если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статью Полтавская битва 1709 - кратко. Читайте также материалы Северная война – кратко, Внешняя политика Петра I с 1700 года, Внешняя политика Петра I – таблица

Осада Полтавы Карлом XII

В конце февраля 1709 года Карл XII, узнав об отбытии Петра I из армии в Воронеж, удвоил свои усилия принудить русских к бою, но все было напрасно. Как последнее средство, он предпринял осаду Полтавы, куда еще в конце 1708 года послано было Петром 4 батальона гарнизона, под начальством полковника Келлина, и где, по уверению запорожского атамана Гордеенка и Мазепы, находились значительные магазины и огромные денежные суммы. Осмотрев лично полтавские укрепления, Карл XII в конце апреля 1709 двинул к этому городу из селения Будища, где тогда находилась главная его квартира, полковника Шпарре с 9 пехотными полками, 1 артиллерийским и всем обозом армии. С русской стороны, был послан против него генерал Ренне с 7000 кавалерийским отрядом, который стал прямо против города, на левом берегу Ворсклы. Он навел два моста и прикрыл их ретраншаментами, но действия его для поддержания связи с Полтавой были безуспешны, и Ренне возвратился к армии.

Город Полтава находился на высотах правого берега Ворсклы, почти на версту от самой реки, от которой его отделяла весьма болотистая долина. Он был окружен со всех сторон цепным земляным валом, а внутри его гарнизоном был сделан ретраншамент с палисадами. Гордеенко советовал шведам овладеть Полтавой посредством нечаянного нападения; но они не сумели воспользоваться его предложением, и в ночь с 30 апреля на 1-е мая 1709, пользуясь прикрытием кустарника и довольно глубокого оврага, открыли первые траншеи, на расстоянии 250 сажен от города. Ведение осады было поручено генерал-квартирмейстеру Гилленкроку. По плану его предположено было вести атаку, прежде всего, на пригород, с той стороны, где была высокая деревянная башня, а после того атаковать русское предместье. Это было основано на полученных известиях, что в пригороде Полтавы находится много колодцев, между тем как в самом городе всего только был один. Гилленкрок решился заложить в одно время три параллели, соединенные между собою апрошами. Для работ были назначены запорожские казаки, а в прикрытие им отряд шведской пехоты. По неопытности запорожцев, работы шли медленно и неудачно, так что к утру войска могли занять только две первые параллели, между тем как третья, едва начатая, не была еще окончена. В следующую ночь шведам удалось окончить ломанные апроши, ведущие к третьей параллели. Гилленкрок предлагал королю атаковать Полтаву с рассветом, но Карл XII не согласился на его предложение, а велел пройти сапами через ров и заложить мину под валом. Предприятие это не удалось, потому что русские, поведя контрмину, обнаружили намерение неприятеля.

Король Швеции Карл XII

Король Швеции Карл XII

 

Не имея осадных орудий, с небольшим только числом полевых, малого калибра, шведы не могли надеяться на успех, но, невзирая на это, действия их с часу на час становились решительнее, и Полтаве угрожала неминуемая опасность. Полковник Келлин, находившийся в Полтаве с 4 тысячами регулярного войска и 2,5 тысячами мещан, изыскивал все средства для обороны. Он приказал сделать ограду из бочек на валу и в пригороде и неоднократно в пустых бомбах посылал к находившимся близ Полтавы русским войскам известие, что шведы всё более приближаются к городу и что гарнизон находится в опасном положении, терпя недостаток в боевых и отчасти в жизненных запасах. Вследствие этого, русские предприняли демонстрации против неприятеля. Меншиков переправился на левую сторону Ворсклы, а генерал Белинг, следуя правым берегом её, атаковал полковника Шпарре. Шведы были отброшены, но Карл ХІI, подоспевший с кавалерийскими полками, остановил русских и принудил их отступить. Несмотря на это, Меншиков продолжал свое движение по левому берегу Ворсклы в расположился против Полтавы при селениях Крутом Берегу, Савке и Искревке, в двух укрепленных лагерях, разобщенных между собою ручьем Коломаком, протекающим в болотистой и лесистой долине. Через нее были сделаны 4 фашинные гати с постами, служившие сообщением для обоих лагерей. Желая подкрепить гарнизон города, Меншиков воспользовался оплошностью шведов и 15 мая ввел в Полтаву 2 батальона, под начальством бригадира Алексея Головина. Ободренный этим, Келлин начал действовать решительнее, и шведам немалого труда стоило отражать его вылазки.

