Гольбах «Система природы» – краткое содержание

Крайнее материалистическое и атеистическое течение философии Просвещения нашло себе полное и окончательное выражение в знаменитой книге «Система природы» («Système de la nature») – сочинении, вышедшем анонимно, автором которого впоследствии оказался друг Дидро и всех энциклопедистов, барон Гольбах, писавший свое произведение, как кажется, в сотрудничестве с некоторыми приятелями (если Дидро и был причастен этой работе, то во всяком случае не со стороны литературной, так как она написана превосходным стилем). Тот заключительный аккорд отрицательно-рационалистических доктрин, которым является «Система природы» Гольбаха, был подготовлен длинным рядом прелюдий, намечавших отдельные его моменты. По этому поводу историк материализма Ланге говорит:

«Если бы в нашем плане можно было проследить одиночные разветвления материалистического миросозерцания во всех его течениях, рассмотреть большую и меньшую последовательность мыслителей и писателей, которые то лишь случайно содействовали материализму, то все более и более приближались к нему, путем постепенного развития, то наконец обнаруживали решительно материалистическое настроение, так сказать, против воли, – то никакая другая эпоха не представила бы нам столь богатого материала, как вторая половина восемнадцатого столетия, и никакая другая страна не заняла бы столько места в нашем изложении, как Франция» (I, 332). «Система природы, или о законах мира физического и мира духовного» Гольбаха (1770) является дальнейшим, более широким космологическим развитием и более глубоким и строгим обоснованием тех материалистических взглядов, которые излагал в своих сочинениях Ламетри.

Гольбах

Портрет философа Поля Анри Гольбаха. Художник А. Рослин, 1785

 

«Система природы», – говорит Ланге, – с её прямым, честным языком, с её почти немецким ходом мысли и её доктринерски-подробным изложением, сразу представила ясный результат всех дробившихся в умах мыслей времени, и этот результат в своей твердой законченности оттолкнул даже тех, которые наиболее содействовали его достижению. Ламетри испугал Германию. «Система природы» испугала Францию. Если там поражало легкомыслие, которое до глубины души противно немцам, то здесь ученая серьезность книги, наверное, отчасти содействовала тому раздражению, которое ее встретило. (См. История материализма. I. 333).

Барон Гольбах (1723 – 1789) был родом немец, но в ранней молодости прибыл в Париж, совершенно сжился с французами и стал, благодаря богатству и энергии, обширным познаниям, систематичности мысли и прямодушному характеру, центром философского кружка энциклопедистов. Кроме «Системы природы», он написал позднее еще несколько сочинений аналогичного содержания.

 

 

В предисловии к «Системе природы» Гольбахом высказывается мысль, что человек несчастлив только потому, что плохо знает природу, что ум его заражен предрассудками и заблуждениями.

«От заблуждения происходят позорные оковы, которые тираны и жрецы сумели повсюду наложить на нации; от заблуждения произошло рабство, которым удручены были нации; от заблуждения – ужасы религии, от которых люди тупели в страхе или в фанатизме, убивали друг друга из-за химер. От заблуждения происходят укоренившаяся злоба и жестокие преследования, постоянное кровопролитие и возмутительные трагедии, сценою которых должна была стать земля, во имя интересов неба» (см. у Ланге, I, 336).

Отсюда задача, которую ставит своей философии Гольбах: рассеять туман предрассудков и внушить человеку уважение к своему разуму. Природа есть великое целое; существа, которые полагаются вне природы, – создания воображения человека. Человек есть физическое существо, его нравственное существование, согласно Гольбаху, – лишь некоторая сторона физического. Как физическое существо, человек действует лишь под влиянием чувственности. Во всех недостатках наших понятий виноват недостаток опыта.

По философии Гольбаха, выраженной в «Системе природы», весь мир – не что иное, как материя и движение, бесконечная цепь причин и действий. Каждая вещь в силу своей особенной природы способна к известным движениям. Движения лежат в основании как роста растений и животных, так и «интеллектуального возбуждения человека». Сообщение движений от одного тела другому подчинено необходимым законам. Действие всегда вызывает противодействие. Между так называемыми царствами природы происходит постоянный обмен и круговорот частиц материи. Притяжение и отталкивание – силы, от которых зависит соединение и разделение частиц в телах, – в нравственной области это любовь и ненависть (Эмпедокл). Все движения необходимы, все действия, утверждает философия Гольбаха, необходимо вытекают из материальных причин. Даже «в ужасных потрясениях, которые охватывают иногда политические общества и нередко причиняют ниспровержение государства, не существует ни одного действия, ни одного слова, ни одной мысли, ни одного движения воли, ни одной страсти в лицах, участвующих в революции, как в роли разрушителей, так и в роли жертв, – который не были бы необходимы, которые не действовали бы так, как они должны действовать, которые не производили бы неминуемо следствий, которые они должны произвести согласно положению, занимаемому действующими лицами в этой нравственной буре».

«Поэтому, пишет Гольбах, в природе нет ни чудес, ни беспорядка. Понятие о беспорядке, случае, как и о разуме, действующем целесообразно, мы черпаем единственно из себя. Мы называем случайными действия, связи которых с причинами не видим». Со своей точки зрения Гольбах опровергает Декарта, Лейбница и Мальбранша. Одна философия Беркли доставляет ему большие затруднения, и он сознается, что «эту экстравагантнейшую систему всего труднее опровергнуть», – конечно, потому, что все материальное, не исключая и движения, она признает представлением человеческого ума и этим отнимает у материализма твердую почву под ногами. «Этика Гольбаха строга и чиста, – говорит Ланге, – хотя он и не восходит выше понятия благополучия. То, что у Ламетри представляется рассеянным, небрежно набросанным, перемешанным с легкомысленными замечаниями, здесь является очищенным, приведенным в порядок и изложенным систематически, со строгим устранением всего низкого и вульгарного».

Так как душа, по мнению Гольбаха, есть не что иное, как материальный мозг, то и добродетель входит в человека постепенно через глаза и уши. Понятие о Боге опровергается в 14 главах «Системы природы», которые Ланге называет «скучными и схоластическими». Религию Гольбах не только не считает основой нравственности, но признаёт её пагубною моралью. Она обещает прощение злым, а добрых подавляет излишком требований. Благодаря религии, добрые, т. е. счастливые, до сих пор тиранили несчастных. Лишь потому мы видим столько преступлений на земле, что все сговорилось делать людей преступными и порочными. «Тщетно проповедовать добродетель в обществах, в которых порок и преступление постоянно увенчиваются и награждаются, а самые гнусные преступления наказываются лишь в тех, кто слаб». Гольбах развивает далее мысль Ламетри, что в интересах самого общества необходимо проповедовать в нем атеизм. Истина не может вредить. Впрочем, мысль должна быть безусловно свободна. «Пусть люди верят, чему хотят, и учатся, чему могут».

В заключение Гольбах провозглашает природу и её дочерей – добродетель, разум и истину – единственными божествами, которым подобает и фимиам, и поклонение. «Таким образом, – говорит Ланге, – «Система природы», после разрушения всех религий, в поэтическом порыве сама снова приходит к своего рода религии».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.