Обобщающий обзор диалогов Платона дан в статьях Диалоги Платона – краткое содержание и Диалоги Платона – анализ. Читайте также краткие содержания других произведения философа: Государство, Законы, Апология Сократа, Критон, Пир, Фэаг, Федон

Внешний сюжет и части диалога «Тимей»

В диалоге «Тимей» Платон подробно излагает своё учение о космосе, мироздании (в античной терминологии – «о природе»). Вследствие широты этой темы «Тимей» является тем произведением, в котором наиболее полно и систематически изложены общие основы платонизма как философии. Считается, что «Тимей» принадлежит к одним из самых поздних диалогов Платона. Он создан, скорее всего, в 360-350-е гг. до Р. Х. Диалоги «Государство», «Тимей», «Критий» близко связанные внешним обрамляющим сюжетом, кругом действующих лиц, и тематикой, образуют у Платона своеобразную трилогию.

Судя по ряду намёков, Платон относит пересказываемый им в «Тимее» разговор к 421 г. до Р. Х., к периоду временного прекращения Пелопоннесской войны Никиевым миром. Участниками беседы являются Сократ, Тимей, Гермократ и Критий. Тимей и Гермократ – приехавшие в Афины гости из Локр Эпизефирских (крупной греческой колонии в Италии). Тимей – довольно известный в то время философ-пифагореец и политик. Гермократ – талантливый полководец и общественный деятель, вождь одной из главных сиракузских партий, которому через несколько лет после этого воображаемого или отчасти реального разговора с Сократом будет суждено нанести сокрушительное поражение Сицилийской экспедиции афинян (415-413 гг.). В Критии комментаторы этого платоновского диалога долго видели знаменитейшего из Тридцати тиранов, приведённых к власти в Афинах спартанцами после их победы в Пелопоннесской войне. Однако то обстоятельство, что в «Тимее» Критий относит время своей молодости к периоду, не слишком отдалённому от реформ Солона породило иную, более вероятную версию: речь здесь идёт не о тиране Критии, а о его деде (внучатом племяннике Солона).

Главная тема платоновского «Пира» – рассуждения о благе и любви. По ряду свидетельств, в древности этот диалог имел и соответствующие подзаголовки: «О благе» или «Речи о любви».

Платон

Великий греческий философ Платон

 

Точная дата написания Платоном «Пира» неизвестна. Наиболее вероятная датировка этого диалога – 379 год до Р. Х.

Сократ делает в начале диалога лишь несколько кратких замечаний, слегка дополняя в них темы первой части вышеупомянутой «трилогии» – диалога «Государство». Затем следует яркий, но довольно короткий рассказ Крития об Атлантиде (сюжет о ней Платон потом постарается развить в диалоге «Критий»). Большую же часть разговора составляет изложение философской системы мироздания, которое делает пифагореец Тимей. Этот диалог на деле гораздо ближе к монологу. По имени своего главного участника он и назван «Тимееем». Поведать читателям свою метафизику и физику Платон «доверяет» не Сократу, а Тимею, так как было хорошо известно, что Сократ пренебрегал этими науками: цель философии он усматривал в поисках человеческого счастья и добра, а не в «досужих» и малодостоверных естественнонаучных штудиях.

 

Мир у Платона

Тимей разворачивает перед слушателями своё учение о мире без обсуждений и доказательств. Платон намеренно подчеркивает при этом, что оно не имеет твёрдого обоснования, основывается больше на предположениях, представляя собой «правдоподобный миф», «вероятное сказание».

Мир, говорит Тимей, возник не в силу какой-либо абстрактной необходимости, бездушного физического закона. Он создан благим и разумным Богом, стремившимся воплотить вовне избыток своей красоты и добра. Следовательно, причина миротворения имеет прежде всего этический и эстетический характер. Разумный, вечный, исполненный добра демиург создал совершенное, «наипрекраснейшее произведение», чтобы любить его и любоваться им.

Согласно рассказу Тимея, Демиург привёл в строй и гармоничный порядок находившиеся доселе в хаосе и беспорядочном движении вещи. Созданный им космос – верх совершенства. А так как непревзойдённое, ни с чем не сравнимое совершенство не может иметь разновидностей и вариантов, то отсюда с неизбежностью вытекает: оно – лишь одно, и наш мир единственен. Ни двух, ни множества миров быть не может. Из всех видимых геометрических форм прекраснейшая – шар. Значит, и мир имеет форму шара.

Поскольку «творение, наделенное умом, прекраснее лишенного ума», а ум не может существовать без души, наш мир является одушевленной личностью. Тело его не знает болезней и дряхления, ибо вне его ничего нет, и, не принимая ничего иного извне себя, его глубочайшая сущность обречена оставаться вечной и неизменной. Так как мир со своей мировой душой был однажды рождён, он в принципе является смертным, но не погибнет вовеки: демиург по своей благости никогда не захочет его уничтожения. «Из семи видов движения» наш одушевлённый мир обладает только одним – тем, которое «ближе всего к уму и разумению»: космос равномерно вращается на одном и том же месте. Обладая разумом, Вселенная исполнена самого ясного самосознания и потому не одинока: она неизменно поддерживает общение с самим собой – как интеллектуальное, так и этическое. Она не только досконально знает сама себя, но и любит себя, любуется собой – и потому всегда весела и счастлива. Она вся – единый блаженный Бог.

