Иван I Калита

– великий князь владимирский (1328–41), князь московский, первый собиратель Северо-Восточной Руси. В борьбе с другими князьями Иван Калита часто пользовался помощью татар. Еще при жизни своего брата Юрия Даниловича Иван принимал участие в управлении московским княжеством. В 1304 Иван оборонял недавно присоединённый Москвой Переяславль от тверских князей. Три дня Переяславль держали в осаде тверские полки боярина Акинфа. На четвертый день пришедший из Москвы боярин Родион Несторович, ударил тверичам в тыл, а Иван сделал вылазку из города. Тверичи были разбиты. Когда в 1319 году Юрий Данилович получил от хана ярлык на великое княжение и уехал в Новгород, Москва оставлена была в управление Ивана.

В 1322 ордынцы отняли у Москвы ярлык на великое княжение и вернули его тверичам. После убийства Юрия Даниловича в Орде тверским князем Дмитрием Грозные Очи (1325) московское княжение перешло к Калите. Дмитрий был казнён в Орде татарами, но великое княжение Владимирское хан Узбек отдал его брату, тверскому князю Александру. Однако вскоре положение резко изменилось. В Тверь прибыл с большой свитой ордынский вельможа Щелкан (Чолхан), сын того воеводы Дюденя, который в 1293 разорил Северную Русь с такой жестокостью, что его поход сравнивали с Батыевым нашествием. Щелкан держал себя в Твери с великой гордостью; его татары творили насилия на жителями. В народе ходили слухи о намерении Чолхана самому сесть на Тверском княжении и истребить православную веру. 15 августа 1327, в праздник Успения, татары попробовали отнять кобылу у тверского дьякона Дудко. Тот стал звать на помощь земляков. Тверичи ударили в набатный колокол; народ стал избивать татар. Остаток их заперся с Чолханом на княжем дворе, но горожане зажгли его. Все татарское посольство погибло; избиты были и находившиеся в Твери ордынские купцы.

Иван Калита обрадовался такому случаю погубить тверских соперников, поспешил в Орду, возвратился с 50-тысячным татарским войском и опустошил огнем и мечом всю Тверскую землю. В следующем году Иван получил от хана ярлык на великое княжение. Узбеку донесли, что тверское восстание разжигал сам князь Александр. Хан отдал Тверь брату Александра, Константину. Сам Александр бежал в Новгород, а потом в Псков. Калита и другие князья требовали, чтобы Александр ехал к хану в Орду, но псковичи не пустили его. Калита, другие князья и новгородцы пошли было на Псков; но, узнав о приготовлениях псковичей к обороне, решили действовать не оружием, а другой мерой: митрополит Феогност послал отлучение от церкви Александру и всему Пскову, если требование князей не будет исполнено.

Угроза Феогноста отлучить Псков от церкви заставила Александра на время уехать в Литву (1329). Князья оставили псковичей в покое. Вскоре Александр воротился в Псков под покровительством литовского князя Гедимина и правил этим городом несколько лет. Но он скучал о Твери; его мучила мысль, что его дети будут лишены княжения в Тверской земле. Александр отправил к хану Узбеку сына Федора, а потом и сам отправился в Орду с повинною. Узбек простил его и возвратил ему Тверское княжение (1337). Соперничество Ивана Калиты с Тверью грозило возобновиться. Некоторые тверские бояре были недовольны возвращением Александра. Они покинули Тверь и перешли на службу к более сильному князю Калите.

Калита отправился к татарам. По его внушению, хан послал Александру приказ явиться в Орду. Александр отправил наперед сына Федора, а потом поехал и сам. Он уже получил вести от сына и чуял беду; но, как и отец его, предпочел лучше самому погибнуть, нежели навлечь татарское мщение на своих подданных. Когда провожаемый тверичами князь сел в ладью, поднялся сильный ветер; гребцы не могли справиться с ним, ладью относило назад. Это было сочтено худым знамением, но и оно не побудило Александра отложить поездку.

В Орде Александр узнал, что уже назначен день его казни – 29 октября 1339 года. В этот день Александр и его сын Фёдор исповедовались и сами вышли навстречу убийцам, возглавляемым мурзой Товлубием. Татары пронзили Александра и Федора и отрубили им головы. Их тела бояре отвезли в Тверь, где снова сел княжить осторожный Константин Михайлович. Иван Калита вернулся в Москву из Орды с великим пожалованием и, торжествуя победу над Тверью, велел снять большой колокол тверского Спасского собора и перевезти его в Москву.

