Расовая теория больше всего обязана своей формулировкой двум людям – Артюру де Гобино и Хьюстону Стюарту Чемберлену.

Граф Жозеф Артюр де Гобино родился в 1816 году. В детстве он познакомился с идеями романтизма и политической реакции. Этот аристократ жил в период, когда влияние его сословия окончательно угасало. В годы июльской монархии Луи-Филиппа Гобино стал журналистом. Как и другие интеллектуалы того времени, он испытывал отвращение к скучной, посредственной жизни буржуазной монархии. Гобино стремился объяснить самому себе и остальным два важных факта:

 

1. Почему французское дворянство угасает?

2. Почему буржуазная жизнь так скучна, низка, бедна и с каждым днем становится все приземлённее?

 

Гобино стал критиком французского либерализма. Он написал книгу, которая стала ответом на идею Токвиля о ниспосланной свыше неизбежности политического равенства. Многие тогдашние авторы, вроде Конта, выдвигали прогрессивные теории исторического развития, однако Гобино придерживался теории регресса.

Гобино. Опыт о неравенстве человеческих рас

Жозеф Артюр де Гобино

 

В 1853-1855 Гобино опубликовал четырехтомный труд «Опыт о неравенстве человеческих рас». Этот философско-политический трактат опровергал принципы Французской революции и идеи демократии. Ключом к пониманию всей истории Гобино считал расу. Он полагал, что если расовый фактор не будет в полной мере осознан, будущее человечества останется темным и бессмысленным.

По самому характеру задачи, которую Гобино поставил перед собой, его теория истории или философия истории обязаны были быть пессимистическими. Он стремился показать, что аристократии суждено пасть не по своей вине. Он утверждал, что буржуазная жизнь приносит меньше удовлетворения, чем жизнь при старом аристократическом режиме. А поскольку, несмотря на весь свой романтизм, он оставался реалистом, Гобино признавал, что аристократия никогда не сможет вернуть себе прежнее положение.

Тремя основными историческими факторами Гобино считал расовые различия, расовое смешение и возникающее на почве последнего вырождение.

По примеру более ранних и современных ему антропологов Гобино делил человечество на три расы, каждую из которых связывал с определенными культурными и моральными характеристиками:

 

1. Черная – низшая раса, с ограниченным интеллектом и повышенной чувственностью; обладает большой энергией, напором и волей;

2. Желтая – стоит выше черной; апатичная, склонная к посредственности во всех отношениях; любящая утилитарность, уважающая закон, ценящая умеренную свободу;

3. Белая – арийцы – мыслящая и энергичная, обладающая острым интеллектом, широким представление об утилитарности, настойчивая, любящая свободу, обладающая сильным чувством чести, менее чувственная, чем другие расы.

 

Гобино полагал, что все эти моральные и культурные характеристики передаются через кровь. В его представлении, истинная цивилизация возможна только через расовое смешение. Он не был упорным сторонником расовой чистоты, считая, что каждая раса может что-то дать другим: например, энергия и напор черной расы могут быть полезны правящей белой расе. С другой стороны, Гобино был уверен, что цивилизация – это всегда результат действий белой расы, то есть кровь белой расы всегда должна преобладать в любой цивилизации. Более того, во всей европейской аристократии должна доминировать белая, арийская, а не латинская кровь. Гобино заявлял, что во Франции живут представители двух разных рас: нордическая аристократия и простолюдины-франки. Когда нордическая аристократия правила Францией, жизнь была хорошей, а цивилизация истинной. Но эти времена прошли.

Причиной тому было вырождение, неизбежное в силу расового смешения. Поскольку белая раса обладала меньшей чувственностью, доминирование арийской крови истощалось, и в каждом следующем поколении арийской крови становилось все меньше и меньше. Вырождение, по Гобино, означало, что люди утратили свои былые духовные ценности из-за разбавления крови в венах. Гобино считал, что расы нестабильны. Они могут называться точно так же, но в настоящее время они стали другими, не теми, что прежде. Ни окружающая среда, ни социальные институты не могут остановить темп вырождения. Следовательно, ни одно из либеральных решений политических или социальных проблем не подходит для решения проблемы расового вырождения. Падение аристократии из-за расового вырождения и объясняет посредственность буржуазной жизни, предвещая еще более посредственное будущее.

