Бородинская битва

(24 – 26 августа, 1812 года)

 если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статью Бородинская битва 1812 – кратко

Почти с самого вторжения французов в пределы России, Наполеон старался вовлечь русскую армию в генеральное сражение, в надежде истребить ее огромностью своих сил. Но каждый раз, когда он готовился нанести ей решительный удар, она ускользала от него, и, отступая в совершенном порядке, приближалась к средоточию своих сил. Между тем, во французской армии начинал уже сказываться недостаток в продовольствии и других потребностях. Осень приближалась, и утомленные долгим походом солдаты с нетерпением ждали мира, которого надеялись достигнуть победою; желание сражения было общим всей французской армии, от императора до последнего солдата. И русские, не привыкшие к продолжительному отступлению, и опечаленные успехами неприятеля, жаждали, не менее французов, боя, от которого генерал Барклай де Толли решился уклоняться долее. Он готовился дать генеральное сражение при Царевом Займище; но, по прибытии нового главнокомандующего, князя Кутузова, сдал ему, 18 августа 1812, начальство над войсками, русские воины с восторгом встретили нового любимого вождя, который только что, в войне с турками, украсил седины свои свежими лаврами. Всеобщая надежда, что дела примут благоприятнейший оборот, восстановила бодрость войск, и Кутузов, пользуясь таким расположением духа, готов был померяться силами со знаменитым своим противником. Но открытая позиция при Царевом Займище была признана неудобною для сражения: положено отступить еще до села Бородина, в 9-ти верстах от Можайска. Русская армия прибыла к Бородино 22 августа 1812.

Наполеон на императорском троне

Наполеон на императорском троне. Картина Ж. О. Д. Энгра, 1806

 

Поле Бородинской битвы

Избранная здесь позиция, пересекая за селом Бородиным большую Смоленскую дорогу, занимала протяжение в пять верст с небольшим. Она простиралась вправо до небольшого леса, близ впадения Колочи в Москву (по имени этой реки французы называют Бородинское сражение: «la bataille de la Moscowa»), а влево до кустарников и леса, через который проходит старая Смоленская дорога, ведущая из Царева Займища через селение Ельню в Можайск. Колоча, текущая от Колоцкого монастыря по правую сторону Большой Смоленской дороги, пересекает ее, миновав село Бородино, и до впадения в Москву извивается по глубокому, оврагу. Крутые высоты правого её берега и несколько оврагов, поросших кустарником, делают эту часть позиции, до деревни Горок, на Большой Смоленской дороге, почти неприступною. Центр позиции, против села Бородина, был также довольно хорошо прикрыт Колочею и ручьем Стонец; но влево отсюда избранное для битвы местоположение не представляет почти никаких выгод. Цепь отлогих и голых холмов простирается от деревни Горок до большого кустарника, через который проходит старая Смоленская дорога. В середине расстояния между обеими дорогами лежит деревня Семеновская, при ручье того же имени, которого берега, при впадении его в Колочу, поросли мелким кустарником, удобным для помещения стрелков. Впереди Семеновской, с небольшим в двух верстах, лежит село Шевардино; между ним и большим кустарником находится небольшой лес, а другой, гораздо обширнейший, сзади. Чтоб усилить сколько-нибудь для битвы Бородинскую позицию, приступили, уже по прибытии армии, к постройке нескольких укреплений. Лес на оконечности правого фланга был укреплён тремя флешами и засеками. На большой Смоленской дороге построили две батареи: одну на высоком кургане, у деревни Горок, а другую, в 200 саженях впереди, на скате высот правого берега Колочи. В середине расстояния между Горками и Семеновскою, выстроили на высоте большой люнет для 18 орудий, а на высотах, левее Семеновской; три флеши. Наконец возле села Шевардина был построен, но не совершенно окончен, большой редут, чтоб с него наблюдать за движениями неприятеля, и действовать при сражении во фланг по войскам, наступающим по большой дороге.

