Древние шумеры рассказывали, что давным-давно, в те времена, когда только схлынули воды всемирного потопа, увлажненная его водами земля покрылась пышной растительностью, и многочисленные деревья высоко вознеслись по склонам гор и вдоль рек и озер. Но самым громадным среди этих деревьев была священная ива, посаженная богами на самом берегу Евфрата. Речные воды питали ее корни, и роскошная листва ее была непроницаема даже для лучей бога солнца Уту.

Как-то раз богиня Инанна гуляла по зеленеющим берегам Евфрата и увидела эту высокую иву, широко раскинувшую свои ветви. Остановила богиня на ней свой взор и залюбовалась ею. Но внезапно забушевал свирепый Южный ветер и стал раскачивать могучее дерево, а воды Евфрата поднялись и угрожали вырвать его с корнями и унести в далекий океан. Жалость проникла в сердце богини, и задумала она спасти великую и прекрасную иву. Осторожно подкопала она корни дерева и на своих прекрасных плечах вынесла громадную иву и доставила в священный город Урук. Собственными руками посадила она ее в своем храмовом саду и велела слугам и служанкам ежедневно поливать дерево.

Прошли годы. Священная ива выросла еще больше и стала еще прекраснее. Богиня Инанна думала уже о том, чтобы срубить ее мощный и твердый ствол и сделать из него мебель для своего храма. Но как-то вечером подошла богиня к любимому дереву и увидела, что случилось с ним несчастье. В его корнях вырыла логово коварная змея, а в ветвях, венчающих иву, свила гнездо хищная орлица и вывела своих птенцов. Но страшнее всего было то, что в самой середине ствола выдолбила дупло безжалостная богиня мрака и ночи Лилит и устроила там свое жилище.

И вот Инанна, самая веселая и жизнерадостная среди богинь, опустилась под сень любимой ивы и стала проливать горькие слезы. Всю ночь проплакала она, а на утро выглянул из своего чертога, расположенного в далеких восточных горах, добрый и справедливый брат богини, лучезарный Уту. Плача, поведала ему любимая сестра о своем несчастье, и он осушил сверкающими лучами ее слезы и послал ей на помощь своего верного и преданного воителя, царя Урука – Гильгамеша.

Отважный герой Гильгамеш решил не медлить. Он надел на свою могучую грудь тяжелый панцирь, весивший 50 мин, и схватил свой дорожный топор, весом в 7 талантов и 7 мин (мина – ок. 500 г; талант – 30 кг.). Единым взмахом отрубил он голову упрямой змее, не поддававшейся никаким заклинаниям и магическим чарам и не желавшей покидать своей норы. Увидев это, испугалась свирепая орлица, схватила своих детенышей и умчалась с ними в далекие горы, а жестокая и мрачная Лилит сама разрушила свой дом и удалилась в неведомые места, куда еще никто не проникал.

Торжествующий Гильгамеш собрал жителей Урука, и все вместе срубили они священную иву и отдали ее ствол Инанне. Повелела богиня сделать из него великолепное ложе и изящное кресло для своего храма. Но остатки ствола подарила Инанна самому Гильгамешу в награду за его подвиг. Он отнес обрубки священной ивы в мастерскую плотника и поручил ему изготовить из них магические эмблемы царской власти. Радостно встретил плотник почетного гостя. Его жена приняла Гильгамеша, как родная мать, его дочь заботилась о герое, как младшая сестра. Пока они угощали царя Урука в своем доме, плотник взялся за топор, пилу и бурав и быстро обработал остатки священной ивы. Из самого основания ее ствола сделал он волшебный барабан, а из заостренной верхушки смастерил тонкую гибкую палочку.

Взял Гильгамеш чудесные изделия искусного плотника и вышел на городскую площадь. Едва ударил он палочкой по волшебному барабану, как немедленно собрались все юноши и все девушки города, готовые следовать любому приказу повелителя. Чудодейственные звуки барабана лишали их воли, подавляли всякое недовольство, и никто из них даже не помышлял о сопротивлении. Гильгамеш почувствовал, что власть его не имеет предела. Его разум помутился, буйные неудержимые желания наполнили его сердце. Завладев божественными орудиями верховной власти, он возомнил себя равным богам и стал распоряжаться подобно бессмертным небожителям. Самых крепких юношей послал он на работы, повелел им копать рвы, воздвигать стены, лишил их отдыха и веселья. Самых красивых девушек отправил он в свой дворец и дал волю своему беспредельному сладострастию. Таинственные звуки священного барабана наполнили сердца людей страхом и покорностью, и никто не смел возражать всемогущему властителю.

Но вот несколько девушек, вырванных из объятий своих женихов, подняли жалобный крик и громко молили богов о защите у самого ложа царя, куда их влекли неумолимые стражи. И свершилось великое чудо. Волшебный барабан и чудесная палочка, извлекавшая из него таинственные звуки, что призывали к безропотному повиновению, внезапно вырвались из рук Гильгамеша и провалились в подземный мир. И сразу рассеялись таинственные чары, и люди перестали повиноваться прихотям царя.

Горько заплакал Гильгамеш: «Где мой любимый барабан, таящий в себе неограниченную власть? Где моя чудесная палочка, носившаяся по барабану в нескончаемой быстрой пляске? Кто вернет мне мои утраченные сокровища? Кто подчинит вновь моей воле руки трудолюбивых юношей? Кто подчинит вновь моим прихотям тела прекрасных дев?».

Тогда открыл свои уста Энкиду, верный слуга Гильгамеша, и сказал опечаленному герою: «О мой господин, почему ты так громко стонешь, почему так скорбит твое сердце? Я найду твой волшебный барабан и принесу его тебе из преисподней, я верну твою чудесную палочку, и она вновь запляшет по барабану!»

