Бэкон и Декарт

В XVII веке появляются два философских учения, впервые вполне отчетливо выдвигающие две главные точки зрения на источники и критерии познания, – эмпирическую и рационалистическую. Это – учения Фрэнсиса Бэкона и Рене Декарта. Проблема познания получает в них совершенно новую постановку. Фрэнсис Бэкон не только не повторяет Аристотеля, но стоит даже в некоторой оппозиции к нему и развивает вполне оригинальную теорию познания, центр тяжести которой лежит в новой идее эксперимента, как орудия опытной науки. Точно так же Декарт не повторяет Платона, но видит в человеческом духе, в его организации данные для открытия основных и существенных истин знания, подобных по своей достоверности и отчетливости математическим и могущих служить фундаментом всего учения о мире.

Фрэнсис Бэкон

Портрет Фрэнсиса Бэкона. Художник Франс Пурбус Младший, 1617

И тем не менее нельзя отрицать, что духовным отцом Рене Декарта является Платон, духовным отцом философии Фрэнсиса Бэкона – Аристотель. Несмотря на все частные разногласия упомянутых мыслителей, нельзя отрицать их родства. Есть вообще два рода умов, из которых одни направлены наружу, на внешний мир, и от него уже идут к объяснению внутреннего человека и внутренней природы вещей, другие направлены внутрь, в область человеческого самосознания и в нем ищут опоры и критериев для истолкования самой природы мира. В этом смысле эмпирик Бэкон как философ ближе к Аристотелю, рационалист Декарт – к Платону, и контраст этого двоякого рода умов настолько глубок и трудно устраним, что он проявляется и в более поздней философии. Так, в первой половине XIX века Огюст Конт был типичным представителем мыслителей, взоры которых обращены на внешний мир, и которые ищут в нем разгадки проблемы о человеке, а Шопенгауэр – типичным представителем того класса мыслителей, которые разгадки мира ищут в человеческом самосознании. Позитивизм есть новейшая стадия развития эмпиризма Фрэнсиса Бэкона, метафизика Шопенгауэра – в известном смысле новейшее видоизменение априоризма Декарта.

Портрет Декарта

Портрет Рене Декарта. Художник Франц Хальс. Ок. 1649

 

Биография Фрэнсиса Бэкона

Биография мыслителя имеет большое значение при разборе его миросозерцания. Иногда высота жизни философа выясняет причины высоты и превосходства его учения, иногда низменность или внутренняя незначительность его жизни бросает свет и на характер его воззрений. Но бывают и более сложные случаи. Ничем не замечательная или даже недоброкачественная в нравственном отношении жизнь не лишена в некоторых отношениях величия и значительности и выясняет собою известные особенности внутреннего склада, например, односторонность и узость миросозерцания мыслителя. Именно такой случай представляет биография английского философа Фрэнсиса Бэкона. Жизнь его не только не назидательна в нравственном смысле, но можно даже пожалеть, что история новой философии должна поставить в ряды первых по значению представителей своих такую сомнительную личность, как Фрэнсис Бэкон. Были даже не в меру усердные историки философии, видевшие в повести о жизни Бэкона достаточное основание, чтобы исключить его из разряда великих философов, и спор о значении Бэкона, как философа, возникший в 1860-х годах в германской литературе, имел, несомненно, подкладкой этические соображения. Куно Фишеру первому удалось выяснить тесную связь своеобразного характера Бэкона с его крупным философским мировоззрением.

Фрэнсис Бэкон родился в 1561 г. и был младшим сыном хранителя великой печати в Англии, Николая Бэкона. После смерти отца, служа при посольстве в Париже, будущий философ очутился в затруднительном материальном положении. Избрав сначала карьеру адвоката, а потом парламентского деятеля, Фрэнсис Бэкон, благодаря красноречию, громадному честолюбию и неразборчивости в средствах, быстро стал возвышаться на служебном поприще. Вследствие процесса графа Эссекса, своего прежнего друга и покровителя, – процесса, в котором он, забыв чувства дружбы и благодарности, выступил обвинителем Эссекса и сторонником правительства, – Бэкону удалось приобрести особенное расположение королевы Елизаветы и добиться интригами высших постов. При Якове I он делается хранителем великой печати, а затем канцлером, бароном Веруламским и виконтом Сент-Альбанским. Затем следует падение, вследствие начатого его врагами процесса и обнаружившегося факта, что Бэкон брал крупные взятки при решении тяжб и раздаче должностей. Бэкон лишается всех должностей и отличий и посвящает остальную жизнь в поместье своем окончательной разработке своего философского учения о знании, не соглашаясь более вернуться к власти. Умер Фрэнсис Бэкон в 1626 г. вследствие простуды при опыте набивания снегом птицы.

