В представлениях древних греков, бог смерти Танат (Танатос), сын богини ночи Нюкты, обитает подле своего брата – бога сна Гипноса. Но Сон – друг смертных, он мирно ходит посреди них на земле, – а бог Смерти не знает пощады, у него жестокое ледяное сердце. Он никогда не выпускает несчастного, раз захваченного им, он ненавистен даже бессмертным богам (Гесиод).

Покрытый черными одеждами, он движется среди людей, отрезывая локон у умирающих и принося его в жертву богу царства мертвых Аиду; он пьет кровь жертв, приносимых в память умерших (Еврипид). Впрочем, несмотря на страшные описания поэтов, Танат является в древнем искусстве далеко не в таком страшном виде, какой ему придавали позже, в Средние века. Он большей частью изображается в виде спящего юноши с опрокинутым факелом – таким он представлен на многих саркофагах. На греческих памятниках искусства зачастую очень трудно отличить Таната от Гипноса, и часто их изображают вместе. Прекрасная статуя в Лувре, известная под названием «Гений вечного покоя», может изображать как одного, так и другого из братьев.

Бог Танат

Сон и его брат – Смерть. Изображение богов Гипноса и Таната на картине художника Дж. У. Уотерхауса, 1874

 

Несмотря на свое могущество, Танат бывал побежден, – например, разбойником Сизифом. Зевс, желая покарать этого нечестивца за все его злодейства, послал к нему бога смерти, но Сизис ухитрился заключить Таната в оковы, так что на земле перестали умирать. Боги не могли долго терпеть подобного нарушения раз уже заведенного порядка и послали на землю Ареса, победившего Сизифа и ввергшего его в ад.

Миф об Адмете и Алкестиде указывает на то, что греки веровали в возможность отдать свою жизнь богу смерти взамен жизни любимого человека.

Лишь только в древнегреческом доме кто-нибудь умирал, там тотчас же раздавались крики и рыдания, и все присутствующие, подняв руки кверху, ударяли одну о другую. В трагедии Еврипида «Алкестида» хор поет: «Слышит ли кто-нибудь там, внутри, стоны и рыдания? Раздаются ли удары рук, которые должны означать, что все кончено?» А дальше хор прибавляет: «Я не вижу сосуда с водой очищающей, который должен по обычаю стоять у дверей, где царит смерть; не видно отрезанных волос в знак траура и не слышно шума от ударов рук». Сосуд, о котором здесь идет речь, обыкновенно глиняный, разрисованный, должен был быть наполнен водой, непременно взятой из другого дома: она служила для омовения рук посетителей, и этим как бы очищались все прикоснувшиеся к трупу.

Найденные в гробницах и на гробницах фрески изображают похоронные процессии и церемонии, в которых обязательно участвуют наемные плакальщицы или флейтистки. На этих же фресках изображены разные сосуды и домашняя утварь, которые дарят покойнику друзья; воспроизведены также и пиры в честь умерших. Часто даже учреждались в память умерших общественные игры – например, Немейские игры в честь Архемора. Сохранилась ваза, на которой изображены эти игры и умерший Архемор.

Древние народы не считали отталкивающим вид гробниц и надгробных памятников, – напротив, их помещали на видных местах, и они служили украшением городов. В Греции и в Италии, находят развалины этих могил и памятников на самых торных дорогах. Скульптурные произведения или живописные, украшавшие эти памятники, большею частью изображали те представления, которые были у народа, о другой жизни; часто встречаемые на них вакхические маски должны были напоминать, что вся человеческая жизнь – это роль, которую каждый должен исполнять во время своего земного существования. Трагическая маска, помещенная рядом с комической, указывала на то, что вся жизнь человека есть смесь горя и радости. Изображение битв говорило о той борьбе, которую должен был выдерживать покойный, борясь с добром и злом, и добрые и злые духи принимали в ней участие.

Иногда причина смерти изображалась намеками – так, например, Аполлон и Артемида, поражающие стрелами детей Ниобы, должны были представлять внезапную смерть; похищение Персефоны означало, что молодая девушка слишком рано сделалась жертвой смерти, а похищение Ганимеда объясняло раннюю смерть юноши.

Сохранились многие надписи на гробницах; одна из них гласит следующее: «Пепел прелестной Тинос покоится в этой могиле. Жестокие парки перерезали нити ее жизни, прежде чем бог Гименей зажег для нее свой факел. Все ее подруги мужественно отрезали в знак печали свои прекрасные волосы». Иногда надгробная надпись является как бы советом для живых: «Чужестранец, сиракузец Ортон советует тебе не позволять зимней ночи захватывать тебя пьяным на дороге: это было причиной моей смерти, и вот почему я, вместо того чтобы покоиться в родной земле, похоронен здесь, в стране чужой».

Шутливая надпись иногда содержит в себе сожаление о том, что умерший вообще жил: «Мое имя – Дионисий из Тарса, и я покоюсь здесь, прожив шестьдесят лет. Я никогда не был женат и был бы благодарен богам, если б отец мой поступил точно так же».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.