 

Русская армия перед битвой при Бородино

Русские войска, собранные для битвы на Бородинских полях, состояли из первой армии генерала Барклая де Толли, которая заняла правый фланг и центр позиции, и из второй армии, князя Багратиона, которая составила левое крыло. По данной войскам диспозиции, они расположились следующим образом. На оконечности правого крыла перед укрепленным лесом, стал 2-й пехотный корпус, генерал-лейтенанта Багговута; возле него, уступом вперед, примкнув левым флангом к деревне Горкам, построился 4-й пехотный корпус, генерал-лейтенанта графа Остерман-Толстого, а за этим корпусом стал 2-й кавалерийский, генерал-лейтенанта барона Корфа. Эти три корпуса, составлявшие правое крыло, состояли под начальством генерала-от-инфантерии Милорадовича; в резерве за ними находились: 1-й кавалерийский корпус, генерал-адъютанта Уварова, и девять казачьих полков, войскового атамана Платова. В центре позиции, против села Бородина, от Горицкого кургана до большого люнета, стоял 6-й пехотный корпус, генерала-от-инфантерии Дохтурова, и за ним – 3-й кавалерийский корпус, генерал-лейтенанта графа фон-дер-Палена 2-го. На левом крыле 7-й пехотный корпус, генерал-лейтенанта Раевского, занял пространство от большего люнета до деревни Семеновской, имея позади себя 4-й кавалерийский корпус, генерал-майора графа Сиверса. 2-я гренадерская дивизия (от 8-го пехотного корпуса, генерал-лейтенанта Бороздина) построилась за деревнею Семеновской, а сводная гренадерская дивизия, генерал-майора графа Воронцова, заняла флеши, построенные на высотах левее этой деревни. К левому же крылу армии принадлежали 27-я пехотная дивизия, генерал-майора Неверовского (от 8-го корпуса) и 2-я кирасирская дивизия, генерал-майора Дуки, который были отряжены, под начальством генерал-лейтенанта князя Горчакова, для обороны Шевардинского редута. Здесь 27-я дивизия расположилась позади редута, имея на флангах кавалерию; три полка егерей засели на левом фланге в селе Доронине и около него в кустарниках; самый редут был занят 12-ю батарейными орудиями. Главный резерв армии находился между сельцами Князьковым и Татариновым, и состоял из 3-го пехотного корпуса, генерал-лейтенанта Тучкова 1-го. (1-я гренадерская дивизия, генерал-майора графа Строганова и 3-я пехотная дивизия, генерал-лейтенанта Коновницына), из 5-го пехотного корпуса, генерал-лейтенанта Лаврова, в состав которого входили полки лейб-гвардии, и из 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Бороздина 2-го. Главный артиллерийский резерв, из 180 орудий, находился в деревне Псареве; главная квартира армии в сельце Татаринове. Вся линейная пехота была построена в день Бородинского сражения в две линии, побатальонно, во взводных густых колоннах; кавалерия – тоже в две линии развернутым фронтом. Все егерские полки были отряжены для занятия оврагов и кустарников, лежащих перед фронтом позиции, и леса, к которому примыкало правое крыло, а лейб-гвардии Егерский полк занимал село Бородино. Пять казачьих полков наблюдали вдоль берегов Колочи и Москвы, на оконечности правого крыла, а шесть полков, под начальством генерал-майора Карпова, прикрывали оконечность левого крыла на старой Смоленской дороге. Вся подготовленная к Бородинской битве российская армия простиралась до 120.000 человек; в том числе 7.000 казаков и около 10.000 ополчения; артиллерии было 640 орудий.

