Настоящей родиной французской философии 18 века была Англия. Великие открытия Ньютона, расцвет математических и естественных наук, а также философия Локка, основанная на опыте (эмпирическая), привели европейскую мысль к полному перевороту. «Естественная религия»[1] (деизм), «естественное право», «сенсуализм» и «материализм» были результатами этого переворота.

 

Философия эпохи Просвещения

 

Эти новые направления мысли возбуждали критическое отношение к «старине», – к старой религии, старой морали, старому политическому миросозерцанию. Занесенные из Англии на материк, все эти идеи, прежде всего, выразились в «скептицизме», – в желании все проверить разумом, освобожденным от старых предрассудков.

Вольтер был самым блестящим популяризатором этого философского скептицизма, – его остроумие и литературный талант помогли ему найти блестящее воплощение этим идеям: в своих трагедиях, комедиях, романах, поэмах, в публицистических статьях и трактатах он беспощадно нападал на все «остатки средневековья», сохранившиеся в жизни Франции 18 века: на фанатизм, тяготевший над религией, на всевозможные суеверия и предрассудки, «державшие в рабстве свободную мысль».

Монтескье в своем трактате «Дух законов», с точки зрения новых идей, нарисовал идеалы новой общественной и политико-государственной жизни; он был убежденным проповедником английского конституционного строя.

Дидро и Даламбер пошли дальше их обоих. Они издали «Энциклопедию, или Толковый словарь наук, искусств и ремёсел» – огромный энциклопедический словарь, который вносил в общее сознание массу новых идей, разрушающих старые понятия о религии, о государстве, о нравственности. Дидро был не только скептиком, но даже атеистом; свои идеи он проводил дерзко и увлекательно.

Гольбах («Система природы»), Гельвеций («Об уме»), ЛаметриЧеловек-машина») были крайними материалистами, отрицавшими существование души: в основу жизни они полагали «эгоизм» и счастье человека видели в полном освобождении от уз старой морали и религии.

Крайности такого «просвещения» естественно вызвали реакцию, – с протестом против новомодного «разума», который так и не сделал никого счастливым, выступил Руссо. Но он впал в другую крайность и стал доказывать, что цивилизация не делает человека счастливее, что она портит его в нравственном отношении; Руссо утверждал, что для счастья человеческого надо возвратиться к природе, к естественной жизни первобытных людей, когда не было наук, искусств, богатств, роскоши – когда нравы отличались девственной чистотой.

Исходя из такого недовольства действительностью, Руссо создал в своем сочинении «Общественный договор» план демократического государства, построенного на началах простоты и естественности и абсолютной свободы, братства и равенства. Сочинение это имело большое значение: вожди Французской революции были воодушевлены его идеями.

Критикуя, подобно Вольтеру и энциклопедистам, недостатки современной культурной жизни, Руссо разошелся с ними в способах лечения: они провозглашали торжество разума, он – торжество сердца. Против материалистов и атеистов он выступил с защитой религии, веры в Бога и бессмертия души. В двух своих романах: «Юлия, или Новая Элоиза» и «Эмиль, или О воспитании» – он требовал воспитания «сердца», как главного двигателя жизни.

Значение французской философии 18 века было громадно, особенно во Франции: здесь в народе в полной силе сохранялись еще грубые религиозные суеверия. В среде католического духовенства царил фанатизм, выразившийся в ожесточенных религиозных спорах, в преследованиях протестантов и янсенистов; в области государственной жизни наблюдался гнет бедных и слабых со стороны богатых и сильных; в общественной и частной жизни царила страшная испорченность нравов и эгоистическое прожигание жизни. Все эти недостатки жизни замечались людьми наиболее сознательными и просвещенными. Очень понятно, что философское учение, которое отличалось разрушительным характером и, в то же время, обещало вывести человечество на новый, лучший путь, принято было многими с восторгом.

Вместо религиозного фанатизма, эта «освободительная», «разумная» философия проповедовала веротерпимость, свободу совести и критическое отношение к основам старой веры. В области государственной, она обещала ввести новые разумные начала власти, новые гуманные отношения между правителями и управляемыми. Она предлагала новые законы о преступлениях и наказаниях. Во все проявления жизни общественной и частной она сулила внедрить принципы свободы, братства и равенства. Руссо восстал против роскоши, изнеженности, испорченности современных нравов. Непосредственно под его влиянием явилась новая наука о воспитании, основанная на началах свободы, простоты и естественности. Эта педагогика порывалась перевоспитать человечество и создать «новую породу» людей, свободную от прежних суеверий, предрассудков и пороков.

Такова была лучшая, показная сторона тех идей, которые, под влиянием английской философии, зародились и развились во Франции, а отсюда широким, могучим потоком полились в другие европейские государства. Эти идеи несли с собой светлые иллюзии, создавали мечтателей-утопистов среди простых смертных и среди сильных мира сего: Прусский король Фридрих Великий, австрийский император Иосиф II, шведский монарх Густав III, русская императрица Екатерина II, – увлекались этими прекрасными утопиями (см. Просвещённый абсолютизм). Крайности французской философии (материализм, атеизм) умеренно мыслящими людьми игнорировались: из этих идей они оставляли за собой лишь «лучшее».

Франция, колыбель всех этих идей, в которых было много добра и зла, в конце века сама испробовала приложимость их на деле. В результате разыгралась великая французская революция, со всеми её ужасами, междоусобиями, кровопролитием, императором Наполеоном, в результате – и тем общим, не только французским, но и общеевропейским разочарованием и апатией, которые в начале века создали во всей Европе настроение «мировой тоски».

Между идеями философии и действительной жизнью оказалось безмерное расстояние и непроходимая бездна. Великие и красивые слова оказались бессильными защитить человечество от насилия и неправды, – люди, выступившие во время революции на борьбу с «деспотизмом» и «фанатизмом», сами показали себя «деспотами» и «фанатиками».

Многие «философы», дожившие до революции и своими глазами ее увидевшие, с ужасом отвернулись от дела слов своих, а недавние мечтатели венценосцы, их восторженные ученики, из поклонников «французского просвещения» обратились в его гонителей.

Влияние французской философии особенно сильно сказалось в «Наказе» Екатерины II. В этом сочинении была намечена широкая программа тех внутренних реформ, о которых мечтала императрица, просвещенная идеями «философов». Если до реформ Екатерины в русском обществе выделялись, время от времени, люди и развитые, и с известными убеждениями, то это были лишь отдельные личности: само общество еще мало проявляло себя. В нем до екатерининской эпохи незаметно было «общественное сознание».

Созвав со всей России «выборных людей» для обсуждения составленного ею «Наказа», Екатерина этим самым обратилась к суду всего русского общества, и если ответ на первых порах получился довольно бестолковый, то историческое значение его все-таки громадно. С этого времени общественное сознание в России быстро развивается, складываются общественные интересы, которые ведут к живому обмену мыслей. Теперь на историческую сцену являются в качестве действующих лиц уже не отдельные личности, а вся русская интеллигенция, столичная и провинциальная.



[1] Религия, не признававшая догматов и обрядов, с одинаковым «беспристрастием» относившаяся ко всем вероисповеданиям. Она называется иначе «религией разума».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.