А. С. Грибоедов. ГОРЕ ОТ УМА

Комедия в четырёх действиях в стихах

См. также Грибоедов «Горе от ума» – читать онлайн по действиям. На нашем сайте вы можете прочитать краткие содержания 4-го действия «Горя от ума» и всей комедии целиком, краткую и подробную биографии А. С. Грибоедова

ДЕЙСТВИЕ IV

 

Горе от ума. Спектакль Малого театра, 1977

 

Явление 1

 

У Фамусова в доме парадные сени; большая лестница из второго жилья, к которой примыкают многие побочные из антресолей; внизу справа (от действующих лиц) выход на крыльцо и швейцарская ложа; слева, на одном же плане, комната Молчалина. Ночь. Слабое освещение. Лакеи иные суетятся, иные спят в ожидании господ своих.

 

Графиня-бабушка, Графиня-внучка,  впереди их Лакей.

 

Лакей

 

Графини Хрюминой карета!

 

 

 

Графиня-внучка

 

(покуда её укутывают)

 

Ну бал! Ну Фамусов! умел гостей назвать!

Какие-то уроды с того света,

И не с кем говорить, и не с кем танцевать.

 

 

 

Графиня-бабушка

 

Поет ем, матушка, мне, прафо, не под силу,

Когда-нибудь я с пала та в могилу.

 

 

(Обе уезжают.)

 

Явление 2

 

 

Платон Михайлович  и Наталья Дмитриевна.  Один Лакей  около их хлопочет, другой  у подъезда кричит: Карета Горича!

 

Наталья Дмитриевна

 

Мой ангел, жизнь моя,

Бесценный, душечка, Попошь, что так уныло?

 

(Целует мужа в лоб.)

 

Признайся, весело у Фамусовых было.

 

 

 

Платон Михайлович

 

Наташа-матушка, дремлю на бáлах я,

До них смертельный неохотник,

А не противлюсь, твой работник,

Дежурю зá полночь, подчас

Тебе в угодность, как ни грустно,

Пускаюсь по команде в пляс.

 

 

 

Наталья Дмитриевна

 

Ты притворяешься, и очень неискусно;

Охота смертная прослыть за старика.

 

(Уходит с лакеем.)

 

 

 

Платон Михайлович

 

(хладнокровно)

 

Бал вещь хорошая, неволя-то горька;

И кто жениться нас неволит!

Ведь сказано ж иному на роду…

 

 

 

Лакей

 

(с крыльца)

 

В карете барыня-с, и гневаться изволит.

 

 

 

Платон Михайлович

 

(со вздохом)

 

Иду, иду.

 

 

(Уезжает.)

 

 

Явление 3

 

 

Чацкий  и Лакей  его впереди.

 

 

 

Чацкий

 

Кричи, чтобы скорее подавали.

 

(Лакей уходит.)

 

Ну вот и день прошёл, и с ним

Все призраки, весь чад и дым

Надежд, которые мне душу наполняли.

Чего я ждал? что думал здесь найти?

Где прелесть эта встреч? участье в ком живое?

Крик! радость! обнялись! — Пустое.

В повозке так-то на пути

Необозримою равниной, сидя праздно,

Всё что-то видно впереди

Светло, сине, разнообразно;

И едешь час, и два, день целый, вот резвó

Домчались к отдыху; ночлег: куда ни взглянешь,

Всё та же гладь, и степь, и пусто, и мёртво…

Досадно, мочи нет, чем больше думать станешь.

 

(Лакей возвращается.)

 

Готово?

 

 

 

Лакей

 

Кучера-с нигде, вишь, не найдут.

 

 

 

Чацкий

 

Пошёл, ищи, не ночевать же тут.

 

 

(Лакей опять уходит.)

 

 

Явление 4

 

 

Чацкий, Репетилов  (вбегает с крыльца, при самом входе падает со всех ног и поспешно оправляется).

 

 

 

Репетилов

 

Тьфу! оплошал. — Ах, мой создатель!

Дай протереть глаза; откудова? приятель!..