Мировая душа, которая движет космос, порождена Творцом раньше мирового тела: она важнее тела, а, значит, возникла до него. В мировой душе соединяются разумные и иррациональные, чувственные начала. Разумная часть души вызывает круговое движение высшей небесной сферы неподвижных звезд, а чувственная – не вполне круговое движение планет. Душа мироздания расположена не только внутри его тела, а и со всех сторон вокруг него. Такое проповедуемое Платоном в «Тимее» представление связано с распространённой у греков мыслью, что «идеей» любого материального предмета является его форма. Её позже отразил и Аристотель в своём учении о материи и форме.

Хотя до «момента рождения» Вселенной уже существовал хаос, ни времени, ни пространства тогда не было. Платон считает, что понятия пространства и времени предполагают определённую упорядоченность. Без неё нельзя осмыслить закономерную последовательность временных моментов, без неё невозможно и сознавать взаимное расположение предметов в пространстве – то, что одни из них находятся выше, ниже, правее или левее других. Но состояния хаоса, предшествовавшее рождению мира, представляло собой полное  и абсолютное отсутствие смысла и порядка. В нём были беспорядочно перемешаны не только обрывки материи, но также ход времени и пространственные места.

(См. также статью Платон о Вселенной)

 

Стихии у Платона

Центром мира Платон считает Землю, вокруг которой, по его убеждению, движется сферический небосвод со звёздами. Тело космоса составлено из четырех первоэлементов (стихий) – воздуха, огня, земли и воды, чьё количество в мире находится в вечной и неизменной пропорции. Эти элементы, согласно «Тимею», отличаются друг от друга видом мельчайших частиц, из которых они составлены. Частицы любой стихии (примерно соответствующие у Платона молекулам позднейшей физики)  имеют вид правильного многогранника. Но для стихии земли это куб, для огня – тетраэдр (правильный четырёхгранник-пирамида), для воздуха – октаэдр (правильный восьмигранник, вроде двух сложенных основаниями пирамид), для воды – икосаэдр (правильный двадцатигранник).

Тетраэдр

Тетраэдр - «молекула» огня у Платона

 

Октаэдр

Октаэдр - «молекула» воздуха у Платона

 

Икосаэдр

Икосаэдр - «молекула» воды у Платона

Автор всех изображений многогранников - Cyp

 

Кроме этих четырёх объёмных фигур правильной может быть ещё лишь одна – додекаэдр (из 12 правильных пятиугольников, тогда как грани всех остальных – треугольные). В «Тимее» Платона уже есть тенденция сопоставить эту геометрическую форму с пятой мировой стихией, на Земле не встречающейся. Позднее Аристотель назовет «пятый элемент» эфиром и будет утверждать, что из него состоит сфера неподвижных звёзд. Развивая в разговоре теории о стихиях, Тимей следует общей направленности своей пифагорейской школы, которая сводила весь мир к числовым и геометрическим соотношениям. Её пропагандирует и Платон, который, как известно, сам учился в юности у пифагорейцев.

Платон подробно останавливается в «Тимее» на структуре «молекул» четырёх первоначальных стихий. Он обращает внимание на то, что все они составлены из треугольников (треугольных граней), которые, таким образом, играют у него примерно ту же роль, что атомы в новейшей физике. Эта внутренняя сложная структура, считает Платон, позволяет «многогранным» молекулам при некоторых условиях рассыпаться и переходить молекулы иной стихии. Большие материальные тела возникают из-за круговращения Вселенной, которые вызывает вихри, колебания, столкновения и сцепления множества «молекул».

Платон убеждён, что в мире нет пустоты. Любое пространство, любая протяжённость – уже сами по себе есть материя. Всё похожее на теории дальнодействия, легшие затем в основу современных законов гравитации и прочих виды материальных взаимодействий, в «Тимее» напрочь отвергается. По Платону, никакого тяготения на расстоянии быть не может. Электрические свойства магнита и янтаря следует объяснять невидимой глазу механической передачей через мелкие промежуточные частицы.

 В «Тимее» излагается и платоновская теория ощущений: философ считает, что их разница, как и разница стихий, объясняется числовым и геометрическим различием воздействий.

 

Метафизика Платона

Учение о правильных многогранных частицах относится к телесным стихиям Вселенной, но Платон в «Тимее» пробует ответить и на вопрос, как материальная часть космоса относится к идеальной, мировое тело к мировой душе. Учение об этом – платоновская метафизика (хотя самого термина «метафизика» тогда ещё не существовало, он появился позже). Платон выделяет три «уровня мироздания»: бытие, пространство и «возникновение», которые, по его мнению, отличались друг от друга еще до рождения неба.

«Бытие» – это вечные платоновские идеи, чистое мышление. Истинно существуют только они.

