[На нашем сайте вы можете прочитать и краткое содержание всей поэмы Рамаяна целиком, а также краткое содержание Махабхараты.]

В Айодхье (Ауд) был царь Дашаратха из племени Рагхавов, которые вели свой род от Ману, праотца людей, сына солнца. Дашаратха имел от каждой из своих трех жен по одному сыну: от Каушальи, родом из соседней страны Кошалы, был у него сын Рама, от Кайкейи, дочери богатого конями Ашвапати на реке Випасе в восточном Пенджабе, был у него сын Бхарата, а от Сумитры – храбрый Лакшмана. Царь, тело которого «в тени желтого зонтика» стало старо и утомлено, желает покоя, и потому хочет, с согласия собравшихся князей, передать бремя правления своему первенцу Раме, превосходящему всех людей геройством, добродетелью и благочестием. Радостно услышало собрание решение царя и одобрило его громким кликом. Призывают Раму, сажают на прекрасный царский престол; его величественная походка, его благородство и красота восхитили всех присутствующих, и от его блеска осветился весь дворец, как осенью блеск луны освещает ночь. На следующий день будет торжество воцарения.

 

Рамаяна. Мультфильм

 

Когда горбатая рабыня Кайкейи, Мантхара, увидела с верхнего балкона город празднично украшенным, и услышала от сияющей радостью кормилицы Рамы причину торжества, то поспешила с исполненным гнева и зависти сердцем к своей госпоже, и стала уговаривать ее выпросить у царя, чтоб он отдал царство её сыну, Бхарате, который тогда был в гостях у её отца в Раджагрихе, в стране Кекайе. А Раму царь пусть изгонит на четырнадцать лет в лес Дандаку на южном берегу Ганга. Кайкейи сначала не соглашается, говоря, что Рама обладает всеми добродетелями и всегда чтил ее как мать. Но коварная Мантхара продолжает возбуждать её гордость и материнскую ревность, так что наконец она соглашается. Рабыня напоминает ей, что когда она вывела тяжелораненого царя из смятения битвы и спасла от смерти своим заботливым попечением, он обещал исполнить две её просьбы. Теперь пришло для этого время. Царица хвалить верность и преданность Мантхары и уходит с нею в комнату гнева. Там, сняв жемчуг и дорогие камни, и простершись на полу, она воскликнула: «Здесь умру я, или Рама будет изгнан, а Бхарата освящен». Когда царь услышал о её печали, он поспешил к своей супруге и с нежностью любви спросил ее о причине огорчения. Она сначала заставляет его обещать, что он сделает для неё то, чего желает её сердце, а после, опираясь на данное им ей некогда обещание исполнить две её просьбы, требует, чтоб он посвятил на царство её сына Бхарату, изгнав Раму на четырнадцать лет в дикий лес. При этих словах помутились мысли царя: «он оцепенел, как олень, внезапно увидевший перед собой тигра». Он старается отклонить свою супругу от ужасного требования, но она заявляет ему: «Если ты освятишь Раму, то я выпью яд и умру здесь перед твоими глазами». Ужаснувшись, царь осыпает Кайкейи укоризнами, поношениями и проклятиями; но ничто не колеблет её, и тогда он упал, «как срубленное дерево», и лежал на полу без силы и без движения, словно умирающий. Сложив руки на груди, умолял он её потом отступить от своей просьбы, потому что, если он изгонит героя в дикий лес, то пойдет проклинаемый вселенной в царство Ямы. Жизнь его иссохнет, как рис без воды, если Рама будет вдали от него. Касаясь ног Кайкейи своею седой головою, царь с плачем взывал о милосердии. Но взывал напрасно. Она восклицала: «Если ты не сдержишь того, что обещал, покроет тебя вечный позор; верность обещанию – первая обязанность. Помня о прежней твоей верности обещаниям, не нарушь своего слова, государь, изгони Раму, твоего сына»! Изнуренный и с бледным лицом Дашаратха опять упал на пол.

Когда Рама услышал об этом от самой же Кайкейи, он тотчас объявил, что готов последовать её воле, «потому что нет обязанности, более священной, и нет большей добродетели, как то, чтобы верно исполнять слова отца, всегда повиноваться родителям». Почтительно преклонившись к ногам их обоих, он поспешно пошел проститься с матерью и женою. С таким же светлым и спокойным лицом, как пришел, Рама покинул отцовский дворец. Ни печаль и просьбы матери, ни упреки храброго, воинственного Лакшманы, который хотел оружием защищать права брата, не могли отклонить Раму от его решения. Он сказал: повиновение отцу и верное исполнение данного раз слова – первая обязанность. С благословениями и молитвою отпустила мать благородного сына.