Самовластно распоряжался Иван Калита и в других княжествах. В Ростове его воеводы чинили всякие насилия над жителями и повесили за ноги старшего ростовского боярина Аверкия (1330). Князь Суздальский, Александр Васильевич, был покорным подручником Москвы. Одну из своих дочерей Иван Калита отдал за князя Василия Давыдовича Ярославского, а другую – за Константина Васильевича Ростовского и самовластно распоряжался уделами своих зятьев. В 1332 Калита начал войну с Новгородом, который отказался уплатить старинную дань («закамское серебро»), но вскоре заключил мир. В конце княжения он снова потребовал от новгородцев большую сумму и, когда они отказались уплатить ее, отозвал своих наместников. Эта распря окончилась уже при его сыне. Князья рязанские ввиду татарской угрозы тоже должны были повиноваться Ивану I. В 1340 Калита, по приказу хана, отправил войско на непослушного Орде смоленского князя Ивана Александровича и вместе с татарами опустошил Смоленскую область.

Иван Калита, с одной стороны, является с неприглядными чертами человека жестокого и пронырливого, который раболепствовал в Орде. Но, с другой, утверждения, что он «продавал Русь татарам», несправедливы и легковесны. Если бы это было так, то татарское иго над Северо-Восточной Русью при Калите должно было бы усилиться. Но на деле мы видим обратное: после окончательной победы Ивана I в борьбе с Тверью монгольское владычество над Русью не укрепилось, а значительно ослабло. Опустошительные татарские набеги после 1327 прекратились на целых четыре десятилетия. Владения Ивана Калиты и весь русский Северо-Восток стали пользоваться спокойствием и благосостоянием: «Бысть тишина христианам и престаша татарове воевать Русскую землю», – говорят летописцы, разумея в данном случае под Русской землей Владимирское и Московское княжества. Эта «тишина» продолжалась до середины 1360-х годов. При Иване Калите Русь обрела гораздо больше самостоятельности в отношениях с ханом. Ордынскую дань ранее здесь собирали приезжавшие мусульманские и иудейские финансисты. Они брали этот сбор на откуп у хана и потом жестокими насилиями взимали с русского населения гораздо большую сумму. Благодаря умной политике Калиты татары перестали допускать на Русь этих вымогателей. Ордынский «выход» теперь собирали и возили в Орду сами русские князья, и это очень облегчило народ. Русь пока оставалась под верховной властью Орды, но получила гораздо более высокий, чем раньше, вассальный статус. В тех условиях это было крупным достижением.

Иван Калита был бережливым хозяином, старавшимся увеличить своё княжество и богатство. В своем завещании он заботливо пересчитывает все купленные им села и золотые сосуды. На эту черту его указывает прозвище Калита — мешок с деньгами, скопидом (Карамзин объясняет это прозвище иначе — тем, что Иван всегда носил при себе мешок с деньгами – «калиту» – для раздачи бедным). Иван Калита заботился о внутреннем устройстве своих владений. Он выстроил в Москве новый дубовый Кремль, защищавший не только центр города, но и часть посада. Москва стала быстро расти. К сильному князю Московскому стекались бояре из Твери, Чернигова, Киева и даже из Орды (мурза Чет). Иван заботился о внутренней безопасности своих владений, строго преследовал разбойников и воров.

Важным событием княжения Ивана Калиты было переселение митрополита Петра из Владимира в Москву на постоянное жительство. Калита приобрёл особое расположение митрополита и по его просьбе воздвиг в Москве каменный Успенский собор. Пётр умер в Москве и был погребён в ней. Новый митрополит Феогност, следуя примеру своего предшественника, также поселился в Москве. Кроме названного собора, Иван построил в Москве еще три каменных храма. Каменные церкви в разорённой татарами Владимирской Руси тогда были редкостью.

О земельных присоединениях к московскому княжеству в эпоху Ивана Калиты точных сведений нет. Приобретение им городов Галича, Углича и Белозерска, на которое указывает духовная Дмитрия Донского, сомнительно, так как сам Иван не говорит о них в своих духовных грамотах. По объяснению Соловьева, Калита купил эти города, но оставил за продавцами некоторые права владетельных князей. Перед смертью Иван Калита принял пострижение. Все свое имущество он разделил между тремя сыновьями и женою: Москву оставил в общее владение наследникам, сыну Симеону дал города Можайск, Коломну и 16 волостей, Ивану — Звенигород, Кремичну, Рузу и 10 волостей, Андрею — Лопасню, Серпухов и еще 9 волостей, жене Елене с дочерьми — 14 волостей.

 

© Авторское право на данную статью «Иван I Калита» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.