Расовая теория Гобино была враждебна двум основным столпам европейской философии XIX века: христианству и либеральному гуманитаризму.

Как добрый католик, Гобино не утверждал, что христианство изжило себя. Но он был уверен, что оно влияет только на жизнь будущую и не оказывает никакого воздействия на жизнь настоящую. Христианство может сделать цивилизацию менее жестокой, но не может остановить вырождения и неспособно повысить статус расы выше того, что заложен в крови.

Расовая доктрина кардинально расходилась с либеральной, поскольку отрицала влияние среды и, что ещё важнее, отрицала моральную основу либерализма, которой являлся нравственно свободный индивид. В расовой философии свобода воли индивида оказывалась ограниченной, ибо все люди объявлялись продуктом расового смешения и, следовательно, продуктами своего расового сочетания. Гобино сделал всех людей беспомощными жертвами собственного рождения. Он поставил все человечество в свое собственное положение – положение мелкого аристократа в эпоху умирания аристократии.

Главный духовный оппонент Гобино, Алексис де Токвиль, писал ему 17 ноября 1853 года, критикуя его теорию:

 

Ваша доктрина – это своеобразный фатализм, предопределенность, если хотите, но по характеру она очень отличается от теорий блаженного Августина, янсенистов и кальвинистов… Вы постоянно говорите о том, как расы возрождаются или вырождаются, теряют или приобретают через приток новой крови социальные способности, которыми прежде не обладали... Должен честно признаться, что мне подобная предопределенность кажется очень близкой чистейшему материализму. И будьте уверены, что если массы, здравый смысл которых всегда заставляет их следовать самыми избитыми путями, воспримут ваши доктрины, они поведут их от рас к индивидуумам, от социальных способностей к потенциальным возможностям любого рода. Идет ли речь об элементе фатальности в материальном порядке вещей, или Бог сам захотел создать определенных людей, чтобы возложить на них особый груз расы, лишив их при этом способности к определенным чувствам, определенным мыслям, определенным привычкам, определенным качествам – все это не имеет никакого отношения к моей озабоченности практическими последствиями подобных философских доктрин. Последствием обеих теорий станут колоссальные ограничения, если не полный запрет, человеческой свободы. Признаюсь, что, прочитав вашу книгу, я, как и раньше, остался резким противником ваших доктрин. Я убежден, что они наверняка ложны. Я знаю, что они наверняка очень вредоносны. Да, конечно, среди разных семейств, которые составляют человеческую расу, существуют определенные склонности, определенные полезные способности, проистекающие от тысяч разных причин. Но то, что все эти склонности и способности должны быть непреодолимыми, не только никогда не было доказано, но и никто никогда не сможет этого доказать, поскольку, чтобы сделать это, нужно знать не только прошлое, но и будущее.

 

Гобино не удалось добиться популярности при жизни, но его книги читали и продолжают читать в интеллектуальных кругах всей Европы. «Опыт о неравенстве человеческих рас» часто обсуждался в антропологических журналах. Его идеи оказали сильное влияние на интеллектуалов после 1870 года, когда французские консерваторы пытались объяснить себе поражение во франко-прусской войне, вспышку насилия в дни Парижской коммуны и торжество духовной посредственности в эпоху Третьей республики. Во второй половине XIX века расовое мышление во французской интеллектуальной жизни играло значительно более важную роль, чем в Германии. Ещё сильнее влияние теорий Гобино стало в первой четверти XX века.

Идеей, которая занимала Гобино больше всего, была идея вырождения. В 1857 году Бенедикт Августин Морель определил это понятие так: «Вырождение – это отход от нормального человеческого типа, оно передается по наследству и постепенно ведет к разрушению». Идея быстро распространилась в европейском медицинском сообществе и в среде социальных наук. Наиболее подробно она обсуждается в книге Макса Нордау «Вырождение» (1892-1893). К этому времени вырождение стали ассоциировать не с утратой аристократических ценностей и качеств, но с угрозами для ценностей и респектабельности среднего класса перед напором пролетариата. Это был важный идейный сдвиг. Дегенератами теперь стали называть тех, чей облик и образ жизни резко контрастировал с образом жизни белых, образованных, чистых, здоровых и респектабельных европейцев.

После Гобино европейская расовая философия пережила очередной взлет в конце века благодаря Хьюстону Стюарту Чемберлену, зятю великого композитора Рихарда Вагнера.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.