Изложено по трагедии Еврипида «Гераклиды»

 

После смерти Геракла на детей его, Гераклидов, пришла великая беда. Некоторые из них жили у старшего сына Геракла, Гилла, в Тиринфе, в крепости, построенной отцом их в аргосской земле. Эврисфей, ненавидевший и притеснявший Геракла всю его жизнь, стал преследовать и детей его; чтобы избежать смерти, Гераклиды бежали из Тиринфа и отправились в Трахину. Но повелитель Трахины Ксикс был слишком слаб и не мог им доставить защиты от преследований Эврисфея. Когда последний потребовал от Ксикса выдачи укрывавшихся у него Гераклидов, они покинули и Трахину и, бесприютные, блуждали по Элладе, переходя из одной страны в другую; никто не давал им приюта: боялись все мести сильного Эврисфея. Такова была судьба сынов героя, страдавшего и трудившегося всю жизнь свою на благо эллинам. Наконец нашелся человек, решившийся принять к себе гонимых Гераклидов: то был седой Иолай, старый друг и соратник Геракла. Принял их Иолай, как отец, и, укрывая их от преследований, сам, несмотря на тягость лет своих, странствовал с ними из одной земли в другую. Так прибыли они наконец в Афины, над которыми в то время царил Демофонт, сын Тесея. Моля о защите, старик сел с детьми Геракла на площади у алтаря Зевса. Мать же Геракла, Алкмена, чтоб не дать своих внучек в обиду толпе, вошла с ними в один из соседних храмов. Гилл вместе со старшими братьями послан был искать верного места, в котором можно было бы укрыться детям Геракла в том случае, если бы им пришлось бежать и из Афин.

Геракл

Геракл, величайший герой Древней Греции

 

Было еще раннее утро, и площадь была безлюдна. Перед скитальцами вдруг появился посланник Эврисфея Копрей, прибывший в Афины затем, чтобы схватить Иолая с Гераклидами. Найдя старца, он стал осыпать его позорными ругательствами и повлек его вслед за собой. Громким голосом призывал к себе Иолай афинских граждан, моля их о защите и помощи. Граждане толпами выходили из домов на площадь и в средине ее увидели распростертого на земле немощного старца, терзаемого послом Эврисфея, а вокруг этого старца – толпу рыдавших детей. Вскоре пришел на площадь и Демофонт, царь города, и спросил вестника, кто он и чего ищет в Афинах. "Я из Аргоса; царь мой Эврисфей послал меня сюда затем, чтоб схватить этих беглецов и возвратить их на родную землю, где закон изрек уже над ними смертный приговор. Неотъемлемо наше право судить людей нашей земли; и ты, о царь, не сделаешь неблагоразумного поступка: ты не укроешь у себя этих беглецов и не войдешь в распрю с моим могучим повелителем. Если же ты, глядя на их слезы и рыдания, нарушишь наше право – меч решит дело". Так отвечал на эти речи царь афинский, достойный сын мудрого Тесея: "Можно ли решать какое-нибудь дело, не выслушав обвиняемой стороны; ты, пестун отроков, говори мне все, что можешь сказать в свое оправдание". – "Отроки эти, – так начал Иолай, – дети Геракла, Гераклиды; я, друг и соратник отца их, принял их под свою защиту. Эврисфей изгнал нас из Аргоса и преследует нас по всей Элладе. Как может он называть нас своими подданными и присваивать себе право судить нас – он, лишивший нас отечества и имени аргивян? И разве тот, кто был изгнан из Аргоса, не может уже иметь пристанища ни в какой стране Эллады? Нет, из Аттики его не изгонят – мощный город Афины и благородные граждане его не устрашатся силы Аргоса и не отгонят от алтарей богов нас, молящих о защите: умрут они, а не посрамят столь постыдно своей свободы и чести. И ты, царь, не откажешь в защите гонимым отрокам-Гераклидам, родственным тебе: Тесей, отец твой, и Геракл – оба были потомки Пелопса и братья по оружию; я и сам участвовал в одном из их походов – когда они плыли доставать пояс амазонской царицы. А разве ты не знаешь еще того, что Геракл освободил отца твоего из обители смерти? В награду за это благодеяние Геракла сжалься над детьми его, Гераклидами; будь им другом, отцом и братом!"