 

 

10 мая прибыли к Полтаве главные шведские силы: пехота заняла окрестные деревни; кавалерия стала в некотором расстоянии от города, содержа себя фуражировкою. Карл XII, желая прекратить сношения полтавского гарнизона с Меншиковым, велел построить на высоте правого берега реки, против моста, у Крутого Берега, редут и начал деятельно приготовлять все меры для взятия города. Тогда Шереметев, командовавший в отсутствие Петра русскою армиею, решился соединиться с Меншиковым. В конце мая 1709, он перешел Псёл и Ворсклу и занял лагерь при Крутом Берегу, примыкая левым флангом к этому селению. Главные силы его армии стояли в двух линиях фронтом к северу, между тем как авангард находился влево от Искревки и Савки, параллельно Харьковской дороге, и фронтом на юг. Таким образом, обе части русской армии были обращены друг к другу тылом. Главная квартира русских была в селении Крутом Берегу. От авангарда был выслан до самой Ворсклы отряд, который и занялся заложением различных укреплений: у берега реки были построены несколько редутов, а на высоте у моста расположен замкнутый шанец. Но все попытки Шереметева подать помощь Полтаве были напрасны. Шведы заложили по правому берегу реки, у самого моста, ряд сомкнутых укреплений и таким образом совершенно прервали сообщение русских с городом, положение которого становилось со дня на день опаснее. 1-го июня шведы начали бомбардировать Полтаву и, сумев зажечь деревянную башню пригорода, пошли на приступ, но были с уроном отбиты.

 

Подготовка к битве под Полтавой

4-го июня прибыл к русской армии сам Петр. Его присутствие воодушевило войска. Войдя в сношение с гарнизоном Полтавы, он собрал военный совет, на котором решено было, для освобождения города, перейти прямо против него через Ворсклу и атаковать шведов вместе с казаками Скоропадского, шедшего туда же по правую сторону этой реки. Болотистые берега Ворсклы препятствовали работами, но, невзирая на безуспешное ведение апрошей, Петр всё-таки был верен принятому им плану. Чтобы развлечь внимание неприятеля, он приказал генералу Ренне, с 3 полками, пехоты и несколькими полками драгун, двинуться вверх по реке к Семенову броду и Петровке и, перейдя Ворсклу, укрепиться на правом её берегу; генерал Аллард получил повеление переправиться через реку несколько ниже Полтавы. 15-го числа Ренне, переправив два батальона пехоты по Лыкошинскому броду, занял ими на противолежащих высотах старое укрепление; казаки растянулись, для охранения переправ, по всему правому берегу от Тишенкова брода до Петровки. 16 июня Ренне построил на возвышениях между последним селением и Семеновым бродом, линию отдельных укреплений, за которою расположился его отряд. Того же числа окончены были Петром укрепления на болотистом острове Ворсклы против левого фланга шведских береговых линий.

Карл обратил особенное внимание на движения Алларда и Ренне. Он сам пошел против первого, послав генерала Реншильда к Семеновке. Производя лично рекогносцировку, шведский король был равен пулей в ногу, что принудило его отложить нападение на Алларда. Не более удачны были и действия Реншильда.

Но и Петр видел безуспешность своих предприятий; на вновь собранном военном совете предложил он перейти Ворсклу несколько выше Полтавы и дать генеральное сражение, на успех которого уже можно было полагаться с большею достоверностью. 10-го июня 1709 русская армия двинулась из лагеря при Крутом Берегу к Черняхову и расположилась возле последнего селения в лагере, который частью был обнесен окопами. Тут Петр узнал от пленных о болезни Карла, и потому, 20-го числа, поспешил переправиться по мосту у Петровки и по трем упомянутым выше бродам. Русская армия заняла приготовленный генералом Ренне укрепленный лагерь.

Карл XII, желая воспользоваться удалением русской армии, приказал, 21-го числа, произвести штурм Полтавы, но он был отбит, равно как и другой, предпринятый шведами на следующий день с отчаянною храбростью. 25 июня Петр двинулся более вперед, остановился, не доходя до Яковец, в трех верстах ниже Семеновки, и укрепил свою позицию. Шведы немедленно выступили вперед, как бы вызывая русских к бою, но видя, что они не выходят из своих шанцев, решились сами их атаковать и дать битву, назначив для этого 27-е число.

