Иван IV, царь русский и великий князь московский, получивший впоследствии прозвище Грозного, родился 25 августа 1530. После смерти в 1533 своего отца, великого князя Василия III, Иван до восьмилетнего возраста находился на попечении матери, Елены Глинской. Когда та была отравлена боярами (1538), у власти в Москве стало влиятельное семейство Шуйских.

 

Елена Глинская. Реконструкция по черепу, С. Никитин, 1999 г.

 

Шуйские прославились жестоким, корыстным правлением. Митрополит Даниил был низвергнут ими, а царская казна разграблена. Приверженцы Шуйских захватили доходные места наместников и судей в областях, где безнаказанно угнетали народ поборами и торговали правосудием. В 1540 Шуйских отстранили от власти, и она перешла к умному Ивану Бельскому. За полгода правления тот провёл реформы, которые предвосхищали многие будущие преобразования Избранной рады. По инициативе Бельского разбойные и татебные дела были исключены из ведения государственных чиновников (наместников и тиунов) и переданы суду выборных губных старост или голов вместе с присяжными людьми или целовальниками. Затеянный крымским ханом Саип-Гиреем поход на Москву 1541 не удался: Дмитрий Бельский заставил его отступить. Но в январе 1542 Иван Бельский был низвергнут Иваном Шуйским и убит. Власть перешла к Ивану Шуйскому, а затем к его родственнику Андрею, прославившемуся ранее грабительствами и притеснениями на должности псковского наместника.

При таких обстоятельствах подрастал Иван IV. Тяжелые впечатления рано залегли в душу, – из него вырос распущенный, неуравновешенный, бессердечный и жестокий человек, хотя и способный на недолгие, неустойчивые хорошие порывы и привязанности. В то же время у юного Ивана сложилась ненависть к его боярам, подозрительность ко всем другим, окружавшим его, и равнодушие, почти презрение, к массе подданных, безличной для него народной толпе. Все эти черты характера, в связи с рано усвоенными традициями о великой власти самодержавного московского князя, определили последующий характер правления Ивана Грозного.

В 1543 Иван велел схватить самовластных Шуйских. Главного из них, Андрея, он отдал своим псарям, которые его убили; сторонников правивших бояр разослал в заточение. Место Шуйских заняли дяди царя, Михаил и Юрий Васильевичи Глинские, но положение дел от этого нисколько не улучшилось. В конце 1546 Иван IV объявил, что хочет венчаться на царство. Венчание совершено было митрополитом 16 января 1546, и московский государь стал с тех пор носить титул не великого князя, а «царя» – то есть, верховного главы не одной России, но и всего православного мира. 3 февраля 1547 совершилось бракосочетание Ивана IV с избранной им невестой Анастасией Романовной Захарьиной-Юрьевой, дочерью одного из влиятельнейших бояр.

21 июня 1547 в Москве случился страшный пожар. Главная часть города обратилась в пепел, сгорело 1700 человек взрослых и множество детей. Молодой же Иван IV беззаботно проживал в подгородном селе Воробьеве. Возбуждённые москвичи бросились искать поджигателей и обвинили правителей – Глинских. Юрия Глинского убили. Народная толпа бросилась к Воробьеву искать якобы спрятанных там царем Михаила Глинского и его мать Анну. Толпу разогнали выстрелами, мятеж был усмирен, но напуганный Иван увидел, что необходимо несколько одуматься. С этого времени Иван IV подчинился кругу лиц из молодых бояр, к которому принадлежали Курбский, Курлятов, Одоевский, Воротынский, Серебряный, Шереметевы и другие. Особое влияние на Ивана и правительственные дела стали оказывать с тех пор священник из Новгорода Сильвестр и спальник Алексей Адашев. Это кружок близких советников («Избранная рада») предпринял широкие и благодетельные для страны реформы.