 

Бэкон: «знание – сила»

Таким образом, жизнь Фрэнсиса Бэкона даже по внешней связи фактов представляет любопытное явление: признаки полного отсутствия нравственных принципов и, несмотря на это, доходящую до самопожертвования преданность науке, знанию. В этом контрасте отражается весь дух его учения, – идеалистический фанатизм его веры в науку, в соединении с равнодушием к роли знания в созидании нравственного мировоззрения человека. «Знание – сила», таков девиз философии Бэкона. Но какая сила? Сила, устраивающая не внутреннюю, а внешнюю жизнь. Знание в руках человека – орудие власти над природой – то самое, чем стало знание окончательно в наше время великих побед над природой и крайнего принижения нравственных начал человеческой жизни. Фрэнсис Бэкон даёт в своей философии как бы некоторое пророчество, провозвестье нашего времени. Фрэнсис Бэкон, по удачному сравнению Виндельбанда, – приверженец «духа земли» в гетевском Фаусте. «И кто не узнает в философии Бэкона, – замечает он, – практического духа англичан, которые более всех других народов сумели воспользоваться открытиями науки для благоустройства жизни». Фрэнсис Бэкон – не исключение, Бэкон – тип практического человека, который в лучшем случае видит в науке, в знании силу, способную подчинить человечеству внешний мир, природу. Руководящей идеей Бэкона в его философских произведениях была идея материальной пользы всего человечества. Заслуга Бэкона в том, что он первый обобщил принцип борьбы личности за право жизни, и Гоббс, провозгласивший «войну всех против всех» исходным началом развития общества, был в понимании смысла жизни только продолжателем философии Фрэнсиса Бэкона, а оба вместе – предшественниками Мальтуса и Дарвина с их учением о борьбе за существование, как принципе развития, в сфере экономической и биологической. Трудно отрицать преемственность национальных идей и стремлений, когда в течение трех веков они так ярко сказываются.

Бэкон

Памятник Фрэнсису Бэкону в Библиотеке конгресса США

 

Научный метод Фрэнсиса Бэкона

Но обратимся к философскому учению Фрэнсиса Бэкона. Он изложил его в двух капитальных трудах – в сочинении «О достоинстве и приумножении наук», появившемся сначала на английском языке в 1605 г. а затем на латинском в 1623 г., и в «Новом Органоне» (1620). Оба сочинения составляют части задуманного, но не доконченного философского труда «Instauratio magna» («Великое восстановление наук»). Свой «Новый Органон» Бэкон противополагает совокупности логических сочинений Аристотеля, которые получили еще в древности, в школе Аристотеля, название «Органона» – орудия, метода науки и философии. В чем же заключалось «преобразование» Фрэнсиса Бэкона?

Еще в XIII в. однофамилец его, монах Роджер Бэкон, высказывал мысль, что необходимо изучать природу непосредственно. Бернардино Телезио, в эпоху возрождения, пытался создать теорию опыта, как орудия знания, и доказывать несостоятельность умозаключения, как орудия познания. Раймунд Луллий пробовал изобрести в XIII в. метод открытия новых научных истин путем комбинации понятий, а Джордано Бруно пытался усовершенствовать этот метод в XVI веке. Философ Фрэнсис Бэкон задается также целью усовершенствовать искусство изобретений и открытий, но путем выяснения методов непосредственного, опытного, научного изучения природы. Фрэнсис Бэкон – продолжатель Р. Бэкона и Б. Телезио с одной стороны, Р. Луллия и Джордано Бруно – с другой.

Реальною почвой для его философских теорий были действительные изобретения и открытия ближайшей эпохи. В чем цель науки? Согласно Бэкону, она в том, чтобы содействовать усовершенствованию жизни. Если наука отвлекается от жизни, то она похожа на растение, вырванное из своей почвы и оторванное от своих корней, а потому и не пользующееся более никаким питанием. Такова схоластика; новые же изобретения и открытия науки сделаны были на почве непосредственного изучения жизни, природы. Фрэнсис Бэкон, впрочем, не понимает всей сложности проблемы познания, науки. Он не исследует границ и глубоких основ знания; он исходит в своем учении о научном методе из некоторых общих предположений, основанных частью на наблюдении, частью на фантазии. По-видимому, Бэкон мало знаком с подлинными сочинениями Аристотеля о природе и знает, вообще, древнюю философию и науку поверхностно. Поклонник опыта и индукции, он сам строит свою теорию знания и его методов отвлеченно, а priori, дедуктивно, а не индуктивно; родоначальник учения об эксперименте, он исследует и определяет основания познания не экспериментально и даже не индуктивно, а на основании общих соображений. В этом причины слабости и односторонности его теории познания. Главная же сила Бэкона – в его критике прежнего недостаточного успеха наук о природе.