В ночи на 26-е июня русские окончательно окопали свой лагерь и построили впереди еще 10 редутов на выходе из прилежащей долины. Редуты эти были расположены на расстоянии ружейного выстрела друг от друга. Позиция русских была обращена тылом к Ворскле, а фронтом к обширной равнине, простиравшейся к селу Будищам; она была окружена лесом и имела выходы только с севера и с юго-запада. Расположение войск было следующее: 56 батальонов занимали укрепленный лагерь; 2 батальона Белгородского полка, под командою бригадира Айгустова, были назначены для обороны редутов, вооруженных пушками; позади их находились 17 кавалерийских полков, под командою Ренне и Баура; остальные 6 кавалерийских полков были отряжены вправо, для сохранения сообщения со Скоропадским. Артиллерией, в числе 72 орудий, командовал Брюс. Число русских войск составляло от 50 до 55 тысяч.

 

 

26-го числа поутру, Петр, в сопровождении некоторых своих генералов, под прикрытием незначительного отряда, обозревал окрестную местность. Он видел, что для освобождения Полтавы надлежало принять бой, и поэтому желал только выждать прибытия ожидаемых подкреплений, соединившись с которыми, он намеревался сам напасть на шведов 29 числа. Испытав свое счастье при Лесной, царь решил принять лично главное начальство над армией. В приказе, отданном по войскам, он сильною речью убеждал их в важности предстоявшей битвы.

Со своей стороны, шведский король не хотел допустить русских предупредить его в нападении. С этою целью он заблаговременно отослал назад, за Полтаву, под прикрытием 2 кавалерийских полков, свой обоз и артиллерию, которая, по недостатку в снарядах, не могла принять участия в бою. При войсках остались только 4 орудия. Карл XII, в совещании с фельдмаршалом Реншильдом, лично начертал план битвы под Полтавой, который однако же не был сообщен ни войскам, ни даже ближайшим лицам, составлявшим главный штаб. По всей вероятности, король полагал, что русские будут защищаться в своем укрепленном лагере, и потому имел намерение, разделив свое войско на колонны, пробиться между передовыми редутами, оттеснить русскую кавалерию и потом уже, сообразно с обстоятельствами, или устремиться с быстротою против окопов, или, если русские выйдут из лагеря, броситься против них. Около полудня, 26 числа, приказано было генерал-квартирмейстеру Гилленкроку составить из пехоты четыре колонны, между тем как кавалерия была разделена Реншильдом на 6 колонн. В каждой пехотной колонне находилось по 6 батальонов, в 4-х средних кавалерийских – по 6, а в обеих фланговых по 7 эскадронов. 2 батальона и часть кавалерии были оставлены под Полтавой; отдельные отряды прикрывали обоз и содержали посты вниз по Ворскле: в Новых Сенжарах, Беликах и Соколкове. Последняя мера, предпринятая для обеспечения отступления, в случае неудачи, была бесполезна, потому что шведы не устроили заблаговременно моста через Днепр; кроме того эта мера обессиливала и без того уже слабую армию, которая могла выставить к бою только 30 батальона и 14 кавалерийских полков (всего-навсего до 24 тысяч). Мазепа с запорожцами был оставлен для охранения осадных работ.

Битва под Полтавой. Карта

Битва под Полтавой 1709. План

 

Ход битвы под Полтавой

Шведские войска выстроились, к вечеру 26-го числа параллельно позиции, занимаемой русскою кавалерию за 6 редутами. Пехота стояла в середине, а кавалерия по флангам. Карл XII, несомый на носилках по фронту своих солдат, краткими словами убеждал их выказать под Полтавой ту же храбрость, с какою они сражались под Нарвой и Головчиным.

