Невская битва, обессмертившая князя Александра Ярославича Новгородского, про­исходила 15-го июля 1240 года (по старому стилю) и была весьма важным событием в истории ХІII века. Россия, разоряемая тогда татарами, находилась в самом бедственном положении. На Двине ут­вердился опасный нам орден Меченосцев (см. статью Ливония и Ливонский орден); а римская курия воздвигла на Русь шведов, враждовавших с новгород­цами за Финляндию. Папа Иннокентий IV повелел упсальскому архиепископу провозгласить крестовый поход против русских.

Повинуясь булле Ватикана, архиепископ склонил шведского короля Эрика Эриксона Картавого и его зятя и лю­бимца Биргера предпри­нять поход на Забалтийских язычников, как называл он русских, обещая воинственному Биргеру легкое завоевание Новгорода. Множество шведов, норвежцев и финнов (Суми, Ями) соединилось под знаме­нами Биргера, и летом 1240 года, прибыло на ладьях к реке Ижоре, при впадении её в Неву. Надменный шведский военачальник, мечтая о покорении Ладоги и Нов­города, послал сказать князю Александру Ярославичу: «Бейся со мною, если смеешь; я стою уже в земле твоей».

Борьба Александра Невского со шведами и немцами

Борьба Александра Невского со шведами и немцами

Автор карты – Коряков Юрий

 

Не имея времени ждать помо­щи от отца, великого князя Владимирского, Ярослава Всеволодовича, Александр собрал свою небольшую дру­жину, принял благословение архиепископа Спиридона и спокойно сказал своим малочисленным воинам: «Нас немного, а враг силен: но Бог не в силе, а в правде — идите с вашим князем». 14-го июля новгород­ское ополчение приблизилось к берегам Невы, и 15-го, как молния устре­милось на шведов. Быстрота и нео­жиданность удара привели их в замешательство, а мужество самого князя и дружины его довершило победу в Невской битве. Александр собственным мечом возложил печать на лице Биргера. Храбрый Гаврила Алексич, предок поэта А. С. Пушкина, увидел королевича, сводимого под руки в ладью, вскакал за ним на доску, по которой сходили шведы. Сброшенный вместе с конем в воду, он однако же спасся и удивил врагов своим мужеством. Воин Сбыслав Якунович с топором в руках вло­мился в средину неприятелей. Новгородец Миша с отрядом пехоты овладел тремя неприятельскими суда­ми, а княжеский ловчий, Яков Полочанин, с горстью смелых, истребил целый полк шведов и заслужил особое благоволение Александра. Двое верных отроков его, Ратмир и Сав­ва, также не уступали в храбрости ни­кому из русских витязей. Ратмир бился пеший, ослабел от ран и пал мертвый, к общему сожалению наших. Савва подсек столб златоверхого шатра Биргера – шатер упал, и новгородцы возгласили победу.

Рерих. Александр Невский

Бой Александра Невского с Биргером. Картина Н. Рериха

 

Тем­ная ночь прекратила битву и спасла остатки шведского ополчения. Неприятель потерял множество убитыми, в том числе одного из шведских военачальников и епископа. Биргер боялся ждать утра. Наполнив две шнеки телами чиновных людей, он приказал прочие трупы зарыть в яму и спешил воспользоваться тем­нотою для бегства со множеством раненых. Урон с нашей стороны был незначителен: летописцы уверяют, что новгородцев и ладожан пало только 20 человек.

Невская битва. Павел Рыженко

Невская битва. Картина П. Рыженко

Источник изображения

 

Победа при впадении Ижоры в Не­ву доставила новгородскому князю-ге­рою Александру прозвище Невского и надолго обе­зопасила Северо-Западную Русь от покушений шведов. Вскоре потом было также остановлено стремление ливонских рыцарей (см. Ледовое побоище) и литовцев.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.