По окончании русско-шведской войны 1808-1809 и заключении мира со Швецией русские войска с берегов Торнео и Ботнического залива двинулись на берега Дуная, где незадолго пред тем запылала русско-турецкая война – брань кровавая, воспламененная также Наполеоном еще в 1806 году. Вскоре после Аустерлицкого похода Наполеон заключил тесную дружбу с турецким султаном Селимом III и в самом начале войны прусской дал повеление послу своему в Константинополе генералу Себастиани вооружить Порту на Россию, чтобы отвлечь силы наши от содействия Фридриху-Вильгельму. Хитрый Себастиани успел уверить султана, будто Россия намерена завоевать Турцию. Султан начал обнаруживать к нам неприязненное расположение: вопреки трактатам, без согласия нашего двора, сменил преданных нам господарей Молдавского и Валахского и запер Дарданеллы для русских военных кораблей.

Русско-турецкая война сделалась неизбежной. Царь Александр I решился предупредить турок и велел генералу Михельсону с 80.000 армией занять Молдавию и Валахию (конец 1806), объявить между тем султану, что Россия не начнет военных действий, если Порта исполнит договор, откроет Дарданеллы и восстановит господарей, сверженных без всякого основательного повода. Великобританский посланник при дворе турецком сир Арбутнот с жаром поддерживал справедливые требования нашего двора и призвал на помощь английскую эскадру, стоявшую близ Тенедоса: адмирал Дукворт с 12 кораблями и многими брандерами вступил в Дарданелльский пролив (конец января 1807), без вреда миновал береговые укрепления, считавшиеся недоступными, и внезапно явился под стенами Стамбула с угрозою разрушить его, если Порта не примирится с русскими. Испуганный турецкий диван готов был уступить; но деятельный Себастиани ободрил его, советовал продлить время переговорами, между тем вооружал народ, укреплял Константинополь, Дарданеллы и в одну неделю выставил не берегах такие батареи, что Дукворт счел за лучшее удалиться в Архипелаг для спасения своей эскадры, которую турки уже намеревались истребить в Дарданелльском проливе. Порта объявила России разрыв.

Русско-турецкая война 1806-1812

Русско-турецкая война 1806-1812. Карта

 

Весною 1807 русско-турецкая война закипела в одно время на Дунае, за Кавказом, в Черном море и в Архипелаге. Михельсон утвердился в Молдавии и Валахии, овладев Бухарестом; Гудович разбил Эрзерумского сераскира на берегах Арпачая; адмирал Сенявин одержал блестящую победу над турецким флотом в морском сражении (июнь 1807) при Афоне, напомнив туркам времена Чесменские, и грозил пробиться сквозь Дарданелльский пролив, чтобы навести ужас на сам Константинополь, как получено было повеление прекратить военные действия против Турции на море и суше, для заключения с Портою мира при посредничестве Франции, на основании заключённого летом 1807 Тильзитского трактата.

Сражение при Афоне, 1807

Русско-турецкая война 1806-1812. Морское сражение при Афоне, 1807. Картина А. Боголюбова, 1853

 

Михельсон вступил в переговоры с турецкими уполномоченными, и в Слободзее согласился (август 1807) приостановить русско-турецкую войну восьмимесячным перемирием, до заключения прочного мира; между тем русские и турецкие войска должны были очистить Молдавию и Валахию. Петербургский кабинет не утвердил последней статьи Слободзейской конвенции, предвидя, что турки не оставят Молдавии в покое, в чем не ошибся: едва русская армия отодвинулась от Дунайского берега, неприятель спешил занять его. Вследствие чего фельдмаршалу князю Прозоровскому, назначенному главнокомандующим после смерти Михельсона, поведено было не выходить из Молдавии, удерживаясь, впрочем, от разрыва.