Барклай де Толли. Портрет

Михаил Богданович Барклай де Толли. Портрет работы Дж. Доу, 1829

 

Сражение за Шевардинский редут

Генерал-лейтенант Коновницын, который с арьергардом оставался у деревни Гридневой, был атакован там 23 августа, после полудня, королем Неаполитанским (Мюратом), но удержал свою позицию до ночи, и потом отступил в совершенном порядке к Колоцкому монастырю. На другой день, 24 августа, Коновницын, угрожаемый обходом справа, должен был отступить к Бородинской позиции, где и занял назначенное ему место в линии общего расположения войск. Неприятель продолжал наступать тремя колоннами, но был скоро остановлен пушечною пальбою из Шевардинского редута, и ружейною из оврагов и кустарников правого берега Колочи. Увидев занятую русскими укрепленную позицию, Наполеон убедился, что ему хотят противопоставить здесь упорное сопротивление. Чтоб лучше обозреть русскую армию, и выиграть пространство для развертывания своих сил, он счел необходимым завладеть Шевардинским редутом. Король Неаполитанский, со своею кавалериею и с пехотною дивизиею Компана, перейдя Колочу, овладел в 4 часа пополудни селом Дорониным, и в то же время корпус князя Понятовского, следовавший по Старой Смоленской дороге, выступив из Ельни, оттеснил русских стрелков из занимаемого ими кустарника. После взятия Доронина, 61-й линейный полк был послан на приступ к редуту, которым и овладел сразу; но русская пехота 27-й дивизии бросилась опять на потерянное укрепление. Здесь завязался самый жестокий бой; Шевардинский редут три раза переходил из рук в руки, но наконец остался за французами. Князь Багратион, узнав, что неприятель напал в превосходных силах на отряд князя Горчакова, повел к нему в подкрепление 2-ю гренадерскую дивизию, генерал-майора принца Карла Мекленбургского, и в 8 часов вечера, хотя начало уже смеркаться, приказал сделать на редут новое нападение. Невзирая на отчаянное сопротивление неприятеля, редут был взят, 61-й линейный полк почти весь истреблен, а кавалерийскими атаками отбито у неприятеля 7 орудий. По отдаленности Шевардинского редута от главной позиции русской армии, нельзя было надеяться без больших пожертвований удержать его и на другой день, и как притом цель его построения была уже выполнена, то главнокомандующий приказал ночью оставить укрепление, и отвести войска на главную позицию, где 27-я пехотная дивизия стала за флешами, занятыми сводною гренадерскою, а 2-я кирасирская за 2-ю гренадерскою. Оставленное укрепление было тотчас занято французами.

 

Французская армия перед битвой при Бородино

Следующий день обе армии провели, в приготовлениях к Бородинскому бою и в обозрениях. Наполеону нетрудно было убедиться, что, при неприступности правого крыла позиции русских, надо было главные удары направить на левое. Кроме выгод, которые представляло здесь местоположение, он мог, в случае успеха, оттеснить русскую армию в угол, образуемый реками Колочею и Москвою и отрезать ее от Москвы и южных губерний. Можно даже полагать, что если бы Наполеон, следуя простым правилам тактики и стратегии, стал с самого начала действовать с большею решимостью и с значительнейшими силами, против левого фланга русских и обходить его по Старой Смоленской дороге, то Кутузов был бы принужден оставить свою позицию без боя. Но этим Наполеон не достиг бы своей цели, и русская армия осталась бы опять невредимою, между тем как он желал и надеялся истребить ее превосходством своих сил, и одним решительным ударом положить конец войне. Поэтому он предпочел главными силами атаковать в битве с фронта левое крыло, русской армии, против центра действовать оборонительно, а правое крыло наблюдать только легкими войсками. До данной того же числа французской армии диспозиции, Понятовскому с корпусом польских войск, приказано было наступать по старой Смоленской дороге, и стараться обойти левый фланг русских. Даву, с тремя пехотными дивизиями 1-го корпуса, Ней, с 3-м корпусом, и Жюно, с 8-м (из вестфальских войск), должны были, эшелонируясь справа, атаковать с фронта левое крыло русской армии; для подкрепления их был назначен король Неаполитанский с кавалерийскими корпусами Нансути, Монбрёна и Латур-Мобура. Все эти войска были расположены на правом берегу Колочи. Вице-король Италийский (пасынок Наполеона Евгений Богарне), с 4-м корпусом, с кавалерийским корпусом генерала Груши и с двумя пехотными дивизиями корпуса Даву, должен был действовать против центра русских, и расположился на левом берегу Колочи, близ впадения в нее ручья Войны; а кавалерийская дивизия Орнано, перейдя этот ручей, стала у села Беззубова, на оконечности левого фланга, против правого русского крыла. Старая и молодая гвардия Наполеона, составлявшая главный резерв армии, расположились близ села Фомкина, откуда на другой день перешли к Шевардинскому редуту. Как на правом фланге, против высот Семеновских, так и на левом против Бородинских, было построено наскоро несколько укреплений.