Сердечный друг! Любезный друг! Mon cher![1]

Вот фарсы мне как часто были петы,

Что пустомеля я, что глуп, что суевер,

Что у меня на всё предчувствия, приметы;

Сейчас… растолковать прошу,

Как будто знал, сюда спешу,

Хвать, об порог задел ногою,

И растянулся во весь рост.

Пожалуй смейся надо мною,

Что Репетилов врёт, что Репетилов прост,

А у меня к тебе влеченье, род недуга,

Любовь какая-то и страсть,

Готов я душу прозакласть,

Что в мире не найдёшь себе такого друга,

Такого верного, ей-ей;

Пускай лишусь жены, детей,

Оставлен буду целым светом,

Пускай умру на месте этом,

И разразит меня господь…

 

 

 

Чацкий

 

Да полно вздор молоть.

 

 

 

Репетилов

 

Не любишь ты меня, естественное дело:

С другими я и так и сяк,

С тобою говорю несмело;

Я жалок, я смешон, я неуч, я дурак.

 

 

 

Чацкий

 

Вот странное уничиженье!

 

 

 

Репетилов

 

Ругай меня, я сам кляну своё рожденье,

Когда подумаю, как время убивал!

Скажи, который час?

 

 

 

Чацкий

 

Час ехать спать ложиться;

Коли явился ты на бал,

Так можешь воротиться.

 

 

 

Репетилов

 

Что бал? братец, где мы всю ночь до бела дня,

В приличьях скованы, не вырвемся из ига,

Читал ли ты? есть книга…

 

 

 

Чацкий

 

А ты читал? задача для меня,

Ты Репетилов ли?

 

 

 

Репетилов

 

Зови меня вандалом:

Я это имя заслужил.

Людьми пустыми дорожил!

Сам бредил целый век обедом или балом!

Об детях забывал! обманывал жену!

Играл! проигрывал! в опеку взят указом![2]

Танцовшицу держал! и не одну:

Трёх разом!

Пил мёртвую! не спал ночей по девяти!

Всё отвергал: законы! совесть! веру!

 

 

 

Чацкий

 

Послушай! ври, да знай же меру;

Есть от чего в отчаянье прийти.

 

 

 

Репетилов

 

Поздравь меня, теперь с людьми я знаюсь

С умнейшими!! — всю ночь не рыщу напролёт.

 

 

 

Чацкий

 

Вот нынче например?

 

 

 

Репетилов

 

Что ночь одна, не в счёт,

Зато спроси, где был?

 

 

 

Чацкий

 

И сам я догадаюсь.

Чай, в клубе?

 

 

 

Репетилов

 

В Английском. Чтоб исповедь начать:

Из шумного я заседанья.

Пожало-ста молчи, я слово дал молчать;

У нас есть общество, и тайные собранья,

По четвергам. Секретнейший союз…

 

 

 

Чацкий

 

Ах! я, братец, боюсь.

Как? в клубе?

 

 

 

Репетилов

 

Именно.

 

 

 

Чацкий

 

Вот меры чрезвычайны,

Чтоб взáшеи прогнать и вас и ваши тайны.

 

 

 

Репетилов

 

Напрасно страх тебя берёт:

Вслух, громко говорим, никто не разберёт.

Я сам, как схватятся о камерах, присяжных[3],

О Бейроне, ну о матерьях важных.

Частенько слушаю, не разжимая губ;

Мне не под силу, брат, и чувствую, что глуп.

Ах! Alexandre! у нас тебя недоставало;

Послушай, миленький, потешь меня хоть мало;

Поедем-ка сейчас; мы, благо на ходу;

С какими я тебя сведу

Людьми!! Уж на меня нисколько не похожи.

Что зá люди, mon cher! Сок умной молодёжи!

 

 

 

Чацкий

 

Бог с ними, и с тобой. Куда я поскачу?

Зачем? в глухую ночь? Домой, я спать хочу.

