Зевс – повелитель богов и смертных (см. также его описание в статье Боги древней Греции), представлял в греческой мифологии ту жизненную силу, которой проникнуто все во вселенной. В моральном отношении он представлял звено, связывающее человечество, был охранителем договоров и клятв, покровителем бедных и просящих и всех тех, кто не имел иного крова, кроме неба. «Видишь ли ты, – говорит Еврипид, – эту необъятную величественную бесконечность, окружающую землю со всех сторон: это – Зевс, верховный бог». А Варрон, приводящий в своем сочинении эти слова, прибавляет: «Вот почему ему воздвигают храмы без крыш, дабы лучше видеть небо, или самого бога, и говорят, что его следует призывать в свидетели только под открытым небом».

Бог Зевс

"Зевс из Отриколи". Бюст IV в. до Р. Х.

 

Действительно, все храмы, посвященные Зевсу, были без крыш, и только храмы в честь богов земли были закрытые. Так как Зевс олицетворял собой свод небесный, то греки считали, что в закрытом месте бог не может их видеть. Аристофан в своей комедии «Птицы» осмеивает это народное поверье. Его Прометей, желая принять участие в заговоре против Зевса, придумывает следующую хитрость, дабы бог не мог его видеть. «Молчи, – говорит он, – не произноси здесь моего имени; я погиб, если Зевс увидит меня здесь; но если ты хочешь, чтобы я тебе рассказал о том, что происходит на Олимпе, возьми этот зонтик и держи его раскрытым над моей головой; тогда боги не увидят меня».

 

Битвы богов. Зевс

 

Искусству было трудно передать в человеческих формах Зевса, олицетворенного в небе. Сохранилась, однако, одна древняя камея, изображающая Зевса сидящим на троне, поставленном на парусе, надутом ветром; парус держит над своей головой Посейдон, бог воды, намекая тем, что Зевс парит над поверхностью вод. Свод небесный, который должен олицетворять Зевс, представлен здесь зодиакальными знаками, расположенными вокруг фигур богов.

В искусстве Зевс почти всегда изображается в виде сильного и прекрасного мужчины в цвете лет с бородой; отличительными символами его являются орел, скипетр и громовые стрелы (перуны). Длинные волосы его разделены на лбу, верхняя часть туловища обнажена, грудь широкая.

Зевс носил разные наименования, которые соответствовали различным свойствам его божества, а потому и изображается с разными атрибутами. Древние народы не могли себе представить в природе более страшной силы, чем гром. Громоносные стрелы (перуны), которые Зевс держит в руке, являются символом могущества и неотразимой силы этого бога; все, кто вступал с ним в борьбу, был ли то бог или простой смертный, – все поражались этими стрелами. Культ Зевса Громовержца был весьма распространен в Греции. Римляне, называвшие этого бога Юпитером, воздвигли в честь его храм в Капитолии, следы которого сохранились и до наших дней.

Очень часто Зевс держит на руке богиню победы Нику в знак того, что он покровительствует состязающимся и дарует победу; он тогда носит название Зевса Победоносца, или Никефорийского. О богине Нике нет отдельного мифа, но на памятниках искусства она часто изображается, в особенности на монетах. Ее обыкновенно изображают крылатой и держащей в руках лавровый венок или ветку. Современные художники почти не изменили этого типа: на памятниках Победу продолжают изображать и теперь в виде молодой крылатой девушки с лавровым венком в руках.

По мнению греков, орел летает выше всех птиц и может парить высоко над всеми в пространстве, а потому более всего подходит Зевсу. Он изображается почти всегда у ног бога или на его скипетре. Иногда он держит в своих могучих когтях громовые стрелы. Орел исполняет многие поручения богов – так, например, он приносит Зевсу-ребенку нектар (божественный напиток), которым поят его нимфы на острове Крите. Он же, по повелению Зевса, похищает Ганимеда, который затем на Олимпе исполняет обязанность виночерпия богов. Этот прекрасный юноша был сыном троянского царя Троса. Зевс, восхищенный его красотой, приказал орлу похитить его, находя, что земля для Ганимеда – недостойное местопребывание. Античная статуя изображает Ганимеда в виде красивого юноши с фригийской шапкой на голове, с пастушьим посохом в руке. Он пас стада своего отца, когда орел, схватив его в свои могучие когти, унес на Олимп. Узнав о похищении сына, отец его предался отчаянию, но Зевс утешил его, показав ему сына, причисленного к сонму богов; он поместил его также в число зодиакальных созвездий под знаком Водолея.

Сохранилась прекрасная античная статуя, повторение статуи знаменитого Леохара, изображающая похищение Ганимеда орлом. Этот миф пользовался большой популярностью среди художников; сохранилось много камей, статуй и живописных изображений. Рубенс и Корреджо писали картины на эту тему, но ни одна не пользуется такой славой, как картина Рембрандта (в Дрезденской галерее). Великий голландский художник изобразил толстого плачущего ребенка; орел держит его за рубашонку. Несмотря на свой испуг, ребенок не выпускает виноградную кисть, которую Рембрандт вложил ему в руку, намекая этим на его будущую должность.

