Для многих русских мыслящих идеалистов XVIII века масонство было исходом, в котором они нашли разрешение тревог и сомнений, овладевших их умом и сердцем под влиянием отрицательных сторон французской философии.

«Масоны», или, как они себя называли у нас, «свободные каменщики» (перевод слова «franc maçon», «Freimauer») вначале (в Англии в 1717 г., во Франции в 1725 г., в Германии в 1740 г.) представляли собой тайные общества, которые связывали себя с цеховыми строительными «братствами», существовавшими в Европе еще в средние века и занимавшимися постройкой храмов и общественных зданий.

На самом же деле подобные организации имеют, вероятно, ещё более древнюю историю, представляя собой плод влияний на средневековый Запад тайных иудейских и мусульманских религиозно-политических сообществ (вроде исмаилитов), которые руководствовались похожими принципами и имели схожую внутреннюю структуру. По мнению ряда учёных, предшественниками масонов могли быть дуалистические секты манихеев, богомилов, павликиан, катаров, чьи теории резко противопоставляли среди человечества узкую кучку «чистых избранников» (в терминологии И. Шафаревича, «малый народ») – «тёмному большинству».

Масонские братства представляли собой тесно сплоченные союзы, со своей своеобразною организацией, со своими профессиональными тайнами, своими законами и обрядами. (Предание связывало эти тайны с легендами о чудесном построении Храма Соломона.) «Масоны» XVIII века провозглашали себя «каменщиками», ибо ставили главной своей целью постройку «духовного храма», т. е. улучшение людских душ, создание нового добродетельного человечества.

От настоящих средневековых каменщиков масоны взяли символические орудия (молоток, передник, циркуль, наугольник и др.), которые употреблялись ими в своих обрядах, – взяли и три степени: «ученик», «товарищ» и «мастер». Так, в подражании ремесленному цеху средневековых архитекторов, плотников и каменщиков был создан духовный союз образованных людей.

Масоны окружали себя, свои собрания, занятия и обряды подчёркнутой таинственностью. Клятвы при поступлении, строгая дисциплина и сложная организация в управлении членами – все это, по их мнению, должно было гарантировать успешность их деятельности и защитить их братства, составленные из «избранников», от вторжения «толпы».

Религиозные и философские идеалы масонства сложились под влиянием деистических идей XVIII в. Масонство выставило лозунг самой широкой веротерпимости и, на началах этой веротерпимости, хотело создать одну «всеобщую» религию, стоящую выше христианства, иудаизма, ислама и всех прочих исповеданий.

Масоны принимали в свои братства одинаково и христиан, и евреев, и магометан, чем резко порывали с привычными как для католической, так и для протестантской Европы понятиями. От поступающих в масоны требовалась только вера в Бога, в бессмертие души, в воздаяние за гробом. Масонская мораль была «естественной», выводилась из «природных свойств» человека. К догматам и обрядам христианских религий одни масоны относились безразлично, другие даже отрицательно.

Когда масонское учение заносилось в какой-нибудь город или местечко, и там собиралось достаточное количество «верующих», то учреждалась ложа, т. е. образовывался местный кружок со своим председателем и своими «чиновниками». Пропаганда велась дальше, и основная ложа иногда выделяла из себя новые, молодые «ложи».

Уже с середины XVIII в. первоначальное понимание масонства затемнилось. Это произошло потому, что в члены масонских лож стали вступать люди самые различные – сюда шли люди, утомленные излишествами жизни, шли идеалисты-аскеты, недовольные суетой житейской, шли люди, долго и тщетно искавшие нравственного света, шли юноши, с чистой душой, шли разочарованные вольтерьянцы, карьеристы, желавшие устроить свою судьбу благодаря «братанию» с людьми влиятельными, и просто люди скучающие, в жажде чем-нибудь наполнить свой досуг.

В результате, масонство стало распадаться на различные «ордена», или «толки». Одни (розенкрейцеры) увлеклись тайными науками (алхимией и магией), старались найти секрет делания золота, изобрести «панацею» (лекарство против всех болезней). Другие ушли в мистицизм и оккультизм (мартинисты), увлекались различными сверхъестественными явлениями, верили в возможность сношений с миром невидимых сил и духов. У них деистический рационализм сменился экстазом, вдохновением чисто мистического характера. Наконец, некоторые масоны (иллюминаты) занялись политикой и, благодаря умелой организации, имели большое значение в деле распространения политических идей, которые вызвали Французскую революцию.

У нас, в России, увлеклись масонством в период его разложения, в период раскола и междоусобиц и окончательного распадения на «толки», – оттого у нас масонство понималось каждым по-своему.

От масонов осталась литература переводная и оригинальная. Она отличается, главным образом, религиозным и моральным характером. Мистицизм является главной особенностью этой литературы. Яков Бёме, Сведенборг, Сен-Мартен, Эккартсгаузен, Юнг-Штиллинг – вот, имена самых известных писателей-мистиков, творения которых переводились и читались нашими масонами с особенным увлечением.

В некоторых сочинениях авторы касались и вопросов жизни общественной. Так, в сочинении Сен-Мартена: «О заблуждениях и истине» указывается путь, по которому должно идти к приобретению знаний о происхождении добра и зла, о человеке («о двух природах» его существа), об основании политических правлений, о власти государей, о правосудии гражданском и уголовном, о науках, языках и художествах. Книга эта была запрещена русским правительством при Екатерине II.

Нельзя не отметить, что масоны интересовались также творениями отцов церкви, греческой и католической, – так, сочинение Фомы Кемпийского «О подражании Иисусу Христу» было у них очень популярно. У масонов процветала духовная поэзия. Ими сочинены многие духовные гимны, иногда поражающие красотою содержания и музыки (например, известная молитва: «Коль славен»).

Масоны утверждали и утверждают, что их основными принципами являются братская любовь, помощь ближнему, филантропия, милосердие и приверженность истине. Однако стремление держать подробности своей идеологии в тайне всегда порождало к ним сильное и обоснованное подозрение. Никому не понято, почему своё учение, которое по их уверениям, является возвышенным и гуманным, масоны упорно скрывают от тех, кто к ним не принадлежит. Даже и среди членов масонских обществ существует строгая иерархия рядовых «братьев» и вождей, причём вторые не посвящают первых в большинство своих тайн, требуя от них слепого повиновения.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.