали пить кровь из ран убитых. Сил у бойцов прибавилось, не одного врага сразили они потом. Пламя ревело все сильнее, падали горящие головни, зной и дым терзали героев. Хаген приказал соратникам держаться поближе к стенам, чтобы головни не упали на них, а те, которые упадут, втаптывать ногой в кровь. Знатный пир задала Кримхильда гостям.

До зари владетель Тронье и лихой шпильман стояли у выхода во двор, чтобы предупредить новые происки врагов. С рассветом Фолькер сказал: «Вернемся в зал, мой друг. Пусть гунны думают, что все мы погибли в огне пожара. Тем неожиданнее будет для них наш новый удар». Один из вормсцев сказал: «Нет у нас теперь другого выхода, как взять в руки оружие и двинуться на врагов. С приходом дня Кримхильда вновь пошлет на нас своих бойцов».

Хозяин думал, что гости не дожили до рассвета, погибнув от ран и огня. Однако в зале еще оставалось шестьсот бургундов, полных решимости бороться до конца. Кримхильда послала туда своих лазутчиков, и когда королеве сообщили, что часть недругов уцелела, она долго не могла в это поверить. Только ничто уже не могло спасти от смерти храбрых рейнцев, им оставалось лишь отчаянно мстить своим врагам. С наступлением утра вассалы Этцеля потоком хлынули в зал. Желая получить награду, обещанную Кримхильдой, гунны бросались в бой с беспримерной отвагой. Королева велела принести во двор щиты с золотом, и любой ее вассал мог брать деньги без счета. Щедро платила она за головы врагов. Только бургунды оборонялись храбро, золото не помогло гуннам одержать победу. Двенадцать сотен бойцов с ревом не раз бросались на вормсцев, но сраженье закончилось для нападавших бедой. Отважнейших вассалов потерял в нем Этцель, немало слез пролили родные погибших гуннов.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.