Читайте также статьи Философия Иоанна Скота Эриугены, Философия Фомы Аквинского - кратко, Философия Джордано Бруно, Томмазо Кампанелла, Якоб Бёме, Философия Фрэнсиса Бэкона – кратко, Философия Декарта – кратко, Философия Паскаля – кратко, Философия Спинозы – краткоФилософия Томаса Гоббса – кратко, Джон Локк – кратко, Философия Лейбница – кратко, Философия Беркли – кратко, Философия Просвещения - кратко, Философия Канта – краткоФилософия Фихте – кратко, Философия Шеллинга – кратко, Философия Гегеля - кратко, Философия Шопенгауэра – кратко, Философия Фейербаха – кратко, Философия Огюста Конта – кратко, Философия Ницше – кратко

Биография Лейбница – кратко

Готфрид Вильгельм Лейбниц один из самых многосторонних ученых и глубоких философов Запада, родился в 1646, а умер в 1716. 15-летним он поступил в университет для изучения юриспруденции, но с особенною любовью занимался философией под руководством Якова Томазия, и в 1663, обнародовал трактат: «De principio individui» в котором он защищал принципы номинализма. Далее, он перешел в Иену к математику Вейгелю и написал сочинения: «Specimen difficultatis in jure» (1664) и «О комбинаторном искусстве» (1666). Степень доктора прав ему была дана в 1666 в Альтдорфе за сочинение «О запутанных судебных случаях». Отправившись в 1672 в Париж, а потом в Лондон, Лейбниц имел возможность познакомиться лично с выдающимися деятелями тогдашней науки. Эти знакомства побудили его к продолжению занятий математикой и привели к открытию дифференциального исчисления, которое, может быть, было совершено не независимо от Ньютона. В 1676 Лейбниц поступил, в качестве библиотекаря и историографа, на ганноверскую службу и по поручению и в интересах брауншвейгского дома составил несколько исторических исследований. Около 1694 Лейбниц много, хотя и бесплодно, переписывался с Пелиссоном и Боссюэ о соединении протестантской и католической церквей и с этою целью составил примирительную «Теологическую систему», которая дала повод подозревать его в тайной склонности к католицизму. Пользуясь своими связями с различными дворами Европы, Лейбниц старался об учреждении академии наук, по образцу парижской и лондонской, в Берлине, Вене и Санкт-Петербурге, которые и возникли: в Берлине в 1700; Лейбниц был первым президентом этой академии; в Санкт-Петербурге по плану Лейбница также была открыта академия; в Вене же учреждение академии встретило сильные препятствия со стороны иезуитов, и её открытие в то время не состоялось.

Подробнее - см. в отдельной статье Лейбниц – краткая биография.

Портрет Лейбница

Готфрид Вильгельм Лейбниц. Портрет кисти И. Ф. Вентцеля. Ок. 1700

 

Труды Лейбница

Свои взгляды, научные и философские, Лейбниц часто излагал в письмах и небольших сочинениях, которые появлялись в различных журналах. Из его философских трудов наиболее замечательны: «Монадология» (1714), содержащая краткое изложение его системы; «Principes de la nature et de la grace» (1717); «Опыты теодицеи о благости Божией, свободе человека и начале зла» (1710), и труд «Новые опыты о человеческом разумении», ставший известным долго спустя после смерти Лейбница. Своих философских взглядов Лейбниц не изложил в каком-либо одном систематическом трактате: он был для этого слишком занят самыми разнообразными работами. Для ознакомления с его философией приходится прибегать к маленьким его сочинениям и даже письмам, в которых часто содержатся лишь намеки, а не подробные изложения мыслей.

Лейбниц был натурой чрезвычайно многосторонней: юрист, историк, дипломат, математик, физик, философ, к тому же еще чуть ли не теолог и филолог, он во всех этих областях был не только глубоким знатоком, но и сам содействовал дальнейшему развитию науки, внося в нее оригинальные мысли и планы. Основным стремлением Лейбница в его научной деятельности было стремление к соединению различного, к гармонии. Во всех учениях он усматривал нечто истинное, он стремился соединить различные христианские церкви, стремился соединить внешне противоположные философские мировоззрения, подобно тому, как это делали Платон и Аристотель.

