Знаменитый по всей России Соловецкий монастырь с началом реформ Никона выступил против них, на стороне старообрядчества. Это выступление возглавил сам архимандрит Илья. Когда в 1657 году в соловецким инокам были присланы новонапечатанные никоновские служебники, архимандрит и его приближённые их спрятали. В следующем году Илья созвал всю соловецкую братию и увещевал ее постоять за православие, не принимать «латинских» новшеств. Монахи подписали общий приговор, чтобы священники не смели служить по новопечатным книгам. Илья и его помощники стали распространять старообрядческую пропаганду по всему Поморскому краю. Илья вскоре умер. Новый архимандрит соловецкого монастыря Варфоломей пытался отменить помянутый приговор и ввести новые книги, но безуспешно; стойкая приверженность старообрядчеству и проповедь о наступлении времени антихриста уже прочно укрепились среди братии и окрестного населения.

Соловецкий монастырь

Соловецкий монастырь. Фото 1915 года

 

Варфоломей был вызван в Москву на собор 1666-1667, окончательно одобривший реформы Никона. Братия Соловецкого монастыря поручила ему подать на соборе челобитную об оставлении старины. Архимандрит рассказал, что пытался ввести новые книги, но безуспешно. На собор была прислана от некоторых соловецких старцев челобитная, обвинявшая Варфоломея в пьянстве, любостяжании и просившая дать ей иного настоятеля. Но пришла и другая челобитная, от склонившегося на сторону правительства келаря и части монахов – те жаловались, что «раскольники» затевают в Соловецком монастыре мятежи. Для расследования собор отправил на Соловки комиссию во главе с ярославско-спасским архимандритом Сергием и в сопровождении стрелецкого отряда. Соловецкие иноки приняли её крайне неприязненно. Когда комиссия стала читать в храме соборную грамоту, братия подняла крик против троеперстия, трегубой аллилуйи и новых книг. Более всех кричал бывший архимандрит любимого царем Саввы-Сторожевского монастыря Никанор, удалившийся на покой в Соловецкую обитель. Комиссия уехала назад, ничего не добившись. А братия послала государю новые челобитные об оставлении старых книг. В Москве отставили Варфоломея и назначили в Соловецкий монастырь другого архимандрита, Иосифа. Когда тот прибыл туда, братия спросила его, как он будет служить: по старым или новым книгам. Иосиф прочел царский указ о введении «никоновских» книг. Его не допустили к настоятельству и выслали из монастыря; а царю снова послали челобитную с просьбою оставить старые порядки. Тогда, в декабре 1667, царь указал отобрать соловецкие вотчины в казну и прекратить монастырю подвоз хлебных припасов. Московский собор 1667 изрек анафему на непослушных монахов. Но соловецкая братия не покорялась, и в 1668 к монастырю был отправлен стрелецкий отряд Волохова. Монахи со многими находившимися у них в ссылке и на богомолье мирянами вооружились и сели в осаду. Так началось Соловецкое восстание, длившееся восемь лет (1668-1676).

Соловецкое восстание

Восстание старообрядцев Соловецкого монастыря против никонианских книг в 1668 году. Художник С. Милорадович, 1885

 

Соловецкий монастырь представлял собой довольно сильную крепость и имел все средства для продолжительной обороны. Островное его положение на далеком море, полгода закованном во льды, служило наилучшей защитою. Стены Соловецкого монастыря были вооружены пушками и пищалями (всего до 90 орудий). Пороху было заготовлено до 900 пудов. Хлеба и съестных припасов было собрано едва ли не на десять лет; притом сообщения с берегом и доставка провизии еще долго не прекращались. Гарнизон Соловков превышал 500 человек, в том числе до 200 монахов и послушников и более 300 мирян: крестьян, беглых холопов, стрельцов, донских казаков и даже иноземцев – шведов, поляков, татар. Рвение о старой вере придавало участником Соловецкого восстания большую моральную силу. Присланные им новопечатные книги соловчане бросили в море. Отправленный на подавление Соловецкого восстания стряпчий Волохов со стрелецким отрядом человек в полтораста даже не решился осадить монастырь; на его увещания восставшие дали дерзкий ответ.

Воевода Волохов стал на Заячьем острове в 5 верстах от монастыря; но, ничего не достигнув, на зиму ушел на твердую землю. Он поставил в Кемском городке слабую заставу, якобы с целью не пропускать в монастырь запасов, а сам засел поблизости в Сумском остроге и занялся поборами с монастырских волостей. Тут он вошёл в пререкания с архимандритом Иосифом. Изгнанный из Соловецкой обители после начала восстания, Иосиф поселился на том же Заячьем острове, откуда управлял сумскими и кемскими монастырскими вотчинами и всякими промыслами. Иосиф жаловался в Москву на вымогательства Волохова, а последний доносил, будто архимандрит и его старцы бражничают, за государево здоровье Бога не молят и даже радеют участникам Соловецкого восстания. Распря разгорелась до того, что Волохов бил архимандрита по щекам, драл за бороду и велел стрельцам посадить его на цепь. Оба противника были вызваны в Москву и уже не вернулись на Белое море.