П. Плешанов. Иван IV и Сильвестр во время московского пожара 1547

 

Важнейшим делом этого времени правления Ивана IV Грозного был созыв в 1550 году первого на Руси земского собора, результатом чего было предоставление населению московского государства более широкого выборного самоуправления. В том же году появился новый Судебник. В 1551 был созван церковный собор, получивший название Стоглавого. Из дел внешней политики этого периода правления Ивана IV главными были покорение казанского царства и поход на Астрахань. После того как в 1549 умер казанский хан Сафа-Гирей, среди его подданных начались раздоры и смуты. Иван подступил с войском к стенам Казани (1550). Города он в тот раз не взял, но заложил в 37 верстах против Казани сильную крепость Свияжск – удобный опорный пункт для новых походов. Там русское правительство посадило Шиг-Алея, не раз перед тем побывавшего казанским ханом. Вскоре его удалось восстановить на казанском престоле как подручника Москвы, а затем Иван IV низверг его и уже прямо послал в Казань своего наместника князя Семена Микулинского.

Казанцы не пустили его в город. Все партии местных мурз и мулл примирились, пригласив в свой город ногайского царевича Едигер, с 10.000 ногайцев. Русское правительство собрало 100,000 войска, сам Иван Грозный стал во главе их. Пытавшийся помочь единоверцам крымский хан Девлет-Гирей напал на московские земли с юга, но был отбит от Тулы. Войска Ивана IV осадили Казань 20 августа 1552 и вели осаду до 2 октября. В этот день разрушена была взрывом стена. Русские ворвались в город и взяли его. Покорение казанского царства подчинило русской державе значительное пространство земель на восток до Вятки и Перми и на юг до Камы. Воспользовавшись несогласиями в Астрахани и шатким положением хана Ямгурчея, Иван Грозный в 1554 послал  войско, которое изгнало Ямгурчея и посадило ногайского князя Дербыша. Тот, однако, вскоре вступил в сношения с крымским Девлет-Гиреем и открыл войну против Москвы. Остававшийся в Астрахани русский отряд разбил и прогнал Дербыша, и Астрахань была присоединена к московскому государству (1556). Все Поволжье вошло в состав России.

Взятие Казани

Осада и взятие Казани в 1552

Автор изображения - Любослов Езыкин

 

С 1553 начались у Ивана IV разногласия с его советниками по делам правления, которые слишком стесняли властолюбивого царя. Началом разногласий послужил вопрос о престолонаследии во время тяжкой болезни царя (1553). Иван хотел видеть после себя на престоле малолетнего сына Дмитрия, а ближайшие советники, опасаясь чрезмерного влияния родственников матери Дмитрия,  Захарьиных, стояли за двоюродного брата государя – Владимира Андреевича. Иван IV выздоровел и затаил обиду на членов Избранной рады. В то же время начались отъезды и тайные переговоры с Литвой некоторых наиболее осторожных бояр. Иван Грозный разошелся со своими советниками и по вопросам внешней политики: Рада старалась все внимание сосредоточить на делах крымских, а Иван обратил взоры на Запад. В 1560 умерла царица Анастасия, имевшая на мужа сдерживающее влияние. Опечаленный смертью жены, Иван IV еще более отдалился от своих приближенных. Алексей Адашев вскоре был отправлен воеводой в отдалённый город Феллин, а священник Сильвестр добровольно ушёл в Кирилло-Белозерский монастырь. Враги их, особенно Захарьины, начали наговаривать на любимцев, будто бы они извели Анастасию. Иван якобы дал веру обвинениям и предал недавних правителей государства суду, но не дозволил им явиться для объяснений. Сильвестр был сослан в Соловецкую обитель, Алексей Адашев переведен под стражу в Дерпт, где скоро и умер.