Перерыв в русско-турецкой войне 1806-1812 продолжался более полутора лет. Турция, занятая внутренними неустройствами, восстанием сербов, неповиновением пашей, буйством янычар, охотно избегала борьбы с Россией. Александр I, озабоченный войною со Швецией, желал прежде всего кончить споры на севере, чтобы тем решительнее действовать на юге; притом же для него, на основании Тильзитского договора, необходимо было согласиться с Наполеоном насчет условий мира сТурцией, и не прежде, как при личном свидании их в Эрфурте (сентябрь 1808). Этот вопрос был решен тем, что Наполеон согласился не прекословить расширению пределов России на берегах Дуная, предоставить ей самой склонить к тому Порту и отказываясь от всякого посредничества.

По возвращении из Эрфурта русский государь поручил князю Прозоровскому пригласить турецких полномочных в Яссы для постановления мирных условий. Конгресс открылся в начале 1809 года. Санкт-Петербургский кабинет требовал от Турции двух условий: уступки Молдавии и Валахии и разрыва с Англией. Порта отказала в том и другом. Русско-турецкая война возобновились; впрочем, до 1810 года ведены были слабо и безуспешно. Князь Прозоровский, генерал старый, обремененный недугами, целое лето занимался осадою Журжи и Браилова, не мог взять ни той, ни другой крепости и допустил турок утвердиться на левом берегу Дуная. После смерти его главное начальство над действующей в русско-турецкой войне армией принял князь Багратион. Исполняя повеления двора, он 14 августа 1809 перешел Дунай и в сентябре осадил Силистрию. Осада была неудачна. Визирь послал на помощь крепости тридцатитысячную армию, которая расположилась в нескольких верстах от русского лагеря, в укрепленном стане. Багратион напал на нее, и был отбит. Недостаток продовольствия принудил его прекратить военные действия за Дунаем и возвратиться в Молдавию.

На место Багратиона главнокомандующим молдавской армией в 1810 году назначен генерал юный, но уже знаменитый блестящими подвигами в Пруссии и Швеции, граф Николай Михайлович Каменский. С появлением его на берегах Дуная все приняло иной вид: турки, доселе тревожившие саму Молдавию, не смели показаться в поле и прятались по крепостям.

Николай Михайлович Каменский

Николай Михайлович Каменский, герой русско-турецкой войны 1806-1812. Портрет работы Ф. Г. Вайча, 1807-1811

 

Каменский хотел в одно лето решительным ударом кончить русско-турецкую войну, тем более тягостную для России, что политические дела на западе снова принимали грозный вид. Он перевел все свои силы, до 80 тысяч, в Болгарию и, в одно время осадив отдельными корпусами Рущук, Силистрию и Пазарджик, в июне 1810 сам с главным корпусом двинулся на Балканы, чтобы овладеть ключом Турции, неприступною Шумлою, где заперся визирь, с большей частью своих войск. Поход был блестящий: Силистрия сдалась (30 мая) после кратковременной осады; Пазарджик 22 мая взяли приступом; все пространство от Дуная до Балкан было очищено от неприятелей. Они держались только в Шумле, Рущуке и Варне. Визирь изъявил желание вновь остановить русско-турецкую войну перемирием; Каменский требовал решительного мира, с тем чтобы Дунай был границей между обеими империями, и, не получив согласия, приступил 10 июня 1810 к Шумле.

Двенадцать русских батальонов после неимоверных усилий взобрались на высоты, окружающие турецкую крепость с севера, и там, после двухдневного боя, утвердились. Оставалось только подкрепить их и поднять орудия на высоты, чтобы разгромить город. Главнокомандующий из-за недостатка осадных орудий счел за лучшее обложить крепость и пресечь подвоз съестных припасов в надежде принудить визиря к сдаче голодом. Мера эта, однако, не имела желаемого успеха. Русская армия прежде турецкой почувствовала недостаток продовольствия и отступила к Рущуку, где дела шли также неудачно. Осадные работы были ведены неискусно; гарнизон не думал о сдаче.

Каменский решился взять Рущук штурмом. Войско, одушевленное словами любимого вождя, 22 июля 1810 бодро пошло на приступ, но не в силах было взобраться на высокие стены, обороняемые отчаянною храбростью многочисленного гарнизона; турки сделали удачную вылазку и расстроили наши колонны. Войско было в смятении. Тщетно главнокомандующий посылал полки за полками в кровавую сечу и возвестил, что он сам идет на штурм: русские были отбиты на всех пунктах с потерей 8 000 человек.