 

Идеализм Лейбница. Критика им дуализма Декарта

Исходным пунктом философии Лейбница служил взгляд Декарта о качественной противоположности между материей и духом (душой и телом), вследствие чего прямое воздействие их друг на друга оказывалось невозможным. Лейбниц выступил против декартовского дуализма материи и духа, отстаивая первенство второго над первой. По учению Лейбница, материя в своей сущности, в последних элементах, из которых она сложена, неотличима от духа. Главная же особенность духа состоит в том, что он есть деятельная живая сила. Декарт, как известно, считал главным отличительным признаком материи протяжение. Однако, по философии Лейбница, протяженность предмета означает, в первую очередь то, что он занимая определённую область пространства, вытесняет всё врывающееся в его границы. Воспринимать протяжение материального тела – значит, воспринимать его сопротивление тому, что пытается в него проникнуть. Сопротивление же неизбежно предполагает наличие силы, деятельности, стремления. Таким образом, Лейбниц считает, что саму идею материальности и протяжения мы познаём лишь благодаря идее силы. Вторая является первичной по отношению к первой. Многие (в том числе и Декарт) неправомерно признают материю качественно противоположной духу и силе субстанцией. Однако, на деле она – не что иное, как разновидность силы. По философии Лейбница, материи, как протяжения, собственно, и не существует, она не более чем кажущееся явление.

 

Монадология Лейбница – кратко

Многообразие мира и постоянное взаимодействие в нём различных сред нельзя объяснить без существования мельчайших единиц бытия – тех, что в Древней Греции именовали атомами. Но так как материя – производная разновидность силы и энергии, то и атомы, согласно философии Лейбница, должны являться не материальными, а духовными объектами. Они не частицы вещества, а сгустки энергии и силы, а так как действующая сила в любом случае предполагает наличие воли, то «энергетические атомы» неизбежно должны обладать зачатками сознания и личности. Эти «истинные атомы природы» Лейбниц именует «монадами». Название «монада» происходит от латинского слова «единство». Лейбниц выражает этим ту мысль, что его «силовые» атомы, подобно демокритовским материальным, являются простыми, однородными, лишёнными всякой внутренней сложности субстанциями. Это – сгустки «чистой воли», без всяких составных примесей. Своим учением о монадах («монадологией») Лейбниц отстраняется и от монизма Спинозы, и от дуализма Декарта. Первому монадология Лейбница противополагает плюрализм (множественность субстанций), а второму – спиритуализм (учение о существовании лишь духовных субстанций, с отрицанием независимой от духа материальности).

Монады неделимы. «Единого духа» не существует, действительным существованием владеют лишь индивидуумы. Подтверждение того, что протяженной материи, как таковой, не существует, Лейбниц видел в открытии, при помощи микроскопа, инфузорий в водяных каплях: там, где, казалось, существует лишь безжизненная протяженная материя, на самом деле обнаружились бесчисленные живые существа. Таким образом, протяженная материя есть только внешнее явление и никоим образом не принадлежит к миру действительно существующего, к нематериальному миру монад. Монады Лейбница однородны в смысле обладания личностью и волей, однако не одинаковы. Каждая из них отличается одна от другой степенью совершенства своей внутренней деятельности. Монады представляют последовательную лестницу неодинаково развитых существ (градацию совершенств). Одни из них развиты выше, другие ниже. Низшие лежат в основе низших, а высшие – высших явлений действительного, телесного и духовного, мира. Человеческое тело есть собрание монад, которые к монадам души относятся как низшие к высшим.

 

Лейбниц о предустановленной гармонии

Таким образом, взаимное воздействие души на тело со стороны качества монад и их однородности не встречает препятствий. Тем не менее, Лейбниц говорит: деятельность монады, как деятельной силы, не может перейти на другую монаду, но ограничивается внутренностью самой монады. Она имманентна, и все произведенные ею изменения не могут быть внешними, но лишь внутренними. Согласно философии Лейбница, в монадах нет окон, ничто не может в них войти и ничто не может из них выйти. А так как то, что совершается в нематериальном существе, может быть только нематериальным, то все, что действительно случается, имеет духовную природу. Лишь духовные существа и их духовные состояния образуют действительный мир, который есть основа нашего чувственного мира.