В 2 часа пополуночи, 27-го числа, на самом рассвете шведы, начиная Полтавскую битву, двинулись против позиции русских, в промежуток между лесами, замыкавшими равнину. Впереди шли пехотные колонны, под начальством Поссе, Штакельберга, Росса и Шпарре. За ними, несколько позади, следовала кавалерия, предводимая на правом крыле Крейцом и Шлиппенбахом, на левом – Крузе, и Гамильтоном. Подходя к линии редутов, шведская пехота остановилась и выждала прибытия своей кавалерии, которая тотчас же бросилась на выехавших ей навстречу нескольких русских кавалерийских полков. За нею двинулись вперед центр и правое крыло пехоты. Взяв 2 неоконченных редута, она прошла в промежутках между ними и остальными шанцами, потому что русские, из опасения повредить собственной кавалерии, перестали стрелять по неприятелю. Шведская конница, поддержанная этим стремительным натиском, оттеснила русскую. Заметя это, Петр, в 4 часа утра, велел генералу Бауру (Боуру), принявшему начальство вместо раненого Ренне, отступить с русскою кавалериею к лагерю и примкнуть к нему свой левый фланг. Во время этого движения, левое крыло шведов, не выждав присоединения Росса, занятого атакою фланговых русских редутов, двинулось вперед. Обстоятельство это имело чрезвычайное влияние на участь всей битвы под Полтавой.

Полтавская битва

Битва под Полтавой. Картина П. Д. Мартена, 1726

 

Подойдя под сильный огонь русского укрепленного лагеря, левое крыло шведов, вместо того, чтобы настойчиво продолжать начатое движение, на время остановилось и отошло далее влево. Находившийся при нем, на носилках, Карл XII, желая вернее обеспечить присоединение Росса, послал к нему на помощь часть кавалерии, вслед за которою последовали, без всякой команды своих генералов еще несколько других кавалерийских полков. Столпившись в беспорядке и попав под сильный огонь русских батарей, эта конница потянулась также влево, к тому месту, где стояла шведская пехота, которая в свою очередь, отступила к опушке Будищенского леса, где укрываясь от выстрелов русских батарей, занялась приведением в порядок своих расстроенных рядов. Таким образом, шведы не сумели воспользоваться первоначальною своею удачею и сами были поставлены теперь в опасное положение. Между правым и левым крылами их образовался значительный промежуток, который разделил их армию на две отдельные части.

Ошибка эта не ускользнула от внимания Петра, распоряжавшегося лично действиями своих войск в битве под Полтавой. Среди самого сильного огня, еще прежде того, видя натиск левого крыла шведов и полагая, что они будут атаковать русский лагерь, он вывел из него часть своей пехоты и построил ее в несколько линий, по обеим сторонам окопов, для того чтобы ударить шведам во фланг. Когда же полки их сильно пострадали от наших выстрелов и начали устраиваться у леса, он приказал, в 6 часов утра, всей остальной пехоте также выступить из лагеря и построиться в двух линиях впереди него. Чтобы воспользоваться отдалением Росса, царь приказал князю Меншикову и генералу Ренцелю, с 5 батальонами и 5 драгунскими полками, ударить на правое крыло шведов. Выехавшие к ним навстречу шведские кавалерийские полки были опрокинуты, и сам генерал Шлиппенбах, предводивший кавалерией правого крыла, был взят в плен. Тогда пехота Ренцеля устремилась против войск Росса занявших между тем Яловицкий лес, на левом фланге нашей позиции, а русские драгуны двинулись вправо, угрожая линии отступления шведов. Это заставило Росса отретироваться к самой Полтаве, где он занял осадные траншеи и, атакованный со всех сторон преследовавшими его 5 батальонами Ренцеля, вынужден был, после данного ему на размышление получасового срока, положить оружие.

 

 

Предоставив Ренцелю преследование Росса к Полтаве, князь Меншиков, начальствуя над левым русским крылом, присоединил остальную конницу к главным силам армии, расположенным в две линии впереди лагеря. В центре первой линии находились 24 батальона пехоты, на левом фланге – 12,а на правом – 23 эскадрона кавалерии. Во второй линии стояли: в центре 18 батальонов, на левом фланге 12, а на правом 23 эскадрона. Правым крылом командовал Баур, центром Репнин, Голицын и Аллард, а левым крылом Меншиков и Беллинг. В окопах оставлен был генерал Гинтер с 6 батальонами пехоты и несколькими тысячами казаков, для подкрепления, в случае необходимости, боевых линий. Сверх того, 3 батальона, под командою полковника Головина, посланы были в Воздвиженский монастырь, для открытия сообщения с Полтавою. 29 полевых орудий, под командою генерала-от-артиллерии Брюса, и все полковые орудия находились в 1-ой линии.

У шведов, после отделения Росса, остались всего-навсего 18 батальонов пехоты и 14 полков кавалерии, и потому они вынуждены были построить свою пехоту в одну линию, а кавалерию по флангам в две линии. Артиллерии, как мы видели, почти вовсе не было.

