Невская битва, обессмертившая князя Александра Ярославича Новгородского, про­исходила 15-го июля 1240 года (по старому стилю) и была весьма важным событием в истории ХІII века. Россия, разоряемая тогда татарами, находилась в самом бедственном положении. На Двине ут­вердился опасный нам орден Меченосцев (см. статью Ливония и Ливонский орден); а римская курия воздвигла на Русь шведов, враждовавших с новгород­цами за Финляндию. Папа Иннокентий IV повелел упсальскому архиепископу провозгласить крестовый поход против русских.

 

Невская битва 1240 года. Иллюстрированная видеоверсия этой статьи

 

Повинуясь булле Ватикана, архиепископ склонил шведского короля Эрика Эриксона Картавого и его зятя и лю­бимца Биргера предпри­нять поход на Забалтийских язычников, как называл он русских, обещая воинственному Биргеру легкое завоевание Новгорода. Множество шведов, норвежцев и финнов (Суми, Ями) соединилось под знаме­нами Биргера, и летом 1240 года, прибыло на ладьях к реке Ижоре, при впадении её в Неву. Надменный шведский военачальник, мечтая о покорении Ладоги и Нов­города, послал сказать князю Александру Ярославичу: «Бейся со мною, если смеешь; я стою уже в земле твоей».

Борьба Александра Невского со шведами и немцами

Борьба Александра Невского со шведами и немцами

Автор карты – Коряков Юрий

 

Не имея времени ждать помо­щи от отца, великого князя Владимирского, Ярослава Всеволодовича, Александр собрал свою небольшую дру­жину, принял благословение архиепископа Спиридона и спокойно сказал своим малочисленным воинам: «Нас немного, а враг силен: но Бог не в силе, а в правде — идите с вашим князем». 14-го июля новгород­ское ополчение приблизилось к берегам Невы, и 15-го, как молния устре­милось на шведов. Быстрота и нео­жиданность удара привели их в замешательство, а мужество самого князя и дружины его довершило победу в Невской битве. Александр собственным мечом возложил печать на лице Биргера. Храбрый Гаврила Алексич, предок поэта А. С. Пушкина, увидел королевича, сводимого под руки в ладью, вскакал за ним на доску, по которой сходили шведы. Сброшенный вместе с конем в воду, он однако же спасся и удивил врагов своим мужеством. Воин Сбыслав Якунович с топором в руках вло­мился в средину неприятелей. Новгородец Миша с отрядом пехоты овладел тремя неприятельскими суда­ми, а княжеский ловчий, Яков Полочанин, с горстью смелых, истребил целый полк шведов и заслужил особое благоволение Александра. Двое верных отроков его, Ратмир и Сав­ва, также не уступали в храбрости ни­кому из русских витязей. Ратмир бился пеший, ослабел от ран и пал мертвый, к общему сожалению наших. Савва подсек столб златоверхого шатра Биргера – шатер упал, и новгородцы возгласили победу.

Рерих. Александр Невский

Бой Александра Невского с Биргером. Картина Н. Рериха

 

Тем­ная ночь прекратила битву и спасла остатки шведского ополчения. Неприятель потерял множество убитыми, в том числе одного из шведских военачальников и епископа. Биргер боялся ждать утра. Наполнив две шнеки телами чиновных людей, он приказал прочие трупы зарыть в яму и спешил воспользоваться тем­нотою для бегства со множеством раненых. Урон с нашей стороны был незначителен: летописцы уверяют, что новгородцев и ладожан пало только 20 человек.

Невская битва. Павел Рыженко

Невская битва. Картина П. Рыженко

Источник изображения

 

Победа при впадении Ижоры в Не­ву доставила новгородскому князю-ге­рою Александру прозвище Невского и надолго обе­зопасила Северо-Западную Русь от покушений шведов. Вскоре потом было также остановлено стремление ливонских рыцарей (см. Ледовое побоище) и литовцев.