Русско-турецкой войной 1787-1791 решил воспользоваться для нанесения удара в тыл России Густав III, король шведский. Это был государь смелый, предприимчивый, с умом образованным, с душою возвышенной, но беспокойный характером, непостоянный в действиях и честолюбивый до мечтательности. Наследовав от отца государство расстроенное, изнуренное господством дворянства и влиянием иноземным, без всякого веса в политической системе Европы, Густав решился избавить Швецию от самоуправства аристократов и возвести ее на ту степень могущества, которую она занимала до конца XVII века. Первое предприятие было увенчано счастливым успехом: поддерживаемый духовенством, войском, городами, король в 1772 году ограничил самовластие высшего сословия, обуздал партии и расширил пределы власти королевской. Но мысль его возвести Швецию на прежнюю степень политического могущества, была одной мечтой, тем более несбыточной, что в таком случае надлежало путём новой русско-шведской войны возвратить невозвратимое – области, утраченные по Ништадтскому договору 1721. В самом деле Густав таил непримиримую ненависть к России, исторгшей у Швеции первенство на севере, ждал благоприятного случая и едва не объявил нам войны еще в 1773 году, во время Пугачевского бунта.

При таком неприязненном расположении шведского короля, нетрудно было английскому министерству склонить его к разрыву с Россией, чтобы присоединить к русско-турецкой войне в 1788 ещё и русско-шведскую – в одно время озаботить нас и на севере и на юге. Решившись начать русско-шведскую войну, Густав заключил с Турцией договор, обещал содействовать ей к возвращению Крыма, вооружил на счет ее войско и флот, вступил в Финляндиюи объявил нашему кабинету, что он согласен оставить нас в покое, если императрица Екатерина II откажется от Крыма, примирится с Турцией на условиях Белградского договора и уступит Швеции все, чем она владела в Финляндии. Король требовал решительного ответа, давая знать, что он не намерен вступать ни в какие объяснения. Граф Сегюр заметил, что Густав пишет так, как будто уже выиграл три великих сражения. «Если бы он овладел даже Петербургом и Москвою, – возразила Екатерина, – и тогда не приняла б я столь унизительных условий, сама выступила б с войском и доказала б свету, что можно сделать, предводительствуя русскими».

Русско-шведская война 1788-1790. Карта

Русско-шведская война 1788-1790. Карта

 

Дела наши на севере перед началом русско-шведской войны 1788-1790 были, однако, затруднительны: все войска наши находились на юге, под Очаковым и в Молдавии; в Петербурге оставалась одна гвардия, в то время немногочисленная, с инвалидными командами, всего не более 14 000 человек. Положение России могло быть еще опаснее, если бы Густав помедлил несколько дней с началом войны, чтобы дать нашему флоту время уйти из Балтийского моря в Средиземное, куда он был назначен для действий против турок в Архипелаге. К счастью неприятель оставил это важное обстоятельство без внимания, и адмирал Грейг, один из героев чесменских, с 17 линейными кораблями бодро встретил шведский флот, под начальством герцога Зюдерманландского (16 линейных кораблей и 7 фрегатов), недалеко от Готланда 6 июля 1788. Бой был жестокий. Грейг одолел, отбил герцога и загнал его в гавань Свеаборгскую, откуда он при наступлении осени уплыл к берегам Швеции.

Военные действия самого шведского короля на сухом пути, в Финляндии, были еще безуспешнее: раздробив свою армию, чтобы в одно время овладеть Выборгом, Нейшлотом, Вильманстрандом, Кексгольмом, он ослабил свои силы и целое лето ничего не делал. В шведском войске обнаружился ропот; финны возмутились явно; дворянство объявило, что король не имеет права начинать войны наступательной без согласия сейма; между тем датчане, исполняя союзный договор с нашим двором, вступили в русско-шведскую войну, начали неприязненные действия против шведов, соединили свой флот с русской эскадрой, находившуюся в Копенгагене, и угрожая овладеть Готенбургом, принудили Густава оставить нас до времени в покое и возвратиться в Стокгольм, для защиты собственных владений. Неудача его дала Екатерине повод написать забавную оперу, под названием: «Горе-богатырь». Он успел, однако, выпутаться из своего опасного положения, чтобы продолжить русско-шведскую войну 1788-1790 снова потревожить Россию.

Встреченный в Стокгольме всеобщим ропотом дворянства, Густав удалился в Далекарлию, где некогда знаменитый предок его Густав Ваза нашел храбрых защитников своего трона. Жители Далекарлии не изменились: воспламененные красноречием любимого короля, они восстали поголовно, спасли Готенбург от датчан и привели в трепет строптивое дворянство. Опираясь на усердие народа, Густав восторжествовал над врагами внутренними, смирил войско, обуздал вельмож, укрепил и расширил власть королевскую. Англия избавила его от войны датской: устрашенный объявлением лондонского кабинета выслать флот в Балтийское море, датский король примирился с Густавом, чем дал ему возможность возобновить русско-шведскую войну 1788-1790 и устремить все силы на Россию.

