Кроме менад свиту бога Вакха (Диониса) составляла в античной мифологии еще многочисленная толпа сатиров и фавнов, соединявших в себе человеческие и животные формы. Сатиры представляли смесь человека с козой, с которой они, впрочем, очень любили забавляться, судя по многим камеям и гравированным камням, на которых изображены сатиры, заигрывающие с козами. Сохранилась очень интересная античная камея «Сатир, заставляющий плясать ребенка».

 

Мифы древней Греции. Дионис (Вакх). Чужой в родном городе

 

По мифологии, между сатирами и фавнами существует большое различие. Сатир занимает более высокую ступень в иерархии этих божеств, он более приближается к человеческому типу и отличается веселым, добродушно-лукавым выражением лица, он смеется и дразнит фавнов, которых считает гораздо ниже себя. Пастухи, употреблявшие вместо одежды козьи шкуры, могли породить в мифологии представление о сатирах. Веселый, остроумный и комический характер, который приписывали сатирам, заставил назвать комические поэмы сатирами, а их авторов – сатириками.

Вся эта толпа, сопровождающая Вакха повсюду, предается пьянству и страстно любит музыку. Сатиры занимаются еще тем, что танцуют, играют на кимвалах, бегают за нимфами и наигрывают им веселые мелодии на флейтах. Создание этого типа принадлежит исключительно скульптуре; это просто фантазия и каприз скульпторов. Никакой философской мысли не лежит в основе мифа о них, и у них нет другой миссии, как только забавлять молодого бога.

Сатиры, по преданиям, сопутствовали Вакху в его походе на Индию, но судя по тому, что древние писатели рассказывали о их поведении и наружном виде, они не могли быть особенно пригодными на полях битв. «Эти толпы рогатых сатиров, – говорит поэт Нонн, – пьют полные чаши и напиваются; всегда грозные в драках и свалках, они бегут с поля битвы; львы вдали от сражения, они становятся зайцами в битвах. Ловкие танцоры, они еще ловчее опоражнивают огромные амфоры, наполненные вином. Мало среди них оказалось полководцев, изучивших у Марса военное искусство и умеющих командовать. Многие из них покрыты страшными львиными шкурами; другие вооружены большими палицами; на лбу у них возвышаются рога; редкие волосы едва покрывают их остроконечные головы и длинные уши; хвост, напоминающий лошадиный, развевается у них на спине и обвивает их бедра».

Древнее искусство изображало сатиров в смешном или страшном виде, похищающих прекрасных нимф. И до наших дней художники продолжают изображать старых, безобразных сатиров. Гесиод называет их ни к чему не пригодным племенем, но так как они вечно в рощах пляшут, играют и гоняются за прекрасными нимфами, то живописцы и скульпторы находили в их обычаях и нравах много интересных сюжетов для своих композиций. Скульптор Пракситель изваял идеальный тип сатира, который потом встречается повсюду на всех почти памятниках искусства. Это была бронзовая статуя, пользовавшаяся в древности такой славой, что в Афинах ее не называли иначе как «знаменитая». Находящийся в Лувре «Фавн, играющий на флейте» считается весьма удачным повторением произведения Праксителя. Вообще, знаменитая статуя этого скульптора послужила оригиналом для всех последующих статуй. «Отдыхающий Фавн» в Ватикане, «Танцующий Фавн» во Флоренции и «Фавн, играющий на кимвалах» – все они считаются повторением знаменитой статуи Праксителя.

Сатир в мифологии

Нимфы и сатир. Картина В. Бугро, 1873

 

Искусство смешало сатиров с фавнами; эти последние полубоги – римского происхождения. Настоящий фавн является в произведениях древних писателей цивилизатором, смягчающим нравы кочевников посредством музыки; он – изобретатель пастушьей дудки, потому что и фавн, как и все примитивные боги Италии, был покровителем пастухов.

Современные художники часто и охотно изображали блестящую свиту Вакха; особенно удачно пользовался этим сюжетом Пуссен в своих мифологических композициях, которые можно встретить почти во всех музеях. Художнику удалось прекрасно передать характер этих вакхических праздников. Живописец Фрагонар и скульптор Клодион также любили изображать веселых сатиров, нимф и фавнов, внося в свои произведения элегантные формы и живость движения, характеризирующие французское искусство XVIII века.

Подобные сюжеты не могли не вдохновлять Рубенса, который мог в картинах на эту тему выказать весь свой мастерской колорит и свое уменье передавать движения, так что во многих музеях можно видеть обширные композиции этого художника, изображающие вакханок, пляшущих сатиров, нимф, захваченных врасплох сатирами, и проч. В Брюссельском музее находится знаменитая «Вакханалия» Журдена. Изображение вакханок встречается в древнем искусстве чаще всего на саркофагах, барельефах и вазах; из них самая знаменитая ваза находится в вилле Боргезе.