Рама поспешил к своей жене Сите (Sita), дочери царя Видехов, которая празднично украсила свой дом для встречи его в торжественный его день. При виде её, не мог он дольше сдерживать свою скорбь, «он побледнел, и выражение лица его изменилось». Когда она услышала, зачем он пришел, она сказала, что твердо решила разделять его жребий и жить с ним в лесу, потому что жена должна сопутствовать своему мужу и в жизни и в смерти. «Если ныне ты, о Рама, хочешь идти в дикий лес, то буду ломать я перед тобою траву, чтоб её острый стебель не уколол тебя. Для жены прекраснее великолепия дворцов и блаженной небесной обители всякое место, на которое падёт тень ноги её мужа. Последовав за тобою, я буду счастлива в зеленом лесу, храбрый герой. Без тебя не знаю я ни счастья, ни неба». Напрасно описывает ей Рама лишения и опасности в страшном лесу, где много рек и болот, в которых живут гавиалы (крокодилы) и слоны, много терновника, ползучих растений и трав с режущими листьями, где гнездятся змеи, жалят скорпионы и осы, где пищей ему и ей будут дикие плоды, а постелью – сухие листья на земле. Сита не изменила своего намерения. «Только там, где ты, я могу быть счастлива; где ты не живешь, там ад. Тернии будут казаться мне шёлком, иглы трав будут как бархат прикосновению моему, если последую я за тобою, и пыль, которая будет кружиться около меня в буре, будет для меня подобна благоуханнейшему сандалу». Сита говорит, что умрет от яда или печали, если Рама оставит ее. Растроганный Рама обнял плачущую супругу и радостно согласился на её просьбу делить с ним лесную жизнь. Лакшмана тоже не захотел покинуть брата.

Рама и Сита, глаза которой были «подобны очам лани», раздали все, что имели, брахманам, нищим и слугам, и простились с опечаленным царем. Они смиренно поцеловали его ноги и обошли направо около него; потом сели с Лакшманою на колесницу, которая должна была увезти их из города Айодхьи царства Кошала. Весь город был волнении. Дети и старики бежали рядом с колесницей, чтобы еще раз взглянуть на лицо героя. Когда они доехали до границы, человеческое чувство превозмогло волю Рамы, который до той минуты оставался спокоен в своем самоотречении. «Когда буду я опять охотиться в лесу на берегу реки Сараю? – воскликнул он, обращаясь к возничему колесницы Сумантре. –  Царственным мудрецам высочайшее наслаждение жизни – охота». На берегу священного Ганга переночевали Рама и Сита в шалаше под роскошно цветущим деревом, а Лакшмана провел всю ночь у ствола этого дерева, на страже, и слушал рассказы возничего о подвигах Рамы.

Когда взошло, сияя, утреннее солнце, они отослали Сумантру с колесницею обратно, переправились в челноке через реку и вступили в пустынный лес. Сита спрашивала Раму о каждом незнакомом дереве, цветке, кусте. Наконец они остановились ночевать под смоковницей в сто ветвей. «Так шли они много дней и перешли много рек и видели много чуждых деревьев и застрелили много зверей в лесу». Наконец они дошли до Чудной горы в лесу, где еще не ступала человеческая нога: природа была там так величественна и вместе с тем так прекрасна, так оживлена всякими животными, что они решили остаться тут, выстроили себе хижину и принесли жертву.

Пока Рама, Сита и Лакшмана вели идиллическую жизнь в лесу, Дашаратха горевал в доме Каушальи, где поселился после отъезда Рамы. Мало-помалу возвратилось к нему сознание, которого он долго оставался лишен, и ему припомнился совершённый в молодости грех, которым навлек он на себя, как рассудил теперь, свое тяжкое горе, потому что «достающееся на долю человеку, счастье или несчастье, – воздаяние ему за его дела». Он разбудил супругу и рассказал ей, что однажды в отрочестве своем он «в приятное время дождей» пошел с луком и стрелами на Сараю, застрелить слона или какое другое лесное животное. Ночью он услышал шум, как будто наливают кружки водою. Он подумал, что это пьёт молодой слон, пустил стрелу, и вдруг раздался жалобный крик человека; он поспешил туда и увидел, что пронзил острым железом грудь молодого подвижника, черпавшего воду для своих слепых родителей. Старик отец, когда Дашаратха по его желанию привел его к телу, скорбно воскликнул: «Да испытаешь и ты в час своей смерти то страдание, которое я испытал, когда было убито мое единственное дитя». «Это тяжкое проклятие благочестивого подвижника теперь исполняется! – воскликнул Дашаратха. – От тоски по Раме я умру: это страдание изводит мою жизнь, как зной солнца каплю воды. Чувства мои исчезают, подобно последнему мерцанию свечи». Так плакался у матери Рамы царь Дашаратха – и действительно умер. Когда на следующее утро Каушалья увидела мёртвого мужа, «огонь угасший», то поздравила она Кайкейи с успехом её замысла и объявила, что решила предать себя огню с телом мужа.