 

 

Внутри каждой монады сменяющиеся состояния образуют ряд, в котором каждый следующий член, по предложенному Лейбницем началу «достаточного основания», имеет свою причину в предшествующем и в то же время сам содержит основу для последующего, так что «настоящее чревато будущим». Так как никакая монада не может получать возбуждений извне, то каждая отдельная монада подобна «духовному автомату», который двигается сам, совершенно независимо от того, что совершается вне его. По философии Лейбница, различие между монадами состоит единственно в степени сознательности их деятельности, т. е. их восприятия и представления или совершенно темны и неясны, или частью ясны и частью темны, или, наконец, полностью ясные акты сознания. Монады первого рода (темные) суть дремлющие души (камни, растения, животные) и занимают низшее положение. Монада самого последнего рода (абсолютно ясно сознающая) есть наивысшая, божественная душа. Человеческая же душа занимает среднее положение в духовном мире, так как её состояния бывают то ясные, то темные.

Лейбниц считает, что возможность согласия между состояниями двух или многих монад, например, монад души и тела, зависит от приведения к гармонии движений двух или многих в сущности не связанных друг с другом автоматов. Эта гармония может быть достигнута двумя способами: или Бог состояния одной монады направляет по случайным состояниям другой монады, как плохой часовщик постоянно стрелки одних часов передвигает по стрелкам других; при таком положении дела Бог унизился бы до deus ex machina; или же Бог, как искусный часовщик, природу отдельной монады от вечности устроил согласною с природой всех других монад, так что их внутренние состояния вечно будут в соответствии с состояниями друг друга. Второй способ единственно достоин разумнейшего и могущественнейшего существа. В этом и состоит суть философского учения Лейбница о предустановленной гармонии. Бог, хотел такой гармонии между монадами и их состояниями и устроил ее от вечности. Благодаря этой всеобщей гармонии, каждая монада есть живое зеркало вселенной.

 

Теодицея Лейбница – кратко

К учению о предустановленной гармонии очень близки и идеи теодицеи Лейбница. Введённый именно им термин «Теодицея» (буквально – «Богооправдание») с тех пор стал обозначать те разделы философии и богословия, которые доказывают, что неоспоримое существование зла в мире ничуть не противоречит мысли об управлении Вселенной благим Богом.

Бытие Бога, по философии Лейбница, следует прямо из понятия о нем, как существе, соединяющем в себе все качества (в том числе и реальность, действительное существование) в высшей степени и одновременно. Бог мог бы создать всевозможные миры, но захотел создать и создал только лучший между ними. Утверждением, что каждый другой возможный мир был бы несовершеннее, чем действительно существующий, никоим образом не отрицается существование в мире разных видов зла и несовершенств, но отрицается только предположение, что без них вообще мир был бы возможен. Согласно теодицее Лейбница, известное зло неотделимо от понятия творения; всему сотворенному, как таковому, принадлежит несовершенство в каком-либо отношении. Другое же зло Бог допустил потому, что только через него достижимы некоторые высшие блага, отказаться от которых было бы нельзя. Осуществление лучшего мира, считает Лейбниц, следует по божественным планам, сообразно целям (телеологически), но в то же время и механически, по действующим причинам. Первое есть царство благодати, в котором течение мировых событий произвольно, зависит от воли Божией; второе есть царство природы, в котором все является необходимым, от воли независимым. В сущности же оба царства тождественны. Одно из главных положений философской теодицеи Лейбница то, что между свободой и необходимостью, нравственным и естественным законом, существует такая же предустановленная гармония, как и между отдельными монадами.

 

Вклад Лейбница в математику

Кроме философии, труды Лейбница особенно замечательны еще в математике. Многие современные математические знаки ведут свое начало от Лейбница, например, точка, как знак умножения, две точки, как знак деления, равно как и такие технические выражения, как функция, анализ и т. п. Лейбницу принадлежит открытие дифференциального исчисления, хотя между ним и Ньютоном, особенно же его последователями, возгорелся спор о том, кто первый сделал это открытие. Вообще для развития математики Лейбниц сделал очень много, хотя нужно признать, что исчисление бесконечно малых величин, дифференциалы, суммирование бесчисленно многих дифференциалов, интегрирование – все это не было новостью во время Лейбница. Ньютон и Лейбниц сочиняли грамматику для языка, уже имевшего цветущую литературу, они сделали доступным средним умам то, что прежде было доступно лишь талантам. Заслуживает упоминания еще одно стремление Лейбница – составить универсальный язык и универсальное письмо – над этим он работал всю свою жизнь.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.