Религиозное настроение, породившее новые ордена и увлекавшее людей в монашество, возбуждало духовенство углубляться в богословские занятия; а для богословских трудов нужно было знакомство со схоластической философией. Французское и норманнское духовенство усердно занималось этими науками. Потому школы, пришедшие в упадок во Франции при последних Каролингах и первых Капетингах, стали в XII веке улучшаться, и число их увеличивалось. Молодые люди, желавшие учиться, целыми массами шли в тот город или монастырь, в школе которого был знаменитый преподаватель, – в Реймс или Тур, в норманнский монастырь Бек. При Людовике VI и Людовике VII, благодаря покровительству Сугерия, знаменитейшие французские ученые стали преподавать в Париже; особенно громкую славу приобрели школы при кафедральном парижском храме Богоматери (Notre Dame de Paris), при аббатстве св. Виктора и на холме св. Женевьевы. Париж сделался важнейшим в целой Европе центром богословия и схоластической философии, получил для развития этих наук такое же значение, как Болонья и Падуя для изучения римского права. Парижская школа богословия и философии стала называться университетом, подобно юридическим школам в Болонье и Падуе. Название университетов не было дано им папой; они приобрели свой высокий авторитет без его содействия, благодаря исключительно славе своих преподавателей, привлекавшей тысячи слушателей.

Деятельностью Росцеллина, Гильома Шампо, Пьера Абеляра, Петра Ломбарда и других великих ученых, бывших преподавателями французского парижского университета, выработана та система сочетания богословия с философией, которая называется схоластикой и целые столетия владычествовала над умственной жизнью человечества. Схоластика – направление умственной деятельности, стремившееся найти логические доказательства истины католического вероучения, возникло в школе Бекского монастыря (в Нормандии), но в Париже оно получило такое развитие, что выработанная им система понятий стала господствующей во всей Европе. Во Франции действовал и основатель средневекового ортодоксального мистицизма, Бернард Клервоский.

Сильное развитие прежним элементам схоластики дано было спором ортодоксального богослова, знатока диалектики, Ланфранка, с Беренгаром Турским. Ансельм Аостский (1033 – 1109), другой представитель французской схоластики, преемник Ланфранка в должности главного преподавателя бекской школы, потом и в сане архиепископа кентерберийского, человек очень умный, формулировал основную мысль средневековой философии: знание должно основываться на вере, догматы которой должны быть принимаемы без исследования. Ансельм знаменит в истории схоластики своими диалектическими доводами, доказывающими существование Бога и справедливость католического учения об искуплении. Вера во Франции и вообще в Западной Европе была тогда сильнее мышления, воображение господствовало над рассудком. Поэтому западные схоластики не довольствовались учением отцов церкви, а дополняли его своими фантастическими рассуждениями, выдавали их за несомненную истину; но, воображая, что их мысли совершенно одинаковы с учением церкви, они принимали его за основание своих рассуждений; они ставили задачей себе разъяснить и доказать каждый догмат католической веры диалектическими аргументами.

Средством для этого служили представителям схоластики во Франции правила логики, выработанные Аристотелем; они изобрели множество логических формул и терминов и с изумительным трудолюбием занимались диалектическими хитросплетениями отвлеченных понятий, чуждых всякого действительного содержания, решением пустых вопросов, выдуманных праздной игрой воображения. Читая трактаты схоластиков, дивишься проницательности их ума в анализе абстрактных понятий и построении силлогизмов из них, дивишься неутомимости, потраченной на исследование вопросов, лишенных всякого реального содержания. Пока догматика католической церкви еще не была неизменно установлена духовной властью и мыслители могли исследовать догматы, не подвергаясь обвинению в ереси, у некоторых богословов, как, например, у Скота Эриугены проявлялась свобода научной мысли. Но потом всякое противоречие установленной догматике было объявляемо преступлением, виновный в нем подвергался заточению в монастырь или в темницу; схоластики стали воздерживаться от опасных попыток самостоятельного исследования, строго держались учения католической церкви. Если результат мышления оказывался не совпадающим с догматикой, то схоластика объявляла, что разум человеческий заблуждается, что само мышление лживо.