 

 

 

Репетилов

 

Э! брось! кто нынче спит? Ну полно, без прелюдий,

Решись, а мы!.. у нас… решительные люди,

Горячих дюжина голов!

Кричим — подумаешь, что сотни голосов!..

 

 

 

Чацкий

 

Да из чего беснуетесь вы столько?

 

 

 

Репетилов

 

Шумим, братец, шумим.

 

 

 

Чацкий

 

Шумите вы? и только?

 

 

 

Репетилов

 

Не место объяснять теперь и недосуг;

Но государственное дело:

Оно, вот видишь, не созрело,

Нельзя же вдруг.

Что зá люди! mon cher! Без дальних я историй

Скажу тебе: во-первый, князь Григорий!!

Чудак единственный! нас со смеху морит!

Век с англичанами, вся áнглийская складка,

И так же он сквозь зубы говорит,

И так же коротко обстрижен для порядка.

Ты не знаком? о! познакомься с ним.

Другой — Воркулов Евдоким;

Ты не слыхал, как он поёт? о! диво!

Послушай, милый, особливо

Есть у него любимое одно:

«А! нон лашьяр ми, но, но, но»[4].

Ещё у нас два брата:

Левон и Боринька, чудесные ребята!

Об них не знаешь что сказать;

Но если гения прикажете назвать:

Удушьев Ипполит Маркелыч!!!!

Ты сочинения его

Читал ли что-нибудь? хоть мелочь?

Прочти, братец, да он не пишет ничего;

Вот эдаких людей бы сечь-то,

И приговаривать: писать, писать, писать;

В журналах можешь ты, однако, отыскать

Его отрывок, взгляд  и нечто.

Об чём бишь нечто? — обо всём;

Всё знает, мы его на чёрный день пасём.

Но голова у нас, какой в России нету,

Не надо называть, узнаешь по портрету:

Ночной разбойник, дуэлист,

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,

И крепко нá руку нечист;

Да умный человек не может быть не плýтом.

Когда ж об честности высокой говорит,

Каким-то демоном внушаем:

Глаза в крови, лицо горит,

Сам плачет, и мы все рыдаем.

Вот люди, есть ли им подобные? Навряд…

Ну, между ими я, конечно, зауряд,

Немножко поотстал, ленив, подумать ужас!

Однако ж я, когда, умишком понатужась,

Засяду, часу не сижу,

И как-то невзначай, вдруг каламбур рожу,

Другие у меня мысль эту же подцепят,

И вшестером, глядь, водевильчик слепят,

Другие шестеро на музыку кладут,

Другие хлопают, когда его дают.

Брат, смейся, а что любо — любо:

Способностями бог меня не наградил,

Дал сердце доброе, вот чем я людям мил,

Совру — простят…

 

 

 

Лакей

 

(у подъезда)

 

Карета Скалозуба.

 

 

 

Репетилов

 

Чья?

 

 

Явление 5

 

 

Те же и Скалозуб  (спускается с лестницы).

 

 

 

Репетилов

 

(к нему навстречу)

 

Ах! Скалозуб, душа моя,

Постой, куда же? сделай дружбу.

 

(Душит его в объятиях.)

 

 

 

Чацкий

 

Куда деваться мне от них!

 

(Входит в швейцарскую.)

 

 

 

Репетилов

 

(Скалозубу)

 

Слух об тебе давно затих;

Сказали, что ты в полк отправился на службу.

Знакомы вы?

 

(Ищет Чацкого глазами.)

 

Упрямец! ускакал!

Нет нýжды, я тебя нечаянно сыскал,

И просим-ка со мной, сейчас без отговорок:

У князь-Григория теперь народу тьма,

Увидишь человек нас сорок,

Фу! сколько, братец, там ума!

Всю ночь толкуют, не наскучат,

Во-первых, напоят шампанским на убой,

А во-вторых, таким вещам научат,

Каких, конечно, нам не выдумать с тобой.

 

 

 

Скалозуб

 

Избавь. Учёностью меня не обморочишь,

Скликай других, а если хочешь,

Я князь-Григорию и вам

Фельдфебеля в Волтеры дам,

Он в три шеренги вас построит,

А пикните, так мигом успокоит.