«Пространство» – в метафизике Платона это чистая материя, пока ещё лишённая всякого смысла, не оформленная ни в какие предметы, которые можно было бы сколько-нибудь «умопостигать». Перевод данного платоновского понятия словом «пространство», впрочем, многими оспаривается. Это не общемировое пространство в целом, а нечто, близкое к той идее «протяженности», которую считает главным атрибутом материальных вещей и Декарт. Это, скорее, способность заполнять пространство, чем оно само. Материя, субстанция, сама по себе, неразумная, способна, однако, создавать чувственные образы бесплотных идей, запечатлевать последние, как восковая табличка запечатлевает смысл написанных на ней слов.

Между этими двумя «мировыми уровнями» – высшим (чистые идеи) и низшим (неоформленная материя) – находится, согласно метафизике Платона, третий, промежуточный, –  «возникновение». Это – материя, уже облечённая в вид осмысленных предметов, идею которых можно воспринимать умом. Платон именует её «возникновением» или «становлением», так как в отличие от вечных и неизменных идей в материальных вещах нет ничего незыблемого. Их удел постоянно меняться, постоянно терять одни качества и приобретать другие. В каждой из них отдельные части её сущности непрерывно рождаются и погибают, так что чувственные вещи никогда не существуют в подлинном смысле слова. Во взглядах на них метафизика Платона близко подходит к Гераклиту.

 

Платон о человеке

Следующие разделы «Тимея» посвящены теории происхождения человека. Платон рассказывает, что после тяжкого труда сотворения мира Демиург отправился отдыхать, а младшие боги стали создавать людей. Вначале они изготовили головной мозг, где сконцентрирована человеческая душа, потом спинной и костный мозг, после этого – защищающие мозг кости, связки, мышцы и кожу. По образцу космоса людям придали круглую форму, ибо человек – это, в сущности, одна голова, которой все прочие члены служат лишь орудиями и опорами. Основа человеческого здоровья – гармония тела и души. Избыток ума в слабом теле, как и тупая душа в сильном, нарушают гармонию в вызывают болезни.

Трусливые и лживые люди дали начало «женской природе». Животные тоже происходят из выродившихся людей (Платон популяризирует в «Тимее» пифагорейские взгляды о переселении душ). Птицы произошли из мужчин легкомысленных, а большинство сухопутных тварей – из глупцов. Впрочем, баснословные рассказы о происхождении животных из человека излагаются у Платона с явной шутливостью.

Платон Тимей

Средневековое издание «Тимея» в латинском переводе

 

«Тимей» об Атлантиде

«Тимей» знаменит и рассказанной в нём легендой об Атлантиде, хотя она составляет в нём лишь малую вводную часть. Об Атлантиде в «Тимее» повествует 90-летний Критий, который 80 лет назад слышал историю легендарного острова от деда, а тот, в свою очередь, узнал её отца, передававшего разговоры знаменитого реформатора Солона. Будучи в Египте, Солон позаимствовал легенду об Атлантиде у жреца богини Нейт: это предание передавалось из поколения в поколение среди священнослужителей её храма в городе Саисе.

В «Тимее» Платон приводит лишь начало рассказа об Атлантиде, продолжая его в другом диалоге – «Критий». Это начало говорит о войне афиняне с жителями огромного острова в Атлантическом океане, который якобы когда-то лежал к западу от Геркулесовых Столпов (Гибралтара). Эта война кипела за девять тысяч лет до написания «Тимея». Атлантида превосходила размерами Африку и Азию, взятые вместе, и была населена сильным и умным народом атлантов, происходившим от бога Посейдона. Однако со временем жители Атлантиды забыли искони присущую им доблесть, обратив свои успехи в науках на службу корысти и жестокости. Атланты пошли войной на Европу и завоевали её до самых Балкан, но потом  были разбиты земляками Платона, афинянами. Однако вслед за этим и Атлантида, и Афины были разрушены землетрясением и наводнением. Атлантида утонула в море. Почти никто из её жителей не уцелел.

 

Из всех диалогов Платона «Тимей» является самым полным и всесторонним сводом его философского учения. По этой причине интерес к нему не угасал с древности до настоящего времени. К «Тимею» написано множество комментариев. В XX веке великий немецкий физик В. Гейзенберг заявил, что разработка квантовой механики обратила современную науку к старым платоновским теориям о математической структуре материи-пространства.

«Тимей» неоднократно переводился на русский язык.

 

Литература о диалоге «Тимей»

Олерюд. Идея макрокосма и микрокосма в «Тимее» Платона. Упсала, 1951

Чернисс. Отношение «Тимея» к другим диалогам Платона

Бриссон. «То же» и «иное» в онтологической структуре «Тимея» Платона. Париж, 1974

Глой. Исследования платонической натурфилософии в «Тимее». Вюрцбург, 1986

Малеванский Г. В. Музыкальная и астрономическая система Платона в связи с другими системами древности, – Диалоги Платона «Тимей» и «Критий». Пер. с прим. Г. В. Малеванского. К., 1883, с. 1-36

Рожанский К. Д. Платон и современная физика, – Платон и его эпоха. К 2400-летию со дня рождения. Отв. ред. Ф. X. Кессиди. М., 1979, с. 144-171

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.