Один из бернцев услышал, как гунны причитают и льют слезы, и поспешил сказать об этом Дитриху. Молвил вассал своему господину: «Никогда не слышал таких громких стенаний. Боюсь, что с нашим королем стряслась большая беда, с чего бы иначе всему двору плакать навзрыд? Немало, наверное, зла принесли гуннам гости». Властитель Берна отвечал: «Не будь так скор в своих сужденьях. Быть может, ты винишь пришельцев за тот грех, который лежит на совести тех, кто втянул их в эту беду. Я обещал бургундам мир и свое слово сдержу». Вассал Дитриха по имени Вольфхарт вызвался разузнать, что повергло гуннов в такую печаль. Но господин знал его вспыльчивый характер и послал другого гонца, Хельфриха. Со страшной новостью вернулся он к владыке Берна. Узнар о смерти Рюдегера и его дружины, не мог Дитрих не винить вормсцев в жестокости. Отважный Вольфхарт призывал своего господина отомстить за смерть доблестного маркграфа. Однако владыка амелунгов решил сначала узнать, на ком лежит вина, а уж потом призывать к ответу. Он послал потолковать с рейнцами почтенного вассала Хильдебранда. Тот хотел по-дружески поговорить с гостями и не стал брать с собою оружия. Но его племянник Вольфхарт сказал, что без доспехов бургунды примут Хильдебранда неучтиво, но если он явится в броне, не посмеют грубить. Внял старик советам юнца и вооружился. Тут со всех сторон его окружили бернцы. Все они были в доспехах и с мечами и просили Хильдебранда взять их с собою к вормсцам. Старик согласился.

Фолькер заметил, что люди Дитриха подходят к залу. Он предупредил королей, что бернцы идут в доспехах и с оружием. Тут Хильдебранд с дружиной остановился у порога и закричал бургундам: «Витязи, что плохого сделал вам Рюдегер?! Мой господин Дитрих велел спросить у вас, правда ли, что маркграф убит вами в бою». Хаген подтвердил, что это действительно так, хотя и сами рейнцы оплакивают эту утрату. Когда люди Дитриха услышали это, из глаз у них полились слезы. Каждый воин скорбел по достойному Рюдегеру и жалел несчастную Готелинду. Хильдебранд, рыдая, просил бургундов выполнить просьбу его государя и принести к порогу тело, чтобы друзья могли с честью похоронить отважного маркграфа. Державный Гунтер позволил верным товарищам почтить усопшего. Но тут вмешался Вольфхарт: «Нам надоело просить. Немедленно извольте выдать тело». Фолькер отвечал ему: «Не ждите от нас таких услуг. Если нужен вам ваш друг, то возьмите его тело сами. Этим вы окажете честь Рюдегеру». С трудом сдержался бернец и молвил: «Уймитесь! Не растравляйте нашу рану. Я бы, сударь, с лихвой воздал бы вам за грубость, если бы Дитрих не запретил нам ввязываться в бой». Съязвил отважный шпильман: «Запреты соблюдает тот, кому малодушие не позволяет их нарушить. Такого человека не назовешь героем». Слово за слово и рыцари уже были готовы броситься друг на друга. Старик Хильдебранд с трудом удерживал племянника от рокового шага. Но тут Фолькер крикнул: «Пустите льва на волю? Вам, почтенный, с ним не сладить – он чересчур горяч. Только как бы смел он ни был, я сумею его приструнить». Разъяренный такими словами Вольфхарт прикрылся щитом и помчался навстречу шпильману. Придя в гнев, товарищи бернца последовали за ним. Старый дядя опередил племянника и первым устремился к дверям. Так амелунги вступили в бой с вормсцами.

Грозный Хаген и Хильдебранд скрестили клинки, но никто из них не мог одержать победу. Тут противников подхватил людской поток, и они не смогли уже добраться друг до друга. Шпильман и Вольфхарт тоже вступили в схватку. В их сердцах кипела безудержная ярость. Витязи наносили такие сильные удары, что их кольчуги дымились. Но все же бернцу Вольфину удалось развести могучих противников. Храбро сражались Гернот и Гизельхер, Данкварт не отставал от своих государей. Однако вассалы Дитриха бросались в сечу столь бесстрашно, что многим бургундам пришлось сложить в этом сражении головы. Безумным гневом сверкал взор Хильдебранда, когда бросался он на своих врагов. Рядом с ним бился свирепый Вольфхарт. Так бернцы мстили рейнцам за Рюдегера. Едва ли не самым храбрым из них был племянник Дитриха, герцог Зигштаб. Он сразил в бою множество бургундских витязей. Увидев, как этот бернец разит сплеча и кольчуги вормсцев заливаются кровью, подскочил Фолькер к противнику, высоко взметнул свой меч и убил могучего герцога. Но старый Хильдебранд отомстил шпильману за смерть друга. Он нанес ему такой удар, что лихой скрипач упал и сразу испустил дух.

Вновь и вновь врубались бернцы в ряды бургундов. Неустрашимый Данкварт пал от меча Хельфриха, и успел перед смертью рассчитаться с противником. Много славных бойцов потеряли Гунтер и Гизельхер. Но потеря друга была для Хагена страшнее и тяжелее остальных утрат. Жестоко решил отомстить он Хильдебранду за смерть храброго шпильмана. Между тем Вольфхарт безжалостно косил своих недругов, раздавая удары направо и налево. Юный Гизельхер решил положить этому конец. Вступил государь в яростный поединок с племянником Хильдебранда. Ловко орудовал мечом сын Уты, и могучий амелунг был смертельно ранен. Когда Вольфхарт почуял, что ему грозит гибель, он из последних сил нанес юному королю смертельный удар. Бок о бок упали рыцари. В живых не осталось ни одного бернца. Лишь Хильдебранда минул их печальный удел. Горько скорбел старый богатырь о своем племяннике. Отыскал он Вольфхарта и обнял его со слезами. Хотел Хильдебранд отнести молодого богатыря из зала на руках, да не смог – слишком тяжела была ноша. Тут полумертвый Вольфхарт ненадолго пришел в себя и просил дядю оставить его, а самому бежать прочь отсюда. Приказал племянник Хильдебранду передать родне, чтобы не лили напрасных слез – с мечом в руках на поле боя нашел он себе конец, к тому же сразил многих врагов и пал от руки короля. Тут увидел Хаген старого бернца и решил отомстить ему за своего товарища. Ударил он Хильдебранда стальным Бальмунгом, что служил когда-то отважному Зигфриду, и вассал Дитриха тоже обрушил на него свой клинок. Избежал смерти Хаген, а бернец получил от него такой удар, что пришлось ему бежать из зала, зажав рукой зияющую рану. Из всех, кто участвовал в этом сражении, лишь двое были целы – король бургундов Гунтер и его вассал, грозный Хаген.

Седой слуга спешил к Дитриху Бернскому, чтобы сообщить ему обо всем, что произошло. С тревогой встретил вассала владыка амелунгов. Узнав о том, что бургунды виновны в смерти Рюдегера, он хотел сам вести дружину, чтобы отомстить гостям. Тут Хильдебранд и поведал господину, что не осталось у него больше бойцов. Вовек властитель Берна не получал удара страшнее. Горько скорбел он о своих подданных, сраженных в битве с рейнцами. Тогда спросил он вассалов, кто из вормсцев остался цел. Отвечал тот, что лишь Гунтер с Хагеном избежали смерти. Навсегда запомнил Дитрих этот черный день.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.