 

Идолы Бэкона

Основами познания философия Фрэнсиса Бэкона признает рассудок и чувства (ощущения). Чтобы надлежащим образом воспользоваться первымдля приобретения, чрез посредство вторых, истинного знания природы, должно очистить его от разных ложных антиципаций или предварений опыта, предположений неверных и необоснованных, сделать его чистой доской, удобною для восприятия новых фактов. Для этой цели Бэкон очень остроумно и, в психологическом смысле, тонко определяет ошибочные образы или идолы нашего ума, затрудняющее его познавательную работу. Эти идолы его философия делит на четыре разряда: 1) Идолы рода (idola tribus). Это особенности человеческой природы вообще, извращающие познание вещей: например, склонность к излишнему порядку в идеях, влияние фантазии, стремление перейти за пределы доступного в опыте материала знания, влияние чувств и настроений на работу мысли, наклонность ума к чрезмерному отвлечению, абстракции. 2) Идолы пещеры (idola specus): каждый человек занимает известный уголок мира, и свет знания достигает его, преломляясь чрез среду его особенной индивидуальной природы, сложившейся под влиянием воспитания и сношений с другими людьми, под влиянием книг, которые он изучал, и авторитетов, которых он почитал. Таким образом, всякий человек познает мир из своего угла или пещеры (выражение, взятое из философии Платона); человек видит мир в особенном, ему лично доступном освещении; должно каждому стараться познавать свои личные особенности и очищать мысль свою от примеси личных мнений и от окраски личными симпатиями. 3) Идолы площади (idola fori): самые скверные и трудно устранимые ошибки, связанные с языком, словом, как орудием знания, и обнаруживающиеся в сношениях людей между собою (оттого «площадь»). Слова в мире мыслей – ходячая разменная монета, цена её относительная. По происхождению своему из знаний непосредственных, грубых слова грубо и сбивчиво определяют вещи, и отсюда бесконечные споры о словах. Нужно стараться определять их точнее, ставя в связь с реальными фактами опыта, различая их по степени определенности и точного соответствия свойствам вещей. Наконец, четвертый разряд – идолы театра (idola theatri) суть «обманчивые образы действительности, возникающие из ошибочного изображения действительности философами и учеными, перемешивающими быль с баснями и выдумками, как на сцене или в поэзии». В этом смысле Фрэнсис Бэкон особенно указывает, между прочим, на вредное вмешательство в область науки и философии религиозных представлений.

Памятник Фрэнсису Бэкону

Памятник Фрэнсису Бэкону в Лондоне

Источник фото. Автор - Mike Quinn

 

Метод познания Бэкона

Не менее рассудка подлежат очищению и изощрению и самые чувства, весьма часто нас обманывающие и однако служащие единственным источником всего содержания мысли. Глубокого психологического анализа ощущений мы в философии Фрэнсиса Бэкона еще не находим, но он верно отмечает некоторые слабые стороны процесса чувственного восприятия и ставит общим правилом необходимость методического изощрения восприятий органов чувств посредством искусственных инструментов и посредством повторения и видоизменения восприятий в видах проверки их друг другом. Но никто не может познать вещи посредством одних чувств, – ощущения должны быть переработаны рассудком, и это дает общие истины, аксиомы, которые руководят умом при дальнейших странствованиях в лесу фактов, в дебрях опыта. Поэтому Бэкон осуждает и тех философов, которые подобно паукам все познание плетут из себя (догматики или рационалисты), и тех, кто, подобно муравьям только собирают факты в кучу, не перерабатывая их (крайние эмпирики), – для приобретения истинного познания должно поступать так, как поступают пчелы, собирающие материал с цветов и полей и перерабатывающие его в своеобразные продукты особенной внутренней силой.