О числе французских войск, участвовавших в Бородинском сражении, показания военных писателей весьма между собою не согласны: генерал граф Толь, основываясь на официальных документах, отбитых у неприятеля во время бегства его из России, считал во французской армии 185.000 человек и до 1000 орудий артиллерии. Но большая часть иностранных писателей, следуя французским бюллетеням, полагает в ней только от 130.000 до 140.000 человек и 600 с небольшим орудий артиллерии.

 

Начало Бородинской битвы

Кутузов, приметив сосредоточение сил неприятельских против левого крыла своей позиции, и проникнув намерение Наполеона обойти его по Старой Смоленской дороге, отрядил туда из резерва генерал-лейтенанта Тучкова 1-го, с 3-м пехотным корпусом и с 7.000 Московского ополчения, под начальством генерал-лейтенанта Маркова. Тучков расположил свой корпус перед деревнею Утицей в четыре линии, а четыре егерских полка рассыпал вправо по кустарнику, для занятия промежутка, около версты шириною, который оставался между его войсками и левым крылом главной позиции. В полдень 25 числа Кутузов, чтоб приготовить воинов своих к великой Бородинской битве, приказал носить по всей армии чудотворную икону Богоматери, взятую, из Смоленска. С благоговением преклонив колени, русские воины воссылали теплые молитвы к Вседержителю и испрашивали благословения своему оружию, подъятому для спасения отечества. Поседевший в боях полководец, объезжая ряды их, напоминал им, чего от них ожидают Государь и Россия, и никогда рвение к бою в такой многочисленной армии не было единодушнее, пламеннее. Наполеон, со своей стороны, в сильном дневном приказе, напоминал солдатам прежние их подвиги, и не скрывал, что только победа может им доставить изобилие, хорошие зимние квартиры и скорое возвращение в отечество.

В ночи на 26 число французы поставили правее Шевардина две батареи, каждую из 60 орудий, чтоб действием их способствовать атаке своих колонн. Наполеон, тревожимый опасением, чтобы русские не оставили опять своей позиции, провел ночь почти без сна, и уже в два часа по полуночи прибыл к занятому 24 числа редуту, близ которого и оставался почти во все время сражения. Около шести часов утра солнце, поднявшееся из густого тумана, ярко осветило всю окрестность. «Это солнце Аустерлица!» – воскликнул Наполеон, – и приказал начать сражение. Понятовский, вступив на старую Смоленскую дорогу, двинулся против корпуса Тучкова. Даву, поддерживаемый огнем из 120 орудий, пошел к высотам Семеновским, а вице-король Италийский приказал Дельзону напасть на село Бородино. Тучков, после упорного сопротивления, должен был оставить деревню Утицу, и отступить влево на высоту за Утицкою равниною, с которой открыл сильную пушечную и ружейную пальбу, и тем остановил дальнейшие успехи неприятеля.