Через год после смерти первой жены Иван Грозный женился на крещенной черкесской княжне Марии, но вскоре охладел к ней и предался беспутству вместе с новыми любимцами, сильно влиявшими на него в дурную сторону, но ни в чем его не стеснявшими. Это были Алексей Басманов и его сын Федор, князь Афанасий Вяземский, Малюта Скуратов-Бельский и Василий Грязной. Тогда же начались пока еще отрывочные преследования и казни бояр, казавшихся почему-нибудь подозрительными. В начале 1560-х гг. были казнены Даниил Адашев (брат Алексея), князь Дмитрий Овчина-Оболенский, Михаил Репнин, Дмитрий Курлятов с семейством и др. Герои войн с Казанью и Крымом, Михаил Воротынский, Иван Васильевич Большой, Шереметев и др., были отправлены в заточение. С некоторых других знатных бояр Иван Грозный взял клятвенные поручные записи в том, что они будут верно служить царю и не отъедут в Литву и иные государства. Но бегства в Литву продолжались – туда ушел глава днепровских казаков князь Дмитрий Вишневецкий, перед тем прибывший оттуда на службу к Ивану IV, двое князей Черкасских, Владимир Заболоцкий и др. Опала постигла и членов московской правящей династии: Владимира Андреевича и его жену Ефросинью. Особенный гнев царя вызвало бегство в Литву Андрея Курбского, разразившегося громовыми письмами и обличениями. В том же 1564 умер митрополит Макарий, сохранявший перед Иваном IV некоторый авторитет. По воле царя церковный собор избрал новым митрополитом его бывшего духовника, благовещенского протопопа старца Афанасия.

Иван Грозный и опричники

Н. Неврев. Опричники (Убийство Грозным боярина Фёдорова) 

 

Конец 1564 ознаменовался необыкновенным и неожиданным поступком царя. Иван Грозный уехал из Москвы с придворными и большим обозом и поселился неподалёку от столицы, в Александровской слободе. Через месяц после отъезда, 3 января 1565, он прислал в Москву грамоту, обращенную к духовенству и боярам. В ней были перечислены «измены боярские и воеводские и всяких приказных людей», а затем сообщалось, что царь «не хотя их многих изменных дел терпети» положил на них свою опалу и поехал жить там, где Бог укажет. В то же время привезена была и другая грамота, разъединяющая интересы московского населения: в ней было написано, что гнев и опала Ивана IV не касаются московских гостей, купцов и простых людей. В Александровскую слободу отправились многочисленные челобитчики просить царя сложить опалу, по прежнему царствовать, казнить своих лиходеев и выводить измену. После усиленных просьб, Иван Грозный согласился переменить гнев на милость, но на условиях выделения для себя опричнины – особой части государства, которой он станет править независимо от бояр.

Объяснения опричнины историками многоразличны. Костомаров видит в ней полуразбойничью дружину царских слуг, которым он мог доверяться и истреблять всех и все, что казалось ему подозрительным и неприятным. Близок к тому же мнению В. О. Ключевский, представляющий опричнину сыскным учреждением, «высшей полицией по делам государственной измены». Соловьев видел в опричнине попытку Ивана Грозного формально отделиться от ненадежного в его глазах боярского правительственного класса; устроенный с такою целью новый двор царя выродился в орудие террора по делам боярской и всякой иной измены. Бестужев-Рюмин и Е. Белов придают опричнине больший политический смысл: они думают, что опричнина направлялась против потомства удельных князей и имела целью сломить их традиционные права и преимущества. С. Ф. Платонов, полагая последнее мнение близким к истине, объясняет опричнину шире и обстоятельнее, указывая и на последствия её в дальнейшем ходе русской истории. Иван IV поставил себе в Москве особый двор на Воздвиженке, хотя больше проживал в Александровской слободе, учредил в нем особый правительственный обиход, выбрал себе бояр, окольничих, дворецкого, казначея, дьяков, приказных людей, отобрал особых дворян, детей боярских, стольников, стряпчих, жильцов. Грозный поставлял в царских службах всякого рода доверенных приспешников, а также особых стрельцов.