 

Эксперимент и индукция у Бэкона

С этим общим методом познания, как его формулирует Фрэнсис Бэкон, нельзя, конечно, не согласиться. Союз опыта и мышления, который он рекомендует, есть действительно единственный путь к истине. Но как достигнуть его и добиться в процессе познания надлежащей степени и пропорции? Ответом на это служит бэконовская теория индукции,как метода познания. Силлогизм или умозаключение, согласно философии Бэкона, не дает новых знаний, знаний реальных, ибо умозаключения состоят из предложений, а предложения из слов, слова же – знаки понятий. Все дело в том, как составлены первоначальные понятия и слова. Методом правильного составления понятий и является в философии Фрэнсиса Бэкона индукция, основанная на эксперименте.Эксперимент же и есть путь к искусственному повторению и постоянной взаимной проверке ощущений. Но сущность индукции не в одном эксперименте, а в известной разработке чувственных данных, через него приобретаемых. Для организации этой разработки ощущений и для правильного руководства самим экспериментом Бэкон предлагает составлять особые таблицы случаев сходных, различных (отрицательных), параллельно изменяющихся фактов, исключающих друг друга, и проч. Эта знаменитая бэконовская теория таблиц дополняется учением о системе вспомогательных индуктивных приёмов или инстанций. Теория индукции Бэкона, дополненная Ньютоном и Гершелем, легла в основание учения философа Джона Стюарта Милля об индуктивных методах согласия, различия, сопутствующих изменений и остатков, а также и о вспомогательных к ним индуктивных приемах.

Сущность индуктивного анализа фактов сводится к тому, чтобы посредством исследования различных родов отношения явлений в опыте открыть их истинные причинные связи и зависимости друг от друга, ибо задача науки о природе, по мнению Бэкона, есть исследование причинной связи явлений, а не их простого материального состава, – общих форм явлений, а не их конкретных различий. В этом учении Фрэнсис Бэкон примыкает к философии Аристотеля и под формами разумеет те общие законы или типические отношения явлений, к открытию которых и стремится вся опытная наука.

 

Классификация наук у Бэкона

Бэкон, разрабатывая вопрос о методах наук, пытался также дать и классификацию наук, но последняя является безусловно слабой. Науку о природе он отличает от науки о человеке и науки о Боге. В пределах первой – физику или учение о материальных причинах он отличает от метафизики, науки о формах, теоретическую физику противополагает практической науке – механике, а метафизику – магии. Учение о целях в «Новом Органоне» совсем исключается из пределов науки о природе, и таким образом Фрэнсис Бэкон является в своей философии первым представителем чисто механических тенденций науки нового времени. Рядом с физикою и метафизикою он ставит иногда математику, как инструмент количественного анализа явлений, причем, по общему признанию критиков, плохо понимает смысл и внутреннюю цену математического познания. При определении внутреннего существа задач науки о человеке и Боге Бэкон занимает двусмысленное положение. К наукам о человеке он причисляет историю (естественную науку об обществе), логику, этику и политику. В человеке он признает душу, как исходящее от Бога начало, и предметом естественнонаучного познания считает в принципе только животную душу, связанную с телесной организацией, точно так же как предметом естественной морали считает только низшие склонности человека, между тем как природа высшей души и высших нравственных начал подлежит определению и уяснению лишь со стороны Божественного откровения, как и самая природа Бога. Но вместе с этим  Бэкон, в своей антропологии, как и в науке о Боге, часто переступает признанные им самим границы естественнонаучного познания. Как одна из тем присутствует в философии Бэкона и идея науки универсальнойпервой философии в смысле Аристотеля, которая должна являться «магазином общих аксиом знания» и орудием исследования некоторых особых «трансцендентных» понятий бытия и небытия, действительности и возможности, движения и покоя и пр., но точного определения задач и методов этой науки мы в философии Фрэнсиса Бэкона не находим, что совершенно понятно, так как он думает, что все аксиомы знания опираются все-таки на опыт, на ощущения внешних чувств, и других источников знания не признает. Таким образом, классификация наук – самая слабая сторона учения Бэкона о познании.

Давая оценку философии Фрэнсиса Бэкона, надо признать, что в целом ему принадлежит заслуга первой попытки выработать всестороннюю теорию объективного познания, найти все условия, препятствия и пособия для правильной разработки фактического материала опыта, и нельзя слишком строго относиться к Бэкону за то, что, поставив себе задачею исследование внешних опытных элементов и условий знания, он не достиг надлежащей глубины в анализе самих познавательных способностей и процессов человеческого ума.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.