 

 

 

Репетилов

 

Всё служба на уме! mon cher, гляди сюда:

И я в чины бы лез, да неудачи встретил,

Как, может быть, никто и никогда;

По статской я служил, тогда

Барон фон-Клоц в министры метил,

А я

К нему в зятья.

Шёл напрямик без дальней думы,

С его женой и с ним пускался в реверси[5],

Ему и ей какие суммы

Спустил, что боже упаси!

Он на Фонтанке жил, я возле дом построил,

С колоннами! огромный! сколько стоил!

Женился наконец на дочери его,

Приданого взял — шиш, по службе — ничего.

Тесть немец, а что проку? —

Боялся, видишь, он упрёку

За слабость будто бы к родне!

Боялся, прах его возьми, да легче ль мне?

Секретари его все хамы, все продажны,

Людишки, пишущая тварь,

Все вышли в знать, все нынче важны,

Гляди-ка в адрес-календарь.

Тьфу! служба и чины, кресты — души мытарства;

Лахмотьев Алексей чудесно говорит,

Что радикальные потребны тут лекарства,

Желудок дольше не варит.

 

 

(Останавливается, увидя, что Загорецкий заступил место Скалозуба, который покудова уехал.)

 

 

Явление 6

 

 

Репетилов, Загорецкий.

 

 

 

Загорецкий

 

Извольте продолжать, вам искренно признаюсь,

Такой же я, как вы, ужасный либерал!

И от того, что прям и смело объясняюсь,

Куда как много потерял!..

 

 

 

Репетилов

 

(с досадой)

 

Все врознь, не говоря ни слова;

Чуть из виду один, гляди уж нет другова.

Был Чацкий, вдруг исчез, потом и Скалозуб.

 

 

 

Загорецкий

 

Как думаете вы об Чацком?

 

 

 

Репетилов

 

Он не глуп,

Сейчас столкнулись мы, тут всякие турусы,

И дельный разговор зашёл про водевиль.

Да! водевиль есть вещь, а прочее всё гиль.

Мы с ним… у нас… одни и те же вкусы.

 

 

 

Загорецкий

 

А вы заметили, что он

В уме сурьезно повреждён?

 

 

 

Репетилов

 

Какая чепуха!

 

 

 

Загорецкий

 

Об нём все этой веры.

 

 

 

Репетилов

 

Враньё.

 

 

 

Загорецкий

 

Спросите всех.

 

 

 

Репетилов

 

Химеры[6].

 

 

 

Загорецкий

 

А кстати, вот князь Пётр Ильич,

Княгиня и с княжнами.

 

 

 

Репетилов

 

Дичь.

 

 

Явление 7

 

 

Репетилов, Загорецкий, Князь и Княгиня с шестью дочерями;  немного погодя Хлёстова  спускается с парадной лестницы, Молчалин  ведёт её под руку. Лакеи  в суетах.

 

 

 

Загорецкий

 

Княжны, пожалуйте, скажите ваше мненье,

Безумный Чацкий или нет?

 

 

 

1-я княжна

 

Какое ж в этом есть сомненье?

 

 

 

2-я княжна

 

Про это знает целый свет.

 

 

 

3-я княжна

 

Дрянские, Хворовы, Варлянские, Скачковы.

 

 

 

4-я княжна

 

Ах! вести старые, кому они новы?

 

 

 

5-я княжна

 

Кто сомневается?

 

 

 

Загорецкий

 

Да вот не верит…

 

 

 

6-я княжна

 

(Репетилову)

 

Вы!

 

 

 

Все вместе

 

Мсьё Репетилов! Вы! Мсьё Репетилов! чтó вы!

Да как вы! Можно ль против всех!

Да почему вы? стыд и смех.

 

 

 

Репетилов

 

(затыкает себе уши)

 

Простите, я не знал, что это слишком гласно.

 

 

 

Княгиня

 

Ещё не гласно бы, с ним говорить опасно,

Давно бы запереть пора.

