Читайте также статью Ламетри - краткая биография

Материализм Ламетри

Жюльен Офрэ де Ламетри был самобытным мыслителем и первым по времени материалистом во Франции. Он жил в одно время с напоминавшим его по воззрениям английским философом Гартли, но, по-видимому, вывел свое материалистическое учение совершенно независимо от этого мыслителя. Ламетри исходил более всего из механических теорий Декарта и из эмпирической доктрины Локка, а также, вероятно, вдохновлялся влиянием Гоббса. Материализм его был, впрочем, более психологический, или антропологический, чем метафизический или космологический. Последний нашел себе впервые законченное выражение в «Системе природы» барона Гольбаха.

Ламетри имел широкое, разностороннее образование и тщательно следил за новыми успехами науки. К материалистической философии он стал склоняться вследствие личного опыта. Будучи военным врачом, Ламетри заболел горячкой и наблюдал у себя влияние «волнений крови» на мышление. Это и навело его на мысль, что мышление – только следствие известных функций нашей телесной машины.

Ламетри

Французский философ Жюльен Офре де Ламетри

 

Ламетри «Естественная история души» – краткое содержание

В «Естественной истории души» Ламетри указывает на то, что ни один философ никогда не мог объяснить природу души, как и сущность материи. Все знания свои мы черпаем из ощущений. «Это моя философия», – говорил он. Душой, по мнению Ламетри, следует называть то, что заставляет нервы чувствовать, а мозг думать. Это тот же принцип, который заставляет материю двигаться – это принцип формы. Каждая вещь состоит из вещества и формы (Аристотель). Форма является и источником движения, если не действительного, то потенциального. Вне вещества и материального мира нет основания допускать двигателя и деятеля. В человеке, по мнению Ламетри, нет надобности допускать особое нематериальное начало – душу, так как человек ничем существенно не отличается от других тел, в особенности от животных. Сравнительная анатомия показывает, что внутренняя организация человека и животных, даже относительно мозга – одинакова, все ощущения привходят от органов чувств, а органы чувств связаны с мозгом посредством нервов. Очень может быть, что и материя органов чувств сама тоже для себя ощущает, но это известно только ей самой, а не всему животному.

Сохранение следов ощущений, убеждён Ламетри, целиком зависит от органических состояний. Следовательно, то, что чувствует, должно быть материально. Локк говорил, что идея премудрости Творца вполне допускает предположение, что он создал материю мыслящей, хотя лично он склонялся в пользу предположения нематериальности души. Вольтер в противовес декартовскому «Мыслю – значит, существую», говорил: «Я тело, и я мыслю» – и заключал отсюда, что и тело нужно для мышления. Ламетри пошел еще далее и уже прямо высказал убеждение, что именно материя обладает свойством чувствовать и думать. Свою материалистическую философию Ламетри проводит так далеко, что допускает возможность научить некоторых животных, в особенности обезьян, говорить и думать по-человечески (Ланге).

 

Ламетри «Человек-машина» – краткое содержание

В сочинении «Человек-машина» («L'homme machine») Ламетри приходит к еще более радикальным представлениям и, издав его анонимно, полемизирует в нем с собственным учением о субстанциальных формах, которые изложены в первом произведении. «Человек-машина» – полемическое сочинение, написанное очень горячо. Оно не столько содержит в себе новые открытия, сколько направлено к пропаганде материалистических воззрений автора.

В этом сочинении Ламетри резко нападает на декартовское учение о двух субстанциях (материальной и идеальной, «протяжённости» и мышлении), которое считает совершенно произвольным. «Как будто Декарт сам видел их и считал», восклицает он и открыто заявляет себя сторонником существования одного только материального начала. Источником познания человека Ламетри считает исключительно медицину. «Опыты и наблюдения (для разрешения вопроса о природе духовной жизни) содержатся в бессчетном количестве в анналах медиков, которые в то же время и философы, а не у философов, которые не были врачами», – говорит Ламетри. «Человек – машина настолько сложная, – продолжает он далее, – что невозможно сразу составить себе о ней ясное представление и определить ее; поэтому все теоретические исследования величайших философов, основанные на попытках подвинуться в решении вопроса на крыльях духа, были бесплодны. Можно достигнуть какого-нибудь результата, только практически попытавшись расчленить душу, – так, как расчленяются органы тела»... Затем Ламетри говорит о влиянии всевозможных физических условий на жизнь душевную, – о влиянии болезни и здоровья, о действии на душу опиума, вина, кофе и др. веществ, – а также пищи. «Англичане оттого грубы и злобны, что они едят сырое мясо». Какой-нибудь вздор, какая-нибудь маленькая фибра, восклицает он, – что-нибудь, чего не в состоянии открыть самая тонкая анатомия, могло бы сделать из Эразма и Фонтенеля дураков. Поэтому, по мнению Ламетри, первая заслуга человека есть его организация. Воспитание – вторая заслуга, или преимущество. Из этих источников вытекают все таланты и нравственные совершенства людей.

Разбирая основания нравственности, Ламетри отрицает необходимость для неё религиозной опоры. Он не отвергает безусловно бытия высшего существа, но все-таки атеизм не исключает, по его мнению, нравственности. По некоторым выражениям можно даже думать, что Ламетри не только сам был атеистом, но и полагал, что мир не будет счастлив, пока не будет атеистическим. Бессмертие Ламетри допускает как бессмертие материи и её движения, ибо кроме материи и движения он в «Человеке-машине» ничего не признает. Что движение и жизнь принадлежат организму, материи, а не действию духа, Ламетри доказывает ссылкою на чисто физиологические опыты: мясо животных вздрагивает и после смерти; мышцы, отделенные от тела, продолжают сокращаться; сердце движется долго после отделения от тела; животные, например, петухи, продолжают бегать после отсечения у них головы и т. д. «А человек относится к животным так, как планетные часы Гюйгенса к обыкновенным часам».

«Это моя система, – говорит Ламетри в заключение «Человека-машины», – или, скорей, если я не заблуждаюсь, сама истина. Она коротка и проста, и пусть против неё возражает, кто хочет».

 

Этика Ламетри

В других сочинениях, например, в «Искусстве наслаждаться» («L'art de jouir») Ламетри является приверженцем этики, основанной на себялюбии и ставящей целью жизни удовольствие, причем высшими удовольствиями считаются те, которые связаны с размышлением, кому оно доступно. Характер счастья и того, что человеку доставляет наслаждение, зависит от воспитания, и потому Ламетри считает нелепыми и зависть и раскаяние. Единственной основой нравственных, этических отношений к другим личностям является соощущение с ними удовольствий, страданий печали и т. д.

Этику Ламетри историк материализма Ланге считает зародышем нравственного учения Гельвеция. «Лучший плод философии Ламетри, по мнению Ланге, есть проповедь гуманного и возможно мягкого наказания преступников. Общество должно преследовать злых для своего сохранения, но не должно причинять им более зла, чем того требует эта цель».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.