В русских былинах богатырь Добрыня Никитич женат на дочери Микулы Селяниновича, молодой Настасье Микулишне. Добрыня нежно любит свою семью, – жену и мать. Однажды, он отправляется в дальние страны на богатырские подвиги. Перед отъездом, прощаясь со своей молодой женой, Добрыня говорит ей: «Жди меня три года, если через три года я не вернусь, значит меня уже нет в живых. Тогда, если хочешь, можешь выходить замуж за кого тебе будет угодно, – хоть за князя, хоть за боярина. Только не выходи замуж за моего названного брата, молодого Алешу Поповича: у него глаза завидущие, руки загребущие».

Уехал Добрыня, и стала молодая Настасья Микулишна его поджидать.

 

День за днем, словно дождик идет,
Неделя за неделей, – что трава растет,
Год за годом, что река бежит;
Миновалися три годочка,

 

а Добрыня не возвращается.

Приходит тогда к Настасье Микулишне Алеша Попович и начинает ее уговаривать выйти за него замуж. Но Настасья верна своему мужу, она не верит, что Добрыни нет в живых, и собирается ждать его еще три года.

Снова:

 

День за днем, что дождик идет,
Неделя за неделей, – что трава растет,
Год за годом, что река бежит,
Миновали еще три годочка,

 

а Добрыни нет, как нет.

Опять является Алеша Попович уговаривать Настасью Микулишну выйти за него, – но она опять отказывается и говорит, что будет еще три года ждать. По прошествии этих трех лет Алеша Попович приходит к жене и матери Добрыни Никитича и обманывает их: он говорит, что ездил в далекие края, и видел там Добрыню Никитича убитым:

 

Лежит Добрыня во чистом поле,
Головой лежит Добрыня чрез ракитов куст,
В груди Добрыни калена стрела,
Закрылися его очи ясные,
Спит Добрыня мертвым сном,
Черны вороны его тело клюют.

 

Горький плач поднялся в доме Добрыни, плачет его жена и особенно горько плачет старая мать Добрыни о своем единственном любимом сыне. Алеша же Попович, спустя некоторое время, опять начинает уговаривать Настасью Микулишну выйти за него замуж. Но она все еще отказывается.

Тогда в дело вступает сам князь Владимир. По просьбе Алеши он идет к Настасье, говорит ей, что напрасно она губит свою молодость, уговаривает ее выйти замуж за смелого Алешу. Наконец Настасья Микулишна соглашается, и при дворе князя Владимира устраивается свадебный пир.

Между тем Добрыня Никитич, который за своими богатырскими подвигами не заметил, как прошло девять лет, собрался ехать домой, в стольный Киев-град.

 

Он и бьет своего добра коня по крутым бедрам,
Резвый конь осержается, прочь от земли отделяется,
Он и скачет выше дерева стоячего,
Чуть пониже облака ходячего,
С горы на гору перескакивает,
Реки-озера перелетывает,
Широки раздолья промеж ног пущает.

 

В несколько скачков доносит конь Добрыню до Киева. Встречается Добрыне прохожий, которого он спрашивает: что делается в Киеве? Жива ли мать и молодая жена Добрыни Никитича? Прохожий отвечает, что как раз сейчас при дворе князя Владимира справляется свадьба Настасьи Микулишны, вдовы Добрыни Никитича, с молодым Алешей Поповичем.

Услыхав эту ужасную для себя весть, Добрыня решает переодеться и в виде гусляра-певца, «скоморошины» явиться на свадебный пир. Никто не узнаёт переодетого Добрыню Никитича; князь Владимир всегда рад певцу-гусляру и гостеприимно предлагает ему самому выбрать себе место за свадебным столом.

Добрыня выбирает место прямо против «молодых» и просит, чтобы Настасья Микулишна сама поднесла ему чару вина. Отпив немного вина из поданной ему чары, Добрыня тихонько опускает в нее свое обручальное кольцо и просит Настасью Микулишну допить чару до дна. Она пьет, находит кольцо и сразу узнает Добрыню.

 

Не тот муж, что подле меня сидит,
А тот муж, что супротив меня сидит,

 

восклицает она, вскакивая:

 

Ты прости, прости меня, Добрынюшка...

 

Добрыня прощает свою жену, говоря, что:

 

У бабы волос долог, а ум короток,
Куда их ведут, туда они и идут.

 

Но, повернувшись к князю, Добрыня упрекает его:

 

Дивлюся я тебе, князь Владимир,
Что ты от живого мужа жену сосватал!

 

Затем, грозно обращаясь к Алеше Поповичу, он говорит:

 

А тебе, мой названный брат, я прощу,
Что посидел ты около моей любимой семьи,
Но когда сказал ты, что Добрыни на свете нет,
Моя матушка тогда жалешенько плакала, –
Этих слез я тебе не прощу!
Как схватил Добрыня Алешку за желты кудри,
Как вытащил его через дубовый стол,
Как учал его хлопати о кирпищат пол, –
Что хлопанье, – что оханье,
Едва Алешку живым отняли.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.