Между тем, тяжёлые сновидения устрашают Бхарату в земле Кайкайской и делают его равнодушным к развлечениям товарищей. Приходят вестники матери и зовут его в Айодхью. Богато одаренный от деда шерстяными одеялами и кожами, пестрыми и тёплыми, прекрасными слонами и конями, быстрыми ослами и сильными, как тигр, собаками, но с полным тоскливого предчувствия сердцем поспешно едет он. Когда приблизился он к отцовскому городу, ему внушает беспокойство необычная тишина в садах и на улицах. Он с печальным предчувствием говорит: не благоухает воздух курениями ароматов и сандала, не звучат литавры и лютни, не разбросан рис для птиц, не украшают цветочных рынков венки, дома богов пусты и не украшены. Это означает не веселый праздник, это означает великое бедствие. Кайкейи встретила его с радостным духом. Рассказала она ему, «как женщина, не чувствующая своей вины», о смерти отца, об изгнании Рамы и о возведении Бхараты, на царский престол. Но он стал горячо упрекать ее и назвал ее проклятой убийцей, обесчестившею царский дом. Напрасно убеждает его Сумантра взять бразды правления, чтобы царство не оставалось без господина и не погибло от беспорядков. Бхарата не хочет одобрением изгнания Рамы принять соучастие в грехе. Он объявляет народу свое решение идти с войском в лес и возвратить на царство Раму, «мужа-тигра».

Сопровождаемый Сумантрой, Бхарата приходит в лес, где живут изгнанники. Они сердечно поздоровались друг с другом и возлили из пригоршни жертву воды умершему отцу на цветущем берегу реки (это река Мандакини, тот южный приток Ямуны, на берегу которого стоить крепость Каланджара). Бхарата убеждает Раму не нарушать соблюдавшегося от Ману до Дашаратхи порядка, что престол наследует старший сын, и принять в отеческое управление царство широкой земли. Но Рама отвечает, что верность – первая обязанность царя, на верности покоится царская власть и все благое, потому он сдержит слово, данное отцу. То, что Дашаратха обещал Кайкейи, должно быть исполнено: Бхарата должен вернуться, быть царем в Айодхье и ласково обращаться с матерью; а он с Ситой и Лакшманой проведет четырнадцать лет изгнания в лесу, где густолиственный кров дубов дает им тень еще более прохладную, чем царю «тень желтого зонтика». Бхарата не может убедить его изменить это решение, и просит его вышитые золотом башмаки, в знак того, что Рама передает ему царскую власть до своего возвращения. Рама снял башмаки и дал ему. И Бхарата правил царством, поставив перед собой башмаки Рамы; это было символом того, что он правит, как наместник брата.

Рамаяна

Демон Равана. Иллюстрация к Рамаяне

 

 

Следующие книги Рамаяны рассказывают о войнах Рамы с исполинами и чудовищами юга. Вооруженный луком и мечом Индры, Рама убивает тысячи духов-исполинов (ракшасов) и возбуждает этим гнев могущественного царя исполинов, Раваны, владычествующего на острове Ланке (Цейлоне). В отмщение за убитых, Равана, заманив Раму далеко от его лесного жилища и убив одарённого чудесными качествами коршуна, охранявшего это жилище, похищает Ситу. Чтобы возвратить жену из плена, Рама вступает в союз с обезьянами, или лесными людьми, то есть, с дикими племенами туземного, неарийского населения Декана (Ракшасы, враждующие с благочестивыми подвижниками, – тоже дикие племена туземцев). Пользуясь советами обезьяны-героя, Сугривы, Рама убивает на материке главного противника, страшного исполина Бали; другой союзник Рамы, царь обезьян Хануман, открывает, где теперь находится Сита, и Рама идет на Равану. Он переходит море у Рамешвары, по мосту, построенному из обломков скал обезьянами. Он бьется с Раваной на одной из равнин острова. Оба бьются с военных колесниц. Бой так ужасен, что дрожит земля. Равана, неодолимый ни богами, ни духами, мог быть убит только человеческой рукой. На седьмой день боя, Рама убивает его. Сита освобождена. Она проходит чрез огонь в доказательство того, что в плену у царя исполинов сохранила верность мужу. Рама отдает Ланку в управление брату Раваны. Прославляемые радостными богами, Рама и Сита покидают остров. Между тем прошли четырнадцать лет изгнания, и Рама может возвратиться в Айодхью. Он восходит на отцовский престол и царствует долго. Он правит мудро и справедливо; его царствование славится, как золотой век:

«Радостен теперь мир, счастлив, доволен, силен, верен справедливости, покоится в веселье, свободный от горя, равно далекий от вражды и от неудовлетворенности желаний».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.