В таком порядке, в 9 часов утра, шведские полки с отчаянною храбростью устремились на русских, успевших уже выстроиться в боевой порядок и предводимых лично Петром. Оба участвовавших в битве под Полтавой войска, воодушевленные своими вождями, понимали великое свое назначение. Мужественный Петр был впереди всех и, спасая честь и славу России, не думал об угрожавшей ему опасности. Его шляпа, седло иплатье были прострелены. Раненый Карл, на носилках, был также посреди своих войск; ядро убило двух человек из его прислуги и его принуждены были нести на копьях. Столкновение обоих войск было страшное. Шведы были отбиты и в беспорядке отступили назад. Тогда Петр двинул вперед полки своей первой линии и, пользуясь превосходством своих сил, окружил с обоих флангов шведов, которые вынуждены были обратиться в бегство и искать спасения в лесу. Вслед за ними устремились и русские, и только малая часть шведов, после двухчасового боя в лесу, избегла меча и плена.

Петр I

Петр I. Портрет кисти П. Делароша, 1838

 

Карл XII, под прикрытием небольшого отряда, сев на лошадь, едва достиг того места, за Полтавою, где стоял его обоз и артиллерия, под прикрытием части шведской кавалерии и казаков Мазепы. Там дожидался он сосредоточения рассеянных остатков своей армии. Прежде всего выступил обоз и парк по правому берегу Ворсклы на Новые Сенжары, Белики и Соколково, где находились оставленные Карлом кавалерийские посты. Вслед за ними отправился сам король и прибыл 30 числа в Переволочну.

 

Итоги и результаты Полтавской битвы

Первым итогом Полтавской битвы было освобождение Полтавы, составлявшей некоторым образом самую цель сраженья. 28 июня 1709 Петр торжественно въехал в этот город.

Потери шведов в битве под Полтавой была значительны: 9 тысяч их пали в сражении, 3 тысячи было взято в плен; 4 пушки, 137 знамен и штандартов были добычей русских. Фельдмаршал Реншильд, генералы Штакельберг, Гамильтон, Шлпппенбах и Росс, полковники принц Максимилиан Вюртембергский, Горн, Аппельгрен и Энгштет были взяты в плен. Подобная участь постигла и министра Пипера с двумя государственными статс-секретарями. Между убитыми были полковники Торстенсон, Шпринген, Зигрот, Ульфенарре, Вайденгайн, Ранк и Бухвальд.

Русские потеряли убитыми 1300, а ранеными 3200 человек. В числе убитых были: бригадир Телленгейм, 2 полковника, 4 штаб- и 59 обер-офицеров. В числе раненых были генерал-лейтенант Ренне, бригадир Полянский, 5 полковников, 11 штаб- и 94 обер-офицера.

После сражения под Полтавой Петр обедал вместе со своими генералами и штаб-офицерами; пленные генералы были приглашены им также к столу и приняты благосклонно. Фельдмаршалу Реншильду и принцу Вюртембергскому были отданы шпаги. За столом Петр хвалил верность и храбрость шведских войск и пил за здоровье своих, учителей в ратном деле. Некоторые шведские офицеры, по их согласию, были переведены теми же чинами в русскую службу.

Петр не ограничился одним только выигрышем битвы: в тот же день посланы были им князь Голицын с гвардиею и Баур с драгунами для преследования неприятеля. На следующий день с тою же целью отправлен был и Меншиков.

Дальнейшая судьба шведской армии при Переволочне имела тесную связь с результатом битвы под Полтавой и составляла, так сказать, его окончание.

Сколь ни велики были материальные последствия Полтавского боя, еще необъятнее было его нравственное влияние на самый ход событий: завоевания Петра были обеспечены, и обширные замыслы его – улучшить благосостояние своего народа развитием торговли, мореплавания и просвещения – свободно могли приводиться в исполнение.

Велика была радость Петра и всего русского народа. В воспоминание этой победы царь постановил ежегодное празднование её во всех местах России. В честь битвы под Полтавой были выбиты медали для всех офицеров и солдат, участвовавших в ней. За это сражение Шереметев получил огромные поместья; Меншиков был сделан фельдмаршалом; Брюс, Аллард и Ренцель получили орден Св. Андрея; Ренне и прочие генералы были награждены чинами, орденами и деньгами. Медали и другие награды были розданы всем офицерам и солдатам.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.