Поднялся с места властитель Берна, старый слуга помог ему облачиться в доспехи. В великом горе был Дитрих, и весь дом дрожал от его стенаний. Но, собравшись с силами, рыцарь совладел с собой. Надел он на левый локоть свой щит и вместе с Хильдебрандом отправился туда, где нашла свой конец бернская дружина. Хаген увидел, что спешит к ним владыка амелунгов и взор его пылает гневом. Решил вассал Гунтера отважиться вступить в бой со столь могучим противником. Вышли рейнцы из зала и стояли во дворе. Дитрих поставил щит на землю, глянул на них и возвысил голос: «Я хочу знать, король, за что вы причинили мне такое горе? Вам мало Рюдегера, так еще и всех моих бойцов вы предали смерти, хотя никогда я не делал вам ничего плохого. Сейчас нет на свете человека, несчастнее меня». Хаген сказал ему, что бернцы сами навязали бургундам бой. А Гунтер добавил, что всему виной грубость Вольфхарта. «Пусть так, – отвечал Дитрих, – но виновники должны нести наказание за то, что они совершили. И коль ты, Гунтер, желаешь примирения со мной, то должен выполнить мое условие. Если ты с вассалом сдашься мне, то я ручаюсь за вашу безопасность». Хаген с негодованием отверг это предложение, хоть бернский владыка и обещал, что сам доставит заложников на Рейн и не позволит причинить им вред. Владетель Тронье считал, что, пока он и его владыка способны дать достойный отпор врагам, позорно им сдаваться в плен. Тогда Дитриху пришлось вступить с Хагеном в схватку. Многочисленные сражения отняли много сил у вассала Гунтера, и владыке Берна удалось его одолеть. Дитрих взял Хагена в плен, связал, а потом отвел его к Этцелю и Кримхильде.

Благодарна была королева владыке амелунгов за этого пленника. Но Дитрих просил ее оставить Хагену жизнь, теперь у нее нет причин его бояться, пусть живет и возместит причиненный вред. Кримхильда велела отвести своего врага в темницу. Тем временем державный Гунтер стоял у входа в зал и крикнул бернцу, чтобы тот шел с ним сражаться. Вернулся к нему Дитрих, и тотчас весь двор огласил звон булатных клинков. Силен был бургундский король, но и его доконала усталость. Снова одержал победу властитель Берна. Он связал Гунтеру руки, как и его вассалу, а потом отвел державного пленника во дворец к Кримхильде. При виде скорби брата, забыв боль и печаль, молвила королева: «Привет вам, мой государь». Отвечал ей Гунтер: «Поклонился бы я вам, сестра, когда бы своей местью не навлекли вы беды на своих родных». Тут возвысил голос Дитрих: «Знатных заложников привел я вам сегодня, госпожа. В награду же за труды прошу вас – оставьте их в живых». Взяв с королевы слово, что пленных пощадят, ушел бернец в глубоком горе. Но нарушила Кримхильда свою клятву – отняла она жизнь у двух бургундских витязей.

Кримхильда показывает Хагену голову Гунтера

Кримхильда показывает Хагену голову Гунтера. Картина Й. Г. Фюссли, ок. 1805

 

Велела королева держать пленников в темнице отдельно друг от друга. Больше не довелось увидеться королю и его вассалу. Потом Кримхильда явилась к Хагену и молвила ему: «Верните то, что вы когда-то взяли у меня, иначе я велю казнить и вас и брата». Усмехнулся Хаген: «Не надо меня пугать. Я поклялся вашим братьям молчать о кладе, пока не узнаю, что все трое умерли. Никогда я вам не скажу, где он». Отвечала королева: «Я освобожу вас от клятвы». Велела она обезглавить своего брата и вернулась к Хагену с его головой. В последний раз взглянул вассал на своего государя и молвил: «Напрасно ты думаешь, что победила. Убит Гунтер, сражены врагами Гернот и Гизельхер. Теперь о кладе знаю лишь я да царь небесный. Навсегда исчез он для тебя». Тогда взяла Кримхильда Бальмунг у беззащитного пленника, не смог помешать ей в этом Хаген, и снесла ему мечом голову.

Хильдебранд убивает Кримхильду

Хильдебранд убивает Кримхильду

 

Узнав об этом, опечален был Этцель: хоть и был его врагом владетель Тронье, но тяготила короля смерть столь отважного витязя. Хильдебранд же решил отомстить королеве за смерть Хагена. Пылая гневом, старик подскочил к Кримхильде и надвое рассек супругу владыки гуннов своим тяжелым мечом. Никому не дано уйти от своей судьбы. Стенали в глубоком горе Этцель и Дитрих, скорбя по своим родным и подданным. Смерть досталась в удел самым лучшим и бесстрашным из них. Печаль царила в сердцах тех, кто уцелел. Пышный пир обернулся поминальной тризной. Испокон веков мир платит за радость страданием.

Так заканчивается рассказ о гибели нибелунгов.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.