Подавлять Соловецкое восстание вместо Волохова отправили в 1672 стрелецкого голову Иевлева с подкреплением в 600 стрельцов из Холмогор и Архангельска. Но эти стрельцы были люди, «пехотному строю не обученные». В августе 1672 воевода с 725 человеками подступил к монастырю, но ограничился тем, что пожег ближние хозяйственные строения, побил скот и тоже ушел в Сумский острог, сославшись на недостаток пороха и свинца. Тут он по примеру Волохова стал притеснять крестьян Соловецкого монастыря поборами с целью наживы, но под предлогом сбора кормов для своего отряда.

В следующем году Иевлева отозвали. Руководить подавлением Соловецкого восстания было поручено Ивану Мещеринову с новым подкреплением и указом «быть на Соловецком острове неотступно». Подчиненные ему начальники (иноземцы Келер, Буш, Гутковский и Стахорский) должны были обучать стрельцов пехотному строю и стрельбе; хотя сами были офицеры рейтарского строя. Летом 1674 года Мещеринов собрал ладьи и карбасы и высадился на Соловецком острове. Тут оказалось, что Иевлев, предав огню хозяйственные постройки, окружавшие монастырь, тем облегчил оборону его и затруднил нападение. Строения эти давали бы возможность осаждающим близко подойти к стенам; теперь же им приходилось действовать против соловецких мятежников на открытой местности под огнём крепостного наряда. Грунт был каменистый, и шанцы приходилось копать с большим трудом. Укрепясь кое-как шанцами, Мещеринов начал обстреливать монастырь; откуда тоже отвечали выстрелами. Самым ярым мятежником явился бывший архимандрит Саввы-Сторожевского монастыря Никанор; он благословил на стрельбу из пушек, ходил по башням и кропил св. водою голландские пушки, приговаривая: «матушки мои галаночки, надеемся на вас». Он приказывал стрелять по воеводе говоря: «поразишь пастыря, ратные люди разбредутся аки овцы». Рядом с Никанором во главе Соловецкого восстания действовали келарь Маркел, городничий старец Дорофей, прозванием Морж, сотники Исачко Воронин и Самко.

Воевода Мещеринов подавляет Соловецкое восстание

Воевода Мещеринов подавляет Соловецкое восстание. Лубок XIX столетия

 

Но среди восставших возникла распря по вопросу о молениях за великого государя. Некоторые старцы настаивали продолжать моления. 16 сентября 1674 участники Соловецкого восстания собрали общее совещание по этому поводу. Тут Исачко и Самко с товарищами сняли оружие, говоря, что не хотят более служить, так как священники за великого государя Бога молят. Тогда келарь добил им челом, и они снова надели оружие, изрекая бранные слова на царя. После этого мятежники выгнали из монастыря некоторых черных священников, а другие ушли сами, явившись к Мещеринову, принеся покаяние государю и распространяя про участников Соловецкого восстания разные порочащие слухи. Раскаявшиеся священники изъявили согласие принять новоисправленные книги и троеперстие. По удалении священников, почти некому было отправлять в монастыре церковную службу: но Никанор говорил, что можно обойтись и без священников, и без обедни, а ограничиться чтением в церкви часов. Однако, не все были с ним согласны, и среди восставших продолжались распри, хотя о сдаче не было и помину. Мещеринов не решился зимовать на острове; а разорил свои шанцы и, по примеру предшественников, отплыл от Соловецкого монастыря на зимовку в Сумский острог, вопреки наказам из Москвы.

Там повторилось то же, что было при Волохове и Иевлеве. В Москву пошли жалобы на притеснения и корысть воеводы Мещеринова, который под видом сбора кормов производил поборы в Сумском уезде и даже посылал свою меру для сбора хлебных запасов, в которой было 22 фунта лишку против казенной! Из Москвы приходили грамоты с выговорами воеводе, но они оставались без действия.

Летом 1675 Мещеринов снова высадился у монастыря, имея более 1000 ратных людей, пушки и запасы в изобилии. На сей раз он решил осаждать участников Соловецкого восстания и зимой, для чего устроил вокруг монастыря 13 земляных городков с пушками и повел подкопы под три башни. Но долго еще тянулась бы осада, если бы не помогла измена. В ноябре из монастыря убежал чернец Феоктист. Он указал Мещеринову слабое место обороны восставших: слегка закладенное камнями окно под сушилом у Белой башни. Воевода сначала не внял этому указанию. 23 декабря он сделал приступ и был отбит с большим уроном. Только после того Мещеринов воспользовался советом Феоктиста. В ночь на 22 января 1676 он послал отряд с майором Кашиным. Феоктист знал час, когда караулы расходятся по кельям, а на стенах остается только по одному человеку. Стрельцы выломали камни в окне, вошли в Белую башню и впустили войско. К рассвету монастырь был в руках царской рати; монахов быстро обезоружили. Захваченные вожаки Соловецкого восстания ­– архимандрит Никанор и сотник Самко ­– были повешены; менее виновные заточены по острогам; а толпа, принесшая повинную, пощажена. Царь Алексей Михайлович, по-видимому, не успел узнать о взятии Соловецкого монастыря – он скончался уже через несколько дней. На воеводство в Соловки был прислан Владимир Волконский, который подверг любостяжательного Мещеринова розыску по обвинению в присвоении части монастырской казны.

 

По материалам книги Д. И. Иловайского «История России. В 5 томах. Том 5. Отец Петра Великого. Алексей Михайлович и его ближайшие преемники»

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.