Схоластики разделились на две школы по различию понятий об основных вопросах философии; это различие соответствовало двум противоположным направлениям, делившим греческих философов на две партии. Одна школа схоластиков держалась учения, что общие понятия существуют в уме раньше конкретных представлений (ante rem): она, подобно Платону, приписывала абстрактным понятиям самостоятельное существование, независимое от конкретных предметов или по крайней мере, подобно Аристотелю, полагала, что они существуют в конкретных предметах (in re), составляют сущность их. Это учение называлось реализмом; по нынешней терминологии, его следует называть идеализмом. Противоположность ему составлял схоластический номинализм; это был эмпиризм, признававший непосредственную достоверность существования конкретных предметов, и на этом основании доказывавший, что общие понятия – только субъективные представления, выводимые умом из знаний о конкретных предметах (post rem), что они только «имена», nomina, слова.

Представители номинализма рассуждали о догматах самостоятельнее, чем реалисты, приходили к выводам, казавшимся церкви опасными. Отношение духовных властей Франции к номинализму стало в особенности неблагоприятно после того, как Росцеллин (уроженец Бретани), бывший каноником в Компьене, высказал о догмате Троицы мысли, несогласные с учением католической церкви. Суассонский собор в 1092 году принудил его к отречению от этих мыслей. Реалисты были покорными последователями церковной догматики, усердно строили доводы в подтверждение ортодоксальных верований, заботливо избегали всякого столкновения с ними. Основателем реализма был французский схоластик Гильом Шампо (1070 – 1121), преподаватель философии в Париже.

Один из ярчайших представителей схоластики во Франции, Пьер Абеляр (1079 – 1142), сначала занимал положение, среднее между реалистами и номиналистами, но потом смело отступил и в жизни и в учении от церковной системы и вел борьбу если не прямо против догматов католической церкви, то против принципа, на котором основывалась католическая догматика – против учения о подчинении разума авторитету. Он подверг отважному разбору вопросы об отношениях разума к вере, об условиях спасения души, об отношениях общих понятий к конкретным предметам. Он отвергал верования, не основанные на разуме, говорил, что нужно признавать только те догматы, в которых нет ничего несогласного с разумом. Деятельность Арнольда Брешианского показала, какими опасностями угрожало церкви применение этого рационализма к вопросам практической жизни. Арнольд был ученик Абеляра.

Другой виднейший представитель схоластики во Франции, Бернард Клервоский, выступил защитником безусловного авторитета церковной догматики и существующего иерархического устройства церкви, противником тех притязаний разума на владычество, которые заключались в основной мысли учения Абеляра и прямо высказывались Арнольдом. Бернард заменял в схоластическом богословии диалектику религиозным чувством сердца, жаждущего веры.

Бернард Клервоский

Бернард Клервоский. Картина Г. А. Вассхубера, 1700

 

Французский схоластик Гуго (Гюг) Сен-Виктор, родившийся в 1097 году близ Иперна, умерший в 1141 году в Париже, стремился примирить противоположные направления. Он говорил, что эмпирические науки полезны для познания Бога и для объяснения Священного Писания, что разум подкрепляется верой, вера разумом, что высшая цель умственной деятельности – живое понимание Бога мистическим созерцанием, что диалектика, подтверждающая истину вероучения логическими доводами, и мистическое углубление в мысли о всемогуществе Божием, о благости Бога равно необходимы, что это элементы, каждый из которых должен пополняться и уравновешиваться другим.

Пётр Ломбард

Пётр Ломбард, средневековая миниатюра

 

Петр Ломбард (Ломбардец) (ум. 1164), получивший название «учителя решений», magister sententiarum, человек спокойного и скромного характера, преподаватель богословия в Париже, а потом епископ парижский, также стремился примирить разум с католическим вероучением. В своем трактате Sententiarum libri IV он облекает научной формой догматику католической церкви, этот учебник, написанный понятным языком и умеренным тоном, очень долго был общепринятым основанием курсов схоластического богословия и служил образцом для последующих трактатов подобного рода.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.