Не колеблясь, Демофонт изъявил готовность защищать гонимых чужеземцев. "Три причины, – сказал он, – побуждают меня покровительствовать этим несчастным: благоговение к Зевсу, у священного алтаря которого они сидят; родство между мной и ими и память о благодеянии, оказанном Гераклом моему отцу; наконец – страх позора, величайшего из всех зол. Если бы я, из страха перед аргосским царем, дозволил отвлечь от алтаря молящих о защите – каким позором покрыл бы я свою голову, как могли бы тогда Афины называться свободным городом? Ступай же, вестник, назад к своему повелителю: не выдам я ему Гераклидов". Вестник ушел, угрожая тем, что вернется скоро с сильной ратью: сам Эврисфей – говорил он – с 10 000 хорошо вооруженных воинов стоит на границе, готовый идти на Афины и силой меча заставить афинян выдать ему Иолая с Гераклидами.

Геракл и Телеф

Геракл со своим сыном, Гераклидом Телефом. Римская копия с греческого оригинала IV в. до Р. Х.

 

Демофонт с народом афинским вооружились и собрались выступить в поход против аргосского царя. Вперед посланы были соглядатаи: жрецы приносили торжественные жертвы и по внутренностям жертвенных животных гадали об исходе предстоящей войны. К ужасу царя и народа прорицатели возвестили, что афинское войско только в том случае победит врага, если перед битвой принесена будет в жертву богине смерти дева благородного племени. Демофонт передал это прорицание Иолаю, все еще остававшемуся у алтаря Зевса, и объявил, что ни сам он и никто другой из афинских граждан не желает обрекать дочери на жертву ради спасения чужеземцев-Гераклидов. Подобно человеку, потерпевшему кораблекрушение, счастливо добравшемуся до берега и снова бросаемому во власть диких волн морских, Иолай с ужасом и отчаянием видит, что у него снова отняты всякие надежды на спасение. Отдал бы охотно он себя в жертву за детей Геракла, но ведь Эврисфей – в этом без труда убеждает Иолая Демофонт – не удовольствуется жизнью старика: он всего более ненавидит и страшится сыновей героя, которые со временем могли бы отомстить ему за несправедливости, оказанные их отцу. Полный отчаяния, старец вместе с Гераклидами разражается громкими жалобами и стенаниями.

В это время из храма, в котором пребывала Алкмена с дочерьми Геракла, выходит дева высокого роста. То была Макария, великодушная дочь несчастной Деяниры, старшая между своими сестрами. Услыхала она вопли старца и своих братьев-Гераклидов и вышла узнать: какое горе удручает их. Узнает она о том, что сказали прорицатели – что для спасения ее братьев и всего города надо принести в жертву деву благородного происхождения, и едва только услыхала она о предсказании гадателей – тотчас же предложила себя на принесение в жертву. "Чем искупим мы, – говорила она, – если из-за нас весь город подвергнется опасности и если другие падут жертвой смерти в то время как мы будем страшиться и убегать от нее? Никогда не потерплю я этого. Ведите меня на место заклания, украсьте чело мое жертвенным венком и принесите меня в жертву подземным богам. Тогда победа останется за вами: добровольно, безропотно отдаю я жизнь в жертву за братьев". Изумился народ, внимая бесстрашным, мужественным речам девы. Наконец стал говорить Иолай и сказал ей: "О, дитя! Речи твои достойны дочери великого героя: буду я вечно гордиться ими, хотя и оплакиваю судьбу твою. Только справедливее было бы, мне кажется, призвать всех твоих сестер и здесь, пред алтарем, бросить жребий: пусть жребием решено будет, кому из вас жертвовать жизнью за братьев". – "Нет, – воскликнула Макария, – не хочу я умирать по произволу случая: бесславна и безрадостна такая смерть; я отдаю свою жизнь добровольно. Не медлите же более, не допустите, чтобы враг напал на вас прежде, чем вы изготовитесь к битве; тогда бесполезна будет и жертва. Да позаботьтесь еще о том, чтоб мне испустить дух на женских руках".