В 1790 году русско-шведская война возобновилась с ожесточением: главные действия происходили в Финском заливе. Шведский флот, под начальством герцога Зюдерманландского, успел выйти в море прежде, чем соединились обе эскадры наши, Ревельская и Кронштадтская, и, пользуясь своим превосходством (27 кораблей против 17 русских), весной 1790 смело напал на Ревель, однако, без успеха. Отбитый Чичаговым,он обратился, уже с 22 линейными кораблями и 12 фрегатами, на Кронштадт, чтобы уничтожить стоявшую здесь эскадру (17 линейных кораблей, 12 фрегатов) под начальством адмирала Круза, и тем очистить путь Густаву, шедшему с галерным флотом и десантными войсками к Петербургу. Храбрый Круз, сподвижник Орлова и Спиридова в боях русско-турецкой войны 1768-1774 на водах архипелагских, встретил шведов 23 мая 1790 при острове Сескаре и вступил в жестокий бой. Целый день от зари до поздней ночи канонада отдавалась в Санкт-Петербурге. Столица была в ужасе. Одна Екатерина не теряла присутствия духа, и когда Густав хотел знать, слышны ли были пушечные выстрелы в Санкт-Петербурге, велела ему сказать, что она уже 25 лет слышит пустые пушки (отбивавшие часы в Петропавловской крепости). Круз отбил шведов и соединился с Чичаговым который, по смерти Грейга приняв главное начальство над русским флотом, вскоре заставил неприятеля дорого заплатить за намерение потревожить царицу севера.

Герцог Зюдерманландский, после неудачного сражения при острове Сескаре, удалился в Выборгский залив, где стоял сам король с гребным флотом. Чичагов расположился при входе в залив, запер шведов и привел их в отчаянное положение. Целый месяц окруженные со всех сторон, с моря и с сухого пути, русскими, они начали чувствовать недостаток в хлебе и пресной воде, потеряли надежду на спасение, впали в уныние, и принц Нассау-Зиген, сподвижник Чичагова, уже предлагал королю сдаться на капитуляцию. Густав прибегнул к последнему средству, которое могло спасти его или погубить невозвратно: он решился пробиться; сам повел свои корабли под непрерывным огнем всего русского флота, на легком судне разъезжал по Выборгскому заливу, бросался во все опасности, одолевал все преграды, явил доблести героя, равно храброго и искусного, пробился 22 июня 1790 сквозь русский флот и спасся в заливе Свеаборгском, но с потерей целой трети морских сил своих (7 линейных кораблей и 3 фрегата).

Сражение при Выборге 1790

Русско-шведская война 1788-1790: морское сражение при Выборге 23 июня 1790. Картина И. К. Айвазовского

 

Вскоре, однако, ему удалось отомстить за это самое тяжкое своё поражение в войне 1788-1790: принц Нассау-Зиген, преследуя бегущих шведов, напал (июль 1790) на гребную флотилию их при Роченсальме, среди шхер. Корабли его частью сели на мель, частью разбились о подводные камни; вся эскадра пришла в величайшее смятение; ободренные шведы напали на нее дружно, овладели многими русскими судами и полонили до 6 000 человек. Сам принц едва спасся бегством.

Русско-шведская война 1788-1790: сражение при Роченсальме 1790

Русско-шведская война 1788-1790: морское сражение при Роченсальме 28 июня (9 июля) 1790. Картина Й. Т. Шульца

 

При всем том после поражения под Выборгом Густав желал прекратить тягостную русско-шведскую войну, предвещавшую его стране одни потери: русские господствовали на Балтийском море, и храбрый Чичагов готовился идти к Стокгольму. Тем охотнее склонялась прекратить русско-шведскую войну 1788-1790 Екатерина: одновременное ведение на юге русско-турецкой войны становилось затруднительным; верный союзник ее, император Иосиф II, умер. Преемник его Леопольд II, озабоченный мятежом нидерландским, спешил кончить распри с Портою и уже вступил с ней в переговоры; вся тягость войны турецкой падала на одну Россию, которая сверх того должна была опасаться разрыва с Англией, Пруссией и Польшей.

При обоюдном желании мира нетрудно было согласиться в условиях. Переговоры были непродолжительны: трактат о прекращении русско-шведской войны 1788-1790 подписали 3 августа 1790 года в Верельской долине, на берегах Кюмени. Обе державы остались после войны при прежних своих границах. Густав обязался не вмешиваться в дела России с Турцией, Екатерина с своей стороны согласилась признать установленный им в Швеции образ правления и заплатить ему значительную сумму, в виде вспоможения, чтобы отвлечь его от союза с неприязненной нам Англией.

 

При написании статьи использованы переработанные материалы из книги Н. Г. Устрялова «Русская история до 1855 года

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.