Третий из знаменитых былинных русских богатырей – Алеша Попович, и по силе, и по нравственным качествам, стоит ниже двух первых. Если Добрыня Никитич в любви находит драматизм, то Алеша – только потеху. Если Илья Муромец серьезно смотрит на свою службу, бескорыстно и строго исполняя долг, то Алеша на свои подвиги глядит, как на средство наживы.

 

Алеша Попович и Тугарин Змей. Мультфильм

 

К жизни он относится легко, – побитый в бою, острит над самим собой. В битве он не храбр, а дерзок – чаще всего, действует хитростью, обманом, любит ссориться, не знает выдержки. К женщинам Алеша относится легко – он, по выражению былины, – «бабий пересмешник». Из подвигов его – только бой с Тугарином Змеевичем должен быть признан серьезным. Впрочем, и тут он взял верх обманом и чуть не расплатился жизнью за корыстолюбие.

Русская летопись упоминает имя богатыря Александра Поповича под 1224 г. Он был родом из Ростовской земли, служил великому князю Всеволоду Юрьевичу, потом его сыну Константину, принимал участие в борьбе, возгоревшейся между Константином и братом его Юрием. Кроме того, он, впоследствии, с другим богатырем Тимоней, помог своему князю одержать еще две победы над Юрием.

После смерти своего князя, он с дружиною ушел в Киев к князю Мстиславу Храброму. В битве при Калке Александр Попович был убит со своей дружиной, – «с семьюдесятью храбрыми». Позднейшие летописи (Никоновская) уже привязывают Александра Поповича ко временами святого Владимира. Очевидно, до летописца дошли те народные песни, в которых народ произвольно связал богатыря с эпохой Владимира. «Циклизация» былин завершилась к этому времени, притянув к имени Владимира весь русский эпос.

Таким образом, можно думать, что Алеша («Александр», уменьшительное – «Алекса», отсюда – «Алеша») был дружинником-«храбром» (как и Добрыня), жившим в XIII в. Народная фантазия перенесла его на несколько столетий назад.

До XVIII века в старых былинных записях Алеша не имеет еще тех отрицательных черт, которые присоединились к его образу позднее (корыстолюбие, жадность, и пр.). Очевидно, внесение сатирического элемента – позднейшее осложнение этого образа.