Все владения московского государства делились на две части. Иван IV выбирал себе и сыновьям города с волостями, которые должны были покрывать издержки на царский обиход и на жалованье служилым людям, отобранным в опричнину. В волостях этих городов поместья исключительно раздавались тем дворянам и детям боярским, которые были записаны в опричнину. Вся остальная Русь называлась земщиной и поверялась в управление земским боярам, Ивану Бельскому, Ивану Мстиславскому и другим (в 1575 во главе земщины был как бы в издёвку поставлен крещеный татарский князёк Симеон Бекбулатович с титулом великого князя). В земщине были старые чины таких же названий, как в опричнине. По всем делам земского управления относились к боярскому совету, а бояре в важнейших случаях докладывали государю. Земщина имела значение опальной земли, постигнутой царским гневом. Территория земель, отошедших к опричнине, в 1570-х гг. XVI в. охватывала почти половину московского царства и составлена была из городов и волостей, лежавших в центральной и северных местностях государства – в Поморье, Замосковных и Заокских городах, в пятинах Новгородской земли, Обонежской и Бежецкой. Опираясь на севере на Белое море, опричные земли клином врезывались в «земщину», разделяя ее надвое. На востоке за земщиной оставались Пермские и Вятские города, Понизовье и Рязань; на западе – города порубежные и Северские.

Территория опричнины в значительной степени была территорией старых удельных владений, где еще жили старинные порядки и рядом с властью московского государя еще действовали старые авторитеты. В опричное управление были введены, за немногими и незначительными исключениями, все те места, в которых ранее существовали эти старые удельные княжества. Таким образом, опричнина Ивана Грозного подвергла систематической ломке вотчинное землевладение служилых княжат на всем его пространстве. С опричниной должны были исчезнуть «воинства» в несколько тысяч слуг, с которыми княжата раньше приходили на государеву службу, как должны были искорениться и все прочие следы старых удельных обычаев и вольностей в области служебных отношений. Так, захватывая под управление опричнины старинные удельные территории для помещения своих новых слуг, Иван IV производил в них коренные перемены, заменяя остатки удельных пережитков новыми порядками, которые равняли всех пред лицом государя в его «особном обиходе», где уже не могло быть удельных воспоминаний и аристократических традиций. Ликвидируя в опричнине старые поземельные отношения, правительство Ивана IV взамен их везде водворяло однообразные порядки, крепко связывавшие право землевладения с обязательной службой.

Итак, опричнина Ивана Грозного сокрушила землевладение знати в том его виде, как оно существовало из старины. Прежняя удельная аристократия превращалась в рядовых служилых землевладельцев. Если вспомнить, что рядом с этим земельным перемещением шли опалы, ссылки и казни, обращенные прежде всего на тех же княжат, то можно увериться, что в опричнине произошел полный разгром удельной аристократии. В состав опричников вошло сперва около 1000 человек с семьями, а потом и больше 6000. Во главе опричнины стояли любимцы Ивана IV: Малюта Скуратов, Басмановы, Афанасий Вяземский и пр. В этот период правления Ивана Грозного настали ужасные времена насилий, лишения земли, имущества и прав у «земских» людей, грабежей и казней. В это время погибли: зять Ивана Мстиславского Александр Горбатый Шуйский, Иван Челяднин, князь Куракин-Булгаков, Дмитрий Ряполовский, князья Ростовские, Турунтай-Пронский, Петр Щенятев, думный дьяк Казарин-Дубровский и многие другие.

Застенок времен опричнины

А. Васнецов. Московский застенок времен опричнины

 