Послушать, так его мизинец

Умнее всех, и даже князь-Петра!

Я думаю, он просто якобинец,

Ваш Чацкий!!!.. Едемте. Князь, ты везти бы мог

Катишь или Зизи, мы сядем в шестиместной.

 

 

 

Хлёстова

 

(с лестницы)

 

Княгиня, карточный должок.

 

 

 

Княгиня

 

За мною, матушка.

 

 

 

Всё

 

(друг другу)

 

Прощайте.

 

 

(Княжеская фамилия уезжает и Загорецкий тоже.)

 

 

Явление 8

 

 

Репетилов, Хлёстова, Молчалин.

 

 

 

Репетилов

 

Царь небесный!

Амфиса Ниловна! Ах! Чацкий! бедный! вот!

Что наш высокий ум! и тысяча забот!

Скажите, из чего на свете мы хлопочем!

 

 

 

Хлёстова

 

Так бог ему судил; а впрочем

Полечат, вылечат, авось;

А ты, мой батюшка, неисцелим, хоть брось.

Изволил вовремя явиться! —

Молчалин, вон чуланчик твой,

Не нужны проводы; поди, господь с тобой.

 

(Молчалин уходит к себе в комнату.)

 

Прощайте, батюшка; пора перебеситься.

 

 

(Уезжает.)

 

 

Явление 9

 

 

Репетилов  с своим лакеем.

 

 

 

Репетилов

 

Куда теперь направить путь?

А дело уж идёт к рассвету.

Поди, сажай меня в карету,

Вези куда-нибудь.

 

 

(Уезжает.)

 

 

Явление 10

 

 

Последняя лампа гаснет.

 

 

 

Чацкий

 

(выходит из швейцарской)

 

Что это? слышал ли моими я ушами!

Не смех, а явно злость. Какими чудесами?

Через какое колдовство

Нелепость обо мне все в голос повторяют!

И для иных как словно торжество,

Другие будто сострадают…

О! если б кто в людей проник:

Что хуже в них? душа или язык?

Чьё это сочиненье!

Поверили глупцы, другим передают,

Старухи вмиг тревогу бьют —

И вот общественное мненье!

И вот та родина… Нет, в нынешний приезд,

Я вижу, что она мне скоро надоест.

А Софья знает ли? — Конечно, рассказали,

Она не то, чтобы мне именно во вред

Потешилась, и правда или нет

Ей всё равно, другой ли, я ли,

Никем по совести она не дорожит.

Но этот обморок? беспамятство откуда??

Нерв избалованность, причуда, —

Возбýдит малость их, и малость утишит, —

Я признаком почёл живых страстей. — Ни крошки:

Она конечно бы лишилась так же сил,

Когда бы кто-нибудь ступил

На хвост собачки или кошки.

 

 

 

София

 

(над лестницей во втором этаже, со свечкою)

 

Молчалин, вы?

 

(Поспешно опять дверь припирает.)

 

 

 

Чацкий

 

Она! она сама!

Ах! голова горит, вся кровь моя в волненьи!

Явилась! нет её! неýжели в виденьи?

Не впрямь ли я сошёл с ума?

К необычайности я, точно, приготовлен;

Но не виденье тут, свиданья час условлен.

К чему обманывать себя мне самого?

Звала Молчалина, вот комната его.

 

 

 

Лакей его

 

(с крыльца)

 

Каре…

 

 

 

Чацкий

 

Сс!..

 

(Выталкивает его вон.)

 

Буду здесь, и не смыкаю глазу,

Хоть до утра. Уж коли горе пить,

Так лучше сразу,

Чем медлить, а беды медленьем не избыть.

Дверь отворяется.

 

 

(Прячется за колонну.)

 

 

Явление 11

 

 

Чацкий  спрятан, Лиза  со свечкой.

 

 

 

Лиза

 

Ах! мочи нет! робею:

В пустые сени! в ночь! боишься домовых,

Боишься и людей живых.