Турецкий визирь ободрился и задумал привести Каменского в то же положение, в какое за год перед тем он поставил Багратиона. До 40 000 турок расположились недалеко от Рущука при Батыне, в четырех укрепленных лагерях, под начальством сераскира. Но Каменский только и ждал, чтобы неприятель появился в открытом поле: стремительно напал на сераскира и 26 августа 1810 разбил его наголову. Следствия Батынской победы были весьма важны для хода русско-турецкой войны 1806-1812: Рущук, Журжа, Никополь сдались на капитуляцию. Русские прочно укрепились на правом берегу Дуная.

Султан не изъявлял, однако, наклонности к миру: тайно подстрекаемый французскими агентами, он решился продолжать русско-турецкую войну и тем ревностнее готовился к ней, что армия Александра I на Дунае, с самого начала 1811 года, уменьшилась до половины отделением пяти дивизий к берегам Днестра по случаю возникших тогда несогласий с Францией. Притом же не стало грозы Турции: Каменский впал в тяжкую болезнь и вскоре кончил славную жизнь свою.

Назначенный весной 1811 ему в преемники генерал Кутузов был принужден действовать в войне оборонительно и не обнаруживал в глазах турок ни смелости, ни решительности своего предшественника. Они ободрились. Визирь оставил Шумлу и с огромными силами двинулся к Дунаю, чтобы вытеснить русских из занятых ими крепостей. В самом деле, Кутузов очистил Рущук, Силистрию, Никополь, переправился на левый берег и расположился при местечке Слободзее. Это была сеть, раскинутая умом великого полководца для неприятеля.

Портрет Кутузова

Портрет М. И. Кутузова. Художник Дж. Доу, 1829

 

И русская, и турецкая армии два месяца стояли в бездействии, одна на виду у другой, отделяясь только рекою. Визирь наконец решился с главными силами также перейти Дунай, верстах в четырех выше русского лагеря, не встретил почти никакого сопротивления и утвердился на левом берегу, у Слободзеи; но вскоре дорого заплатил за эту удачу. Кутузов немедленно приказал выстроить редуты против турецкого лагеря полукругом так, чтобы неприятель не мог двинуться вперед ни на шаг; между тем генералу Маркову велел с отдельным корпусом незаметно перейти на правый берег и пресечь сообщение визиря с Рущуком. Марков с блестящим успехом исполнил свое поручение, напал 1 октября 1811 на турок, стоявших близ Рущука врасплох, рассеял их без труда, расположился прямо против турецкого лагеря, направил на него турецкие пушки и начал жестокую канонаду. Визирь постиг всю опасность своего положения и тайным бегством в Болгарию спасся от плена. Армия его, состоявшая из янычар и отборных войск Турции, большей частью погибла у Слободзеи от голода и болезней; остальные, в числе 12 000 человек, со всей артиллерией, сдались (23 ноября 1811) Кутузову.

Столь жестокий удар, лишив султана средств продолжать русско-турецкую войну, склонил его к миру. Договором в Бухаресте (1812)Порта согласилась уступить России часть своих владений между Днестром и Прутом, известную под именем Бессарабии, с крепостями Хотином, Бендерами, Аккерманом, Килией и Измаилом. Графское и вскоре потом княжеское достоинство было наградой Кутузову за блестящий подвиг его, увенчанный столь вожделенным миром. Редкий договор был для России так выгоден по обстоятельствам времени, как договор Бухарестский: им прекращена тягостная русско-турецкая война 1806-1812 в то самое время, когда отечеству необходимо было сосредоточить все свои силы на западной границе для борьбы со всей Европой. Турция примирилась с нами за месяц до вторжения Наполеона в Россию, и Александр утвердил трактат в Вильне, уже в походе против грозного неприятеля.

 

При написании статьи использовались переработанные материалы из книги Н. Г. Устрялова «Русская история до 1855 года

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.