Иван IV устроил при опричном дворе странный образ жизни. Он завел в Александровской слободе подобие монастыря, отобрал 300 опричников, надел на них черные рясы сверх вышитых золотом кафтанов, на головы тафты или шапочки. Сам себя Грозный называл игуменом, других – келарем и пономарем и т. п., сочинил для братии монашеский устав, звонил на колокольне, по-монастырски читал за трапезой жития святых и т. д. От этого «иноческого жития» Иван IV непосредственно переходил к розыскам, пыткам, мучительству, разгулу и распутству. Тогда погиб и митрополит Филипп. Он был из знатного рода бояр Колычевых, избран из игуменов Соловецкого монастыря, по настоянию Ивана IV поставлен митрополитом после удаления на покой Афанасия (июнь 1566) и не переставал печаловаться и бить царю челом за опальных. Филипп обличал царя за его поведение и нападал на опричников и их своеволие. В 1568 он был низложен и заточен в Отроч-монастырь, где был задушен Малютой Скуратовым. В начале того же года погиб двоюродный брат Ивана Грозного Владимир Андреевич. Его подозревали, что он хочет уйти к королю Сигизмунду Августу, и умертвили вместе с женой в Александровской слободе.

Опале стали подвергаться целые города и области. По ложному доносу, обвинявшему архиепископа Пимена и многих новгородцев в желании передаться польскому королю Сигизмунду Августу, Иван IV решил произвести розыск и наказать виновных. В декабре 1569 Грозный выступил в военный поход по собственному государству. Клин, Тверь и Торжок подверглись грабежу, а многие жители были перебиты. Через Вышний Волочок, Валдай и Яжелбицы Иван IV с опричниками и войском приблизился к Новгороду. Еще раньше в город прибыл передовой полк и арестовал ряд жителей. Прибывший 6 января 1570 царь велел перебить многих из черного духовенства. Затем был схвачен архиепископ Пимен и другие духовные и обыватели Новгорода. Монастыри и церкви были ограблены, а затем по приказу Ивана Грозного началось поголовное избиение новгородцев без разбора. Избиение сопровождалось предварительными мучениями и терзаниями. Опричники топили людей в реке Волхове, не щадя ни женщин, ни детей. Погибших надо считать не менее 15.000 человек. Город и все его окрестности были разгромлены и ограблены. 13 февраля Иван IV отправился в Псков, напуганные жители которого выразили унижение и покорность и были пощажены. В Москве царь продолжил доследование дела о новгородской измене, устроил пыточные расспросы многих арестованных, а в июне на Красной площади было казнено до 120 человек – и среди них уже многие видные опричники.

Все эти кровавые события внутри государства совершались одновременно с продолжением большею частью неудачных походов и сражений в войне за Ливонию. Войну эту Иван Грозный начал в 1558 с Ливонским орденом. Русские прошли Ливонию, опустошили ее и взяли Нарву, Дерпт, другие крупные города и замки к северу от Западной Двины. Магистру ордена, Кетлеру, пришлось искать себе союзников в лице поляков. Он заключил договор с польско-литовским королем: Ливония отдавалась под покровительство Сигизмунда II. Литовцы, однако, плохо помогали немцам, и русские овладели укреплёнными местами Мариенбургом и Феллином. Вскоре Ливония распалась, и Орден совсем прекратил существование. Его владения были разделены между соседними державами. Островом Эзелем и прилегающим побережьем овладели датчане, Ревелем и землями у Финского залива – шведы. Остальная (большая) часть владений Ордена отдалась под верховное владычество Сигизмунда на вассальных отношениях. Осенью 1561 Кетлер принял титул наследственного герцога Курляндии и Семигалии, а Ливония, в которой он остался королевским наместником, была соединена с великим княжеством Литовским.

Ливонская война. Карта

Ливонская война. Карта

 

Теперь России пришлось воевать уже с Польшей и Литвой. Иван IV сам двинулся с войском, взял в 1563 Полоцк, но в январе 1565 г. русское войско было разбито под Оршей польско-литовскими войсками. В 1570 заключено было трёхлетнее, впоследствии продолженное перемирие на условиях владения тем, что кем было захвачено. В 1576 на польско-литовский престол был избран воинственный Стефан Баторий, отличный полководец. Уже в 1578 18-тысячный русский отряд потерпел поражение от соединенных польских, немецких и шведских войск под Венденом. В 1579 Баторий с большим, хорошо устроенным войском отнял у Ивана Грозного Полоцк, в 1580 – Великие Луки, Невель, Торопец, Опочку, Красный, а в конце августа 1581 подступил к стенам Пскова. Однако осада Пскова поляками затянулась, и Баторий не смог его взять. Начались новые дипломатические переговоры, на которых выступил посредником посланник папы, иезуит Антоний Поссевин. Переговоры закончились 6 января 1582 в Запольском Яме десятилетним перемирием. Иван IV отказался от Ливонии, вернул Литве Полоцк и Велиж, а Баторий согласился возвратить взятые им псковские пригороды.