Мучительница-барышня, бог с нею.

И Чацкий, как бельмо в глазу;

Вишь, показался ей он где-то здесь, внизу.

 

(Осматривается.)

 

Да! как же! по сеням бродить ему охота!

Он, чай, давно уж за ворота,

Любовь на завтра поберёг,

Домой — и спать залёг.

Однако велено к сердечному толкнуться.

 

(Стучится к Молчалину.)

 

Послушайте-с. Извольте-ка проснуться.

Вас кличет барышня, вас барышня зовёт.

Да поскорей, чтоб не застали.

 

 

 

Явление 12

 

 

Чацкий  за колонною, Лиза, Молчалин  (потягивается и зевает). София  (крадётся сверху).

 

 

 

Лиза

 

Вы, сударь, камень, сударь, лёд.

 

 

 

Молчалин

 

Ах! Лизанька, ты от себя ли?

 

 

 

Лиза

 

От барышни-с.

 

 

 

Молчалин

 

Кто б отгадал,

Что в этих щёчках, в этих жилках

Любви ещё румянец не играл!

Охота быть тебе лишь только на посылках?

 

 

 

Лиза

 

А вам, искателям невест,

Не нежиться и не зевать бы;

Пригож и мил, кто не доест

И не доспит до свадьбы.

 

 

 

Молчалин

 

Какая свадьба? с кем?

 

 

 

Лиза

 

А с барышней?

 

 

 

Молчалин

 

Поди,

Надежды много впереди,

Без свадьбы время проволóчим.

 

 

 

Лиза

 

Что вы, сударь! да мы кого ж

Себе в мужья другого прочим?

 

 

 

Молчалин

 

Не знаю. А меня так разбирает дрожь,

И при одной я мысли трушу,

Что Павел Афанасьич раз

Когда-нибудь поймает нас,

Разгонит, проклянёт!.. Да что? открыть ли душу?

Я в Софье Павловне не вижу ничего

Завидного. Дай бог ей век прожить богато,

Любила Чацкого когда-то,

Меня разлюбит, как его.

Мой ангельчик, желал бы вполовину

К ней то же чувствовать, что чувствую к тебе;

Да нет, как ни твержу себе,

Готовлюсь нежным быть, а свижусь — и простыну.

 

 

 

София

 

(в сторону)

 

Какие низости!

 

 

 

Чацкий

 

(за колонною)

 

Подлец!

 

 

 

Лиза

 

И вам не совестно?

 

 

 

Молчалин

 

Мне завещал отец:

Во-первых, угождать всем людям без изъятья —

Хозяину, где доведётся жить,

Начальнику, с кем буду я служить,

Слуге его, который чистит платья,

Швейцару, дворнику, для избежанья зла,

Собаке дворника, чтоб ласкова была.

 

 

 

Лиза

 

Сказать, судáрь, у вас огромная опека!

 

 

 

Молчалин

 

И вот любовника я принимаю вид

В угодность дочери такого человека…

 

 

 

Лиза

 

Который кормит и поит,

А иногда и чином подарит?

Пойдёмте же, довольно толковали.

 

 

 

Молчалин

 

Пойдём любовь делить плачевной нашей крали.

Дай обниму тебя от сердца полноты.

 

(Лиза не даётся.)

 

Зачем она не ты!

 

(Хочет идти, София не пускает.)

 

 

 

София

 

(почти шёпотом, вся сцена вполголоса)

 

Нейдите далее, наслушалась я много,

Ужасный человек! себя я, стен стыжусь.

 

 

 

Молчалин

 

Как! Софья Павловна…

 

 

 

София

 

Ни слова, ради бога,

Молчите, я на всё решусь.

 

 

 

Молчалин

 

(бросается на колена, София отталкивает его)

 

Ах, вспомните, не гневайтеся, взгляньте!..

 

 

 

София

 

Не помню ничего, не докучайте мне.

Воспоминания! как острый нож оне.