Ганимед

Похищение Ганимеда. Картина Рембрандта, 1635

 

Зевс считался покровителем гостеприимства; он часто путешествовал по земле, желая убедиться, насколько люди гостеприимны. Придя однажды во Фригию вместе с Гермесом, который отвязал свои крылья, чтобы не быть узнанным, Зевс напрасно стучался во многие дома, прося приюта, – всюду им отказывали; наконец они подошли к маленькой хижине, покрытой соломой, хозяева которой, Филемон и Бавкида, радушно приняли их. Несмотря на бедность и лишения, эти муж и жена, уже старики, сумели сохранить в себе сострадание и другие добродетели. Впустив в хижину гостей, они принялись приготовлять скудную трапезу, боясь, что гости не найдут ее обильной; они решили пожертвовать своим единственным гусем, но птица, преследуемая по всей хижине Бавкидой, нашла себе убежище у ног Зевса, не позволившего зарезать ее. Каково же было удивление хозяев, когда они заметили, что кушанье на столе и вино в кубке, вместо того чтобы убывать, увеличивались. Испуганные, обратились они к своим гостям, прося открыть им, кто они такие, и извиняясь за свой жалкий обед. Зевс сказал им, кто он и его спутник, и приказал им следовать за собой на вершину одной горы, позволив им высказать какое-нибудь желание, обещая его исполнить. Нежно любя друг друга, они оба пожелали умереть одновременно. Придя на гору, Филемон и Бавкида увидали, что вся местность и все дома, окружавшие их хижину, покрыты водой, а хижина их превратилась в величественный храм. Зевс назначил их хранителями этого храма. Там прожили они до глубокой старости, не зная болезни и дряхлости. Однажды, сидя друг перед другом на ступенях храма, они заметили, как тела их начинают превращаться в древесные стволы; поняв, что наступает их последний час, они нежно простились и умолкли навеки. Два прекрасных дерева остались по бокам храма охранять вход в него.

В честь Зевса были учреждены празднества в Олимпии в Элиде, известные под названием Олимпийских игр. Это были общественные игры, в которых принимали участие греки всех племен и всех земель. В самом храме находилась знаменитая статуя Фидия, вся из золота и слоновой кости. Она изображала Зевса в сидячем положении, но была таких размеров, что касалась потолка; бог держит в одной руке Нику, а в другой – украшенный драгоценными металлами скипетр с орлом на верхушке.

Остров Крит считался местом рождения Зевса, одно из названий которого – Зевс Критский. На этот же остров привез Зевс похищенную им Европу. Она была дочерью тирского царя и славилась своей необычайной красотой. Зевс, увидав ее, так прельстился ею, что решил ее умыкнуть. Он превратился в белого быка и присоединился к стадам тирского царя. Европа вместе с подругами любовала красотой быка, который позволил им приблизиться к нему и гладить его. Молодые девушки украсили его рога венками; наконец, Европа, резвясь, села на него; тогда бык бросился с ней бежать к морю, переплыл его и принес свою пленницу на остров Крит, царем которого сделался впоследствии сын Европы Минос.

Миф о похищении Зевсом Европы служил излюбленной темой для художников древних времен; в особенности часто изображался он на резных камнях и камеях. Паоло Веронезе написал картину на этот сюжет и по своему обыкновению одел действующих лиц в роскошные, современные ему костюмы. В Мадридском музее находится картина Рубенса на эту же тему. Голландец Бергхейм передал по-своему этот поэтический миф: он написал огромного быка и сидящую на нем толстую крестьянку, которую вряд ли греки, поклонники красоты и красивых форм, согласились бы признать богиней.

Похищение Европы

Похищение Европы. Картина Рубенса, ок. 1630

 

Аркадийцы в своих сказаниях оспаривали у Крита честь родины Зевса: они утверждали, что он родился на вершине Ликеона. Царь аркадийский Ликаон воздвиг ему там храм и, по преданию, принес ему в жертву одного из своих сыновей; разгневанный бог превратил его за такую жестокость в волка. Этот миф интересен потому, что указывает на прекращение человеческих жертв, приносившихся до того времени очень часто Зевсу.

Самый древний греческий оракул, посвященный Зевсу, находился в Додоне, в Эпире. Жители Додоны рассказывали, что из Египта вылетели два черных голубя; один прилетел в Додону, сел на дуб и человеческим голосом повелел построить тут оракул в честь Зевса, а другой голубь спустился в Ливию, и там возник в Аммоне, среди песков, оракул Зевса Аммонского. Посреди священной рощи в Додоне стояли дубы, шелест листьев которых истолковывался жрицами, но и стволы их обладали пророческим даром: когда аргонавты отправились добывать золотое руно, они вырубили мачты для своего корабля в священной роще Додоны, и мачты предсказывали им будущее.

Все сказания о Зевсе и его борьбе с титанами и великанами олицетворяли представления древних народов о том, как мало-помалу порядок, нравственные законы, сознательная и умственная жизнь одерживали верх над странными, необузданными силами природы. Титаны и великаны ввергаются Зевсом в Тартар, потому что на земле уж нет места беззаконной и беспричинной силе. Эта победа была победой пробуждающегося ясного сознания ума и духа. Зевс, как высший бог, олицетворял идею духовной и умственной сущности человека. Он является в мифах греков и римлян не богом, созидающим вселенную, а богом-устроителем. Он – охранитель порядка, созидатель общества и общественных учреждений и законов.

Культ его прекратился только с введением христианства, хотя учения философов уже и до этого сильно поколебали веру в него. Лукиан описывает в одной из своих сатир, как опустели храмы Зевса и как скудны жертвы, приносимые ему, и спрашивает: куда же делась власть этого бога, почему он, обладатель громовых стрел, не поразит ими всех тех, кто не верит больше в его могущество и силу?