Просветлело лицо Гильгамеша, и радостно стал он снаряжать верного слугу в подземный мир. «Если ты хочешь спуститься в преисподнюю, – сказал он, – и благополучно вернуться назад, то помни мои указания и не нарушай незыблемых законов подземного мира. Только человек, равнодушный ко всем земным благам, только тот, кто подавил в себе все желания, только безмолвный путник, не производящий шума, пребывающий в молчании, что бы ни случилось, сможет выйти обратно на землю через те же ворота, что пропустили его в подземный мир. Стражи преисподней никогда не выпустят обратно на землю того, кто носит чистые одежды и натирается душистыми благовониями, кому не чужды гнев и ярость, любовь и сострадание».

Не поверил верный Энкиду словам своего господина, не исполнил он его заветов. Не хотелось ему являться в преисподнюю босым и грязным странником, покрытым жалкими лохмотьями, не пожелал он пробираться по подземным путям, без жезла и без оружия, робко, подобно нищему. Он умастил свое тело душистыми маслами и облекся в белоснежные одежды, он взял жезл в правую руку и дротик – в левую и с гордо поднятой головой сошел в подземный мир. Хозяева преисподней уловили запах благовоний и услышали шуршание дорогих одежд. Они окружили незваного пришельца, преградив ему путь. Энкиду метнул в них дротик и взмахнул своим жезлом. Он двинулся вперед, стуча сандалиями и громким криком оглашая подземный мир.

На пути ему встретилась женщина, полная очарования, и сказала ему: «Я твоя жена, с которой ты жил на земле и которую любил!»

Он бросился к ней и поцеловал ее, но она тотчас исчезла, и вместо нее перед ним предстала отвратительная, злобная женщина, вызывающая непреодолимую ненависть. Яростно ударил ее Энкиду, оттолкнул от себя и двинулся вперед. И явился ему прекрасный юноша и сказал: «Я твой сын, давно покинувший землю». Энкиду обнял любимого сына и поцеловал его, но тот бесследно скрылся, а перед Энкиду возник наглый урод и стал называть его своим отцом. Яростным ударом низверг его Энкиду и пробился вперед к тому месту, где возлежала владычица преисподней, святая мать подземных богов Нинлиль. Она была обнажена, и даже грудь ее не была прикрыта. Рядом с ней лежали барабан и палочка Гильгамеша. Едва захотел Энкиду схватить достояние своего господина, как почувствовал, что руки и ноги его онемели. Свирепый дракон Кур зажал его в своих страшных объятьях, и он услышал страшные слова: «Ты нарушил законы подземного мира. Ты захотел быть чистым и благоухающим, ты огласил преисподнюю криком и стуком и звоном оружия, ты поцеловал тех, кто тебе мил, и поднял руку на тех, кто тебе ненавистен. За это ты никогда не увидишь землю и не покинешь обители мертвецов».

Долго ждал Гильгамеш своего верного слугу, но тот не возвращался. И догадался герой, что позабыл Энкиду его наставления и нарушил запреты подземного мира.

В отчаянье обратился Гильгамеш к великому богу Энлилю, умоляя его, чтобы тот хоть на миг свел его со слугой, но Энлиль оставил без ответа его просьбу. Обратился Гильгамеш к светлому богу луны Наннару, но и тот безмолвствовал.

Наконец Гильгамеш стал молить премудрого бога Энки, и тот сжалился над героем и сказал ему: «На землю твой слуга уже не вернется. Его тело сгнило, изъедено червями и превратилось в прах, как тела других мертвецов. От него осталась только тень, бесплотная и прозрачная, как дуновение ветра. Только с этой тенью можешь ты говорить, если так тебе хочется».

Со слезами согласился Гильгамеш на предложение мудрого Энки. Он подошел к воротам подземного мира, и его повелитель, могучий Нергал, внял просьбе владыки морей. Он слегка приоткрыл ворота, и тень Энкиду вылетела из преисподней. Гильгамеш обнял верного слугу, но тот выскользнул из его объятий, как ветер.

«Расскажи мне, Энкиду, о законах той страны, где теперь обитаешь, откуда тебе не удалось вернуться». – «Не скажу я тебе ничего, – отвечал Энкиду. – Если узнаешь эти законы, ты будешь лить слезы, не переставая!» – «Пусть я стану рыдать бесконечно, расскажи мне об этой стране, я хочу все знать», – промолвил Гильгамеш.

И поведал Энкиду Гильгамешу, как гниют и рассыпаются в прах, подобно ветхой одежде, все, кто попал в подземный мир. Только те, кто оставил на земле сыновей, посещающих могилу, имеют утешение. Они едят свежий хлеб и пьют чистую воду. Больше всех почитают в преисподней храбрецов, павших в бою. Они встречают там отца и мать и жену, склоняющуюся над ними. Но горе тем, чье тело осталось без погребения и валяется в степи, позабытое всеми. Дух этого человека не знает покоя. Мучимый голодом, он собирает объедки из чужих горшков и глотает хлебные крошки, что остаются от трапезы других мертвецов, получающих щедрые дары с земли.

 

* * *

 

Так Гильгамеш утратил безвозвратно волшебный барабан, наделяющий его обладателя неограниченной властью, и своего верного слугу, который безуспешно пытался вернуть ему этот барабан и не возвратился на землю.

Сто двадцать шесть лет царствовал Гильгамеш в Уруке, но печальны были последние годы его жизни, ибо стремился он к невозможному и заботился о своей славе больше, чем о благе своего родного города.

После смерти он спустился в подземный мир и стал там судьей. На землю он уже не вернулся.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.