 

 

 

Молчалин

 

(ползает у ног её)

 

Помилуйте…

 

 

 

София

 

Не подличайте, встаньте,

Ответа не хочу, я знаю ваш ответ,

Солжёте…

 

 

 

Молчалин

 

Сделайте мне милость…

 

 

 

София

 

Нет. Нет. Нет.

 

 

 

Молчалин

 

Шутил, и не сказал я ничего, окрóме…

 

 

 

София

 

Отстаньте, говорю, сейчас,

Я криком разбужу всех в доме,

И погублю себя и вас.

 

(Молчалин встаёт.)

 

Я с этих пор вас будто не знавала.

Упрёков, жалоб, слёз моих

Не смейте ожидать, не стоите вы их;

Но чтобы в доме здесь заря вас не застала,

Чтоб никогда об вас я больше не слыхала.

 

 

 

Молчалин

 

Как вы прикажете.

 

 

 

София

 

Иначе расскажу

Всю правду батюшке с досады.

Вы знаете, что я собой не дорожу.

Подите. — Стойте, будьте рады,

Что при свиданиях со мной в ночной тиши

Держались более вы робости во нраве,

Чем даже днём, и при людя́х, и в яве,

В вас меньше дерзости, чем кривизны души.

Сама довольна тем, что ночью всё узнала,

Нет укоряющих свидетелей в глазах,

Как давиче, когда я в обморок упала,

Здесь Чацкий был…

 

 

 

Чацкий

 

(бросается между ими)

 

Он здесь, притворщица!

 

 

 

Лиза и София

 

Ах! Ах!..

 

 

(Лиза свечку роняет с испугу; Молчалин скрывается к себе в комнату.)

 

 

Явление 13

 

 

Те же,  кроме Молчалина.

 

 

 

Чацкий

 

Скорее в обморок, теперь оно в порядке,

Важнее давишной причина есть тому,

Вот наконец решение загадке!

Вот я пожертвован кому!

Не знаю, как в себе я бешенство умерил!

Глядел, и видел, и не верил!

А милый, для кого забыт

И прежний друг, и женский страх и стыд, —

За двери прячется, боится быть в ответе.

Ах! как игру судьбы постичь?

Людей с душой гонительница, бич! —

Молчалины блаженствуют на свете!

 

 

 

София

 

(вся в слезах)

 

Не продолжайте, я виню себя кругом.

Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

 

 

 

Лиза

 

Стук! шум! ах! боже мой! сюда бежит весь дом.

Ваш батюшка, вот будет благодарен.

 

 

Явление 14

 

 

Чацкий, София, Лиза, Фамусов, толпа слуг  со свечами.

 

 

 

Фамусов

 

Сюда! за мной! скорей!

Свечей побольше, фонарей!

Где домовые? Ба! знакомые всё лица!

Дочь, Софья Павловна! страмница!

Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять, она,

Как мать её, покойница жена.

Бывало, я с дражайшей половиной

Чуть врознь — уж где-нибудь с мужчиной!

Побойся бога, как? чем он тебя прельстил?

Сама его безумным называла!

Нет! глупость на меня и слепота напала!

Всё это заговор, и в заговоре был

Он сам и гости все. За что я так наказан!..

 

 

 

Чацкий

 

(Софии)

 

Так этим вымыслом я вам ещё обязан?

 

 

 

Фамусов

 

Брат, не финти, не дамся я в обман,

Хоть подерётесь — не поверю.

Ты, Филька, ты прямой чурбан,

В швейцары произвёл ленивую тетерю,

Не знает ни про что, не чует ничего.

Где был? куда ты вышел?

Сеней не запер для чего?

И как не досмотрел? и как ты не дослышал?

В работу вас, на поселенье вас[7]:

За грош продать меня готовы.

Ты, быстроглазая, всё от твоих проказ;

Вот он, Кузнецкий мост, наряды и обновы;

Там выучилась ты любовников сводить,

Постой же, я тебя исправлю:

Изволь-ка в избу, марш за птицами ходить.

Да и тебя, мой друг, я, дочка, не оставлю,

Ещё дни два терпение возьми:

Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми.

