Философия русской истории у Кавелина

Известный историк, юрист, публицист, философ XIX века Константин Дмитриевич Кавелин (1818-1885) в 1840-х годах выработал свой философский взгляд на ход русского исторического процесса. В борьбе с историками-«экзегетиками», ставящими целью науки разработку исключительно специальных сюжетов, он утверждением, что человеку врождено и присуще «стремление понять основной закон исторической жизни народа». Возможность же построения такой широкой историко-философской теории, а также основное её содержание вытекало из принятых Кавелиным теоретических предпосылок. Кавелин видел «глубочайшую связь» между мирами природным и нравственным (одна из сторон которого – исторический процесс). Подобно первому, и второй подчинён «необходимым «законам развития»; законы эти, будучи «аналогичны механическим и естественноисторическим», подлежат выяснению по одному с последними «методу». Основываясь на этой стороне взглядов Кавелина, его причисляли к «школе философской необходимости».

Однако в философии Константина Кавелина была и другая сторона. Он исходил из того что для народа, который призван к «всемирно-историческому действованию», «существование без начала личности невозможно», ибо не народ, а только личность живет умственно и нравственно: она и составляет «необходимое условие всякого духовного развития народа». Это привело Кавелина к утверждению, что закон развития должен выражать появление и рост личности. Так, в этой двойственности душевных потребностей (найти и закономерность исторического процесса и в то же время «смысл» его) сплелись одушевляющие влияния университетской науки и западнических кружков (Кавелин писал Герцену в 1859 г.: «Ты с Белинским и Грановским играли самую большую роль в моей жизни: вами я воспитался»).

Кавелин

Константин Дмитриевич Кавелин

 

Попыткой сочетания этих разнородных стремлений явилась формула, что необходимое развитие ведет именно к тому, что является условием его «смысла». Та философская теория, которую на данной основе предложил Константин Дмитриевич Кавелин, исходила и из некоторых иных соображений. В общем, она такова. На заре истории русские не подвергались воздействию чуждых им начал, а жили под исключительной властью «природных определений». Тогда их могла связывать только кровная связь; и естественно разросшаяся семья стала «родом». Родовое начало, господствовавшее в ту эпоху, было подчинено, однако, своему закону развития, являющемуся и законом его разрушения: родовое начало «отрицается» в развитии своем семейным началом (ибо чем многочисленнее родовые ветви, тем более чужды они друг другу). Точно так же и семейное начало «отрицается» в свою очередь началом личным. Таков у Кавелина философский «логический» закон развития родового начала.

Необходимое разложение родового начала вызвало дифференциацию до тех пор единого народного организма – появление общества и государства. Государство, считает Константин Кавелин, переняло тот же родовой быт, но смена начал и тех форм, в которых они проявляются, произошла здесь гораздо быстрее, чем в истории общества. Господство родового начала (со времени Ярослава) выразилось в общем владении Русью всем княжеским родом. Семейное начало, «отрицая» такое владение всею землею, создало постоянное семейное владение определенной территорией в северо-восточной Руси. Личное начало, «отрицая» права каждого члена семьи на части семейного владения, создало нераздельную территорию и привело к идее государства в лице московских князей и царей. Завершенное в политической сфере развитие затем начинает преобразовывать гражданскую сферу (общество), и личность при Петре Великом вступает в свои безусловные права.

В чем же, по Кавелину, ценность этого развития? При родовом быте человек жил в «царстве случайности», ибо он был связан бесконечно далекими и в то же время неопределенными, т. к. кровными, отношениями. При семейном быте эта неопределенность была ограничена лишь пределами семьи, при государственном, отрицающем кровные связи, она в политической сфере должна была исчезнуть. Так необходимая смена начал приводила к долженствующему результату – освобождению личности.

 

Константин Кавелин как публицист и деятель крестьянской реформы

Как публицист, Константин Дмитриевич Кавелин занимает видное место в истории крестьянской реформы. Еще профессором он вел беседы со студентами о необходимости реформы, но значение его в этой области определяется рядом работ, относящихся к 1850-м годам, когда Кавелин выдвинул свой план её. Реформа казалась ему нужной не только с точки зрения либеральной экономической доктрины (ибо исчезло бы и государственное предпринимательство и воздействие помещика на род занятий крестьянина); она являлась с политической точки зрения «якорем спасения», ибо «полумирные восстания», ширясь, могут перейти в «бессмысленную резню». Однако, эту настоятельнейшую реформу надо провести так, чтобы дать России «на пятьсот лет внутренний мир и возможность... преуспеяния без скачков и прыжков». Западноевропейский опыт учил, что нарушителем этого мира является бездомный пролетариат, и Кавелин хочет – не устранить его вообще: рай неосуществим на земле, – а создать крепкий оплот против него в освобождаемом крестьянстве. Он настаивает поэтому на освобождении крестьян с землею в размере, не лишающем их оседлости, том, в котором они тогда ею владели. Поэтому он настаивает, чтобы «между увольняемыми крестьянами непременно было вводимо общинное устройство и управление». Задачей этой кавелинской общины, общины без переделов, без права каждого её члена на землю, явится – иметь в своем распоряжении неделимые, пожизненно даваемые наделы и ими обеспечивать не всех, но часть зато прочно оседающих крестьян. Однако, для Кавелина и земля и крестьяне являются неоспоримою «неотъемлемою гражданскою собственностью» помещиков, и потому освобождение возможно лишь при условии «вознаграждения» владельцев не только за землю, но даже и за личность крестьян, а также и дворовых. Эти стремления создать консервативное крестьянство завершились стремлением поставить наверху общества консервативную аристократию. Константин Кавелин развил свои мысли в написанной в 1861 г. и изданной за границей в следующем году брошюре «Дворянство и освобождение крестьян», которая вызвала его разрыв с Герценом. Ему казалось, что дворянство станет теперь классом лишь крупных землевладельцев, и так как сама природа общества, по мнению Кавелина, требует существования имущественного неравенства, то этому классу обеспечена «счастливая будущность и блестящая роль»: ибо дворянство сумеет не допустить ни одного соперничающего с ним элемента до господства. Однако, этот нормальный социальный перевес не должен перейти в политический – в дворянскую конституцию, ибо она вызвала бы единодушный протест обойденных масс. Вышеприведенный взгляд на природу общества сочетался у Кавелина с его пониманием социализма: это были для него «необузданные теории равенства, наполняющие историю слезами и кровью».

Позднейшие проекты Константина Дмитриевича Кавелина (1877 и 1881 г.), развитые в брошюрах, изданных за границею, точно так же не содержали в себе ничего «конституционного» и заключали лишь частичные преобразования высших государственных учреждений с предоставлением им некоторой самостоятельности и пополнения их состава выборными от земства членами. В проекты Кавелина входили также установление несменяемости и судебной ответственности членов администрации и суда и предоставление несколько большей независимости органам местного самоуправления и сравнительно большого простора печати.

 

Биографические сведения о Константине Дмитриевиче Кавелине и библиографию его трудов см. в статье Д.. Корсакова в «Русском биографическом словаре», а также во многих материалах, опубликованных тем же автором в «Вестнике Европы» и «Русской Мысли». Оценку Кавелина, как историка и публициста, см. в статьях В. А. Мякотина в его книге «Из истории русского общества» (изд. 2-е,1906 г.) и Б. И. Сыромятникова в сборнике статей: «Освобождение крестьян. Деятели реформы» (изд. «Науч. Сл.», 1911).

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.