Как практические стремления пифагорейцев были направлены на то, чтобы упорядочить человеческую жизнь и дать ей гармоническую форму, так и примыкающее к этим стремлениям мировоззрение, руководящие мысли которою, по-видимому, исходят от самого Пифагора, имеет в виду прежде всего порядок и гармонию, в силу которых совокупность вещей слита в прекрасное целое, в космос, и которые особенно отчетливо выступают в созвучии тонов и в правильном движении небесных тел. В качестве математиков, пифагорейцы замечают, что эта гармония основана на том, что все в мире распределено в числовых отношениях: число, по Филолаю, делает скрытое познаваемым, властвует над божественными вещами (т. е. мирозданием) и над делами людей – над музыкой и ремеслом, – и не допускает лжи. В этом смысле все составлено по образцу чисел. Но для их еще неопытного реалистического мышления это положение превращается в иное: число есть сущность вещей, все есть число и состоит из чисел. Однако приписать пифагорейцам тождество между числами и распределенными в числовом порядке вещами значило бы не понимать своеобразия их воззрений.

Бюст Пифагора

Пифагор. Бюст в Капитолийском музее, Рим

Автор фото - Galilea

 

Числа бывают четные и нечетные. Отсюда пифагорейцы заключают, что нечетное и четное, или в более общей форме, ограничивающее и неограниченное, – основные составные части чисел и всех вещей, «начала, из которых составлен космос». И так как ограниченное считалось у греков более совершенным, чем неограниченное и бесформенное, а нечетное число – более счастливым, чем четное, то с этим соединилась мысль, что противоположность между ограниченным и неограниченным, лучшим и худшим проникает все на свете. Отсюда и был составлен (вероятно, только более поздними пифагорейцами) список десяти основных противоположностей: 1. Ограниченное и неограниченное. 2. Нечетное и четное. 3. Единое и множественное. 4. Правое и левое. 5. Мужское и женское. 6. Покоящееся и движущееся. 7. Прямое и кривое. 8. Свет и тьма. 9. Добро и зло. 10. Квадрат и прямоугольник.

Ввиду этой антагонистичности последних основ необходим принцип, который соединял бы противоположное, и этот принцип есть гармония, как «единство многообразного и согласование двойственного». Поэтому, если все называется числом, то можно также сказать, что все есть гармония. При этом, однако, в силу господствовавшей в пифагорейской школе неясности мысли, конкретное отождествляется с общим, символ – с выражаемым им понятием; и потому пифагорейцы не отличали отчетливо гармонию в космическом смысле от музыкальной гармонии, и вместе с тем от октавы, которая также называлась «гармонией».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.