Увели великодушную деву, пожелавшую положить жизнь для спасения остальных Гераклидов. Глядя, как повели ее готовить к смерти, Иолай закрыл руками лицо и с воплем упал на землю. Немного спустя к рыдавшему старцу приблизился вестник и сообщил ему, что сын Геракла, Гилл, подошел к Афинам с сильной ратью и, соединясь с афинским войском, стал против неприятеля; что обреченные на заклание жертвы уже выведены перед рядами союзного войска и скоро начнется кровавая битва. Весть о близости битвы снова оживила геройский дух старца; он поднялся на ноги и, несмотря на возражения окружавших его и самой Алкмены, требовал себе оружия и стал готовиться к битве. Сопровождаемый вестником Гилла, поспешно отправился он на поле сражения. Когда сблизились длинные ряды двух войск, Гераклид Гилл вышел вперед и предложил Эврисфею – во избежание напрасного пролития крови – решить дело поединком. "Если ты победишь меня – возьми и веди за собой Гераклидов; если же ты падешь от мой руки – пусть предоставят нам право жить на родине и пользоваться властью, принадлежащей нам от предков". Оба войска одобрили предложение Гилла, но трусливый, Эврисфей отказался от единоборства: для него было безопасней заставить биться свое войско; надеясь на его силу и многочисленность, он был вполне уверен в победе. Гилл отошел к своим рядам. Пала под жертвенным ножом жреца Макария, и началась кровавая сеча. Загремели литавры, раздались боевые крики; стоны и мольбы раненых, предсмертные вопли умирающих вскоре покрылись стуком щитов и мечей.

В начале битвы многолюдная рать аргивян сильно напирала на ряды афинского войска; но мужественно и стойко выдерживали афиняне натиск и заставили врага отступить. Долго продолжалась лютая сеча, наконец аргивяне обратились в бегство и падали под мечами преследовавших их неприятелей. Вместе с другими афинскими воинами бегущих аргивян преследовал также и Гилл на своей боевой колеснице. Увидал его Иолай и с мольбой простер к нему руки, умоляя, чтобы он уступил ему колесницу. Гилл исполнил просьбу, и вот седовласый старец помчался вслед, за неприятелем, ища всюду ненавистного. Эврисфея. Когда быстроногие кони примчали Иолая к святилищу Палленской Афины, он увидал вдали колесницу Эврисфея, несшегося во весь опор. Поднял старец к небесам руки и воззвал к Зевсу и Гебе, моля их ниспослать ему на один день силы юности, дабы мог он настигнуть своего исконного врага и притеснителя Геракла и наказать его за содеянные им злодеяния. Тут совершилось великое чудо. Упали с неба две светлые звезды (думали, что эти звезды были Зевс и Геба), и темное облако осенило колесницу; когда же исчезли звезды, и рассеялось облако, Иолай стоял на колеснице во всей силе и красе своей юности. Вблизи скиронской скалы, на границе Мегары и Коринфа, догнал он Эврисфея, одолел его без труда и, скованного, привел в стан афинян. Победитель был встречен громкими приветственными криками Гераклидов и союзных войск; с триумфом вошел он в Афины и передал пленника Алкмене.

Род Гераклидов

Род Гераклидов. Схема

 

С яростной злобой встретила Алкмена мучителя своего сына и своих внучат-Гераклидов. "Наконец-то ты в моих руках! – восклицала она. – Наконец-то карает тебя правосудие богов! Не опускай глаз в землю, дай мне вглядеться в тебя: ты ли тот изверг, который так долго и так безжалостно терзал моего сына, посылал его, живого, в царство теней, заставлял бороться со львами и гидрами? И тебе еще мало было тех мук, которые перенес от тебя сын мой: ты после его смерти стал преследовать и меня, и Гераклидов; ты не давал нам нигде убежища; ты, безбожник, хотел оторвать нас даже от этого алтаря: погибнуть бы нам, если бы не защитил нас свободолюбивый народ и не нашлось бы людей, не побоявшихся твоей силы. Добро, что ты попался мне в руки: ты поплатишься теперь за все твои злодеяния; теперь не уйти тебе от смерти!" Трусливый Эврисфей, видя перед собой неизбежную смерть, держал себя так, как нельзя было ожидать: он не обнаруживал пред Алкменой никакого страха, не унизил себя никакой мольбой о пощаде. Гилл и афиняне заступались за него, говоря, что было бы незаконно и бесчеловечно предать смерти врага после битвы, плененного и обезоруженного; но доводы их не могли смягчить Алкмены: воспоминание о бедствиях, которые претерпела от Эврисфея ее семья в прежнее время, и мысль о недавней тяжелой утрате, о гибели Макарии ожесточали сердце Алкмены и вселяли в нее неодолимую жажду мести. Она настояла на том, чтоб враг ее семьи предан был смерти, и собственными руками выколола ему глаза. Труп Эврисфея афиняне погребли вблизи храма Палленской Афины, и за то, что они не лишили труп врага погребения, а честно предали его земле, гроб Эврисфея стал впоследствии спасительной защитой для всей Аттики.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.