Подалее от этих хватов,

В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов,

Там будешь горе горевать,

За пяльцами сидеть, за святцами зевать.

А вас, сударь, прошу я толком

Туда не жаловать ни прямо, ни просёлком;

И ваша такова последняя черта,

Что, чай, ко всякому дверь будет заперта:

Я постараюсь, я, в набат я приударю,

По городу всему наделаю хлопот,

И оглашу во весь народ:

В Сенат подам, министрам, государю.

 

 

 

Чацкий

 

(после некоторого молчания)

 

Не образумлюсь… виноват,

И слушаю, не понимаю,

Как будто всё ещё мне объяснить хотят,

Растерян мыслями… чего-то ожидаю.

 

(С жаром.)

 

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!

Спешил!.. летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.

Пред кем я давиче так страстно и так низко

Был расточитель нежных слов!

А вы! о боже мой! кого себе избрали?

Когда подумаю, кого вы предпочли!

Зачем меня надеждой завлекли?

Зачем мне прямо не сказали,

Что всё прошедшее вы обратили в смех?!

Что память даже вам постыла

Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,

Которые во мне ни даль не охладила,

Ни развлечения, ни перемена мест.

Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!

Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,

Мой вид, мои слова, поступки — всё противно, —

Я с вами тотчас бы сношения пресёк,

И перед тем, как навсегда расстаться

Не стал бы очень добираться,

Кто этот вам любезный человек?..

 

(Насмешливо.)

 

Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом.

Себя крушить, и для чего!

Подумайте, всегда вы можете его

Беречь, и пеленать, и спосылать за делом.

Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей —

Высокий идеал московских всех мужей. —

Довольно!.. с вами я горжусь моим разрывом.

А вы, судáрь отец, вы, страстные к чинам:

Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,

Я сватаньем моим не угрожаю вам.

Другой найдётся благонравный,

Низкопоклонник и делец,

Достоинствами, наконец,

Он будущему тестю равный.

Так! отрезвился я сполна,

Мечтанья с глаз долой — и спала пелена;

Теперь не худо б было сряду

На дочь и на отца,

И на любовника-глупца,

И на весь мир излить всю жёлчь и всю досаду.

С кем был! Куда меня закинула судьба!

Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,

В любви предателей, в вражде неутомимых,

Рассказчиков неукротимых,

Нескладных умников, лукавых простаков,

Старух зловещих, стариков,

Дряхлеющих над выдумками, вздором, —

Безумным вы меня прославили всем хором.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нём рассудок уцелеет.

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорблённому есть чувству уголок!..

Карету мне, карету!

 

 

(Уезжает.)

 

 

Явление 15

 

 

Кроме Чацкого.

 

 

 

Фамусов

 

Ну что? не видишь ты, что он с ума сошёл?

Скажи сурьезно:

Безумный! что он тут за чепуху молол!

Низкопоклонник! тесть! и про Москву так грозно!

А ты меня решилась уморить?

Моя судьба ещё ли не плачевна?

Ах! боже мой! что станет говорить

Княгиня Марья Алексевна!

 

 

Конец

 



[1] Мой милый (франц.).

[2] …в опеку взят указом!  — то есть над имением Репетилова, по царскому указу, была учреждена опека (надзор).

[3] …о камерах, присяжных…  — Камеры — палаты народных депутатов в конституционных государствах. О палатах депутатов, как и о введении в России суда присяжных, много говорили тогда в русском обществе, особенно в среде декабристов.

[4] «А! нон лашьяр ми, но, но, но»  («Ах! не оставь меня, нет, нет, нет») — популярная песенка из оперы итальянского композитора Галуппи (1706–1785) «Покинутая Дидона».

[5] Реверси  — карточная игра.

[6] Химеры  — здесь: нелепые выдумки.

[7] В работу вас, на поселенье вас…  — Дворовых крепостных часто отправляли в наказание на тяжёлые работы в поместья. Помещики также имели право ссылать своих крепостных без суда на поселение в Сибирь.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.