Пользуясь отвлечением сил России в Ливонии, натиск на неё с юга возобновили мусульмане. Крымский хан Девлет-Гирей, побуждаемый не думавшим отказываться от Казанского и Астраханского царств султаном, в 1571 устроил с 120.000 крымцев и ногайцев поход на Москву. Воеводы Ивана Грозного не успели загородить ему путь через Оку. Хан обошел их, направился к Серпухову, где был в то время царь с опричниками. Иван IV трусливо бежал на север. Девлет-Гирей подступил к Москве, сжег ее, кроме Кремля. Множество народу погибло или было уведено татарами в плен. Охваченный паникой Иван Грозный одно время даже собирался вернуть мусульманам Астрахань, но отказался от этого обещания ввиду успеха, достигнутого русскими полководцами в следующем году. В 1572 Девлет-Гирей вновь двинулся на Москву, но был разбит на берегах р. Лопасни, у Молодей, князем Михаилом Ивановичем Воротынским. Иван Грозный после этого отказался вернуть татарам Астрахань.

Удачнее были дела конца правления Ивана IV на Востоке, где в 1582 г. казаками атамана Ермака была присоединена часть Сибири. Из истории отношений России к Западу в царствование Ивана Грозного важно установление тесных контактов с Англией. В 1553 три английских корабля отправились исследовать северо-восточные торговые пути. Два судна с начальником экспедиции Уиллоуби замерзли у берегов Лапландии, третий под начальством Ричарда Ченслера достиг устья Северной Двины. О Ченслере доложили Ивану IV, который обрадовался возможности завести новые сношения с иноземцами. Он послал грамоту английскому королю, а потом утвердил привилегию английской купеческой компании, основанной для торговли с Россией.

Ермак

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895

 

Изнуренный ненормальной и распутной жизнью и тяготами своего жестокого правления, Иван Грозный смертельно заболел и умер 18 марта 1584 в возрасте 53 лет.

Иван IV был блестящим публицистом и оратором. До нас дошло содержание двух его речей. Одна из них была сказана им на Земском Соборе 1550 года. В ней царь сожалел о несправедливостях, который были совершены боярами за время его малолетства, обещал, что впредь этого не будет и просил народ примириться с боярами. Другая речь была произнесена им на церковном Стоглавом соборе, сохранилась в актах последнего и замечательна по знакомству с недостатками церковной жизни того времени. Но более всего известна Переписка Грозного с князем А. М. Курбским. Из этой Переписки Грозному принадлежат два письма, где горячо защищается идея неограниченной царской власти. Та же мысль проводится в двух других письмах Ивана: к польскому королю Стефану Баторию и английской королеве Елизавете (последнее отличается крайне циничными выражениями). Кроме того, его перу принадлежит «Послание в Кирилло-Белозерский монастырь», замечательное по яркому изображению недостатков тогдашней монашеской жизни. К недостаткам Ивана Грозного, как писателя, должно отнести отсутствие всякого плана в его произведениях, чрезмерное множество цитат и примеров из Священного писания и других источников и крайнее многословие, которое метко охарактеризовал его противник Курбский, сказав, что он не умеет «в кратких словесах многий разум замыкать». Однако разъедающая ирония, которую Курбский метко назвал кусательной, умение подметить слабую сторону противника, ловко отразить наносимый удар, а также сильный образный язык заставляют признать Грозного одним из самых даровитых русских писателей допетровского времени.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.