Кутузов при Бородино

Кутузов при Бородино. Картина А. Шепелюка

 

Бой за Багратионовы флеши

Обе стороны равно понимали, что высоты при деревне Семеновской были ключом позиции русских в Бородинской битве; французы с особенным жаром атаковали построенные здесь укрепления, а русские защищали их с чрезвычайным упорством. Первые атаки Даву были отражены с совершенным успехом; две дивизии его корпуса (Компана и Дессе), которые, по выходе из леса, должны были перестраиваться почти под картечными выстрелами русских батарей, понесли ужасные потери, и два раза были прогоняемы обратно в лес. В 7 часов, Ней, защищаемый большою батареей, построенною близ Шевардина, вступил на левый фланг корпуса Даву, и нападение на укрепления было возобновлено. Русская артиллерия и пехота встретили неприятеля жестоким картечным и ружейным огнем; но это не остановило французов, и они, бросившись в промежутки укреплений, ворвались с тылу в одну из флешей. Торжество их было однако непродолжительно: дивизии графа Воронцова и Неверовского ударили на неприятеля в штыки, и, с помощью 4-го кавалерийского корпуса, прогнали его с большим уроном. Между тем князь Багратион приказал генерал-лейтенанту Тучкову 1-му, для подкрепления дивизий Воронцова и Неверовского, отрядить 3-ю пехотную дивизию Коновницына, а Кутузов послал к левому крылу из резерва одну гвардейскую и одну сводную гренадерскую бригады, три, полка кирасир и три роты гвардейской артиллерии. В то же время квартирмейстерской части полковнику Толю приказано было перевести, с правого фланга на левый, весь 2-й пехотный корпус. В центре позиции лейб-гвардии Егерский полк, под начальством полковника Бистрома, близ часа выдерживал неприятельские атаки, но наконец, вытесненный из села Бородина, отступил за Колочу; почти вместе с ними перешли и французы. Однако гвардейские егеря, подкрепленные еще двумя егерскими полками, в свою очередь, опрокинули французов и прогнали их с большим уроном опять за Колочу, на которой сожгли мост, и неприятель во весь день не покушался более переправляться в этом месте.

В 9 часов Даву и Ней предприняли новое нападение на Семеновские укрепления и после продолжительных усилий, овладели всеми тремя «Багратиновыми» флешами, а генерал Дюфур, в голове дивизии Фриана, перейдя овраг, успел даже ворваться в деревню Семеновскую. Но и в этот раз неприятель не мог удержать за собою укреплений: генерал лейтенант Бороздин с гренадерами 2-й дивизии штыками отбил флеши, и прогнал французов до самого леса, а дивизия Коновницына завладела в то же время деревнею Семеновскою, и отбросила неприятеля обратно за овраг. После этой неудачи, маршалы, подкрепив себя кавалерийскими корпусами Нансути и Латур-Мобура, возобновили свои усилия, и еще раз завладели флешами, из которых, однако еще раз были выгнаны дивизиею Коновницына.

Теперь Ней счел необходимым ввести в битву и корпус Жюно, который оставался еще в резерве. Ему приказано было подвинуться вправо, и войдя в линию, составить связь с войсками князя Понятовского, стараясь в то же время прогнать русских егерей, рассыпанных по большому кустарнику, на левом фланге русской позиции. Если бы это предприятие удалось неприятелю, то флеши могли: бы быть обойдены с тыла, и корпус Тучкова был бы отрезан от армии; но к этому времени подоспел сюда 2-й пехотный корпус Багговута, который несколько восстановил равновесие между силами. Два полка этого корпуса, под начальством генерал-лейтенанта Олсуфьева, были отряжены на помощь Тучкову; 4-я пехотная дивизия принца Евгения Вюртембергского, подкрепила кирасир генерал-лейтенанта князя Голицына, оборонявших равнину левее деревни Семеновской, а четыре пехотных полка ударили на вестфальцев, которые, оттеснив русских егерей, хотели войти во фланг кирасирам. Неприятель был отражен и прогнан кирасирами до леса, и хотя возобновлял еще несколько раз свои покушения, однако ж они имели столь же мало успеха.

 

Сражение за Утицкий курган

Во время атаки вестфальцев, Понятовский также подвинул свой корпус правым флангом вперед, чтоб овладеть батареею, поставленною на кургане за Утицкою равниною, и защищаемою 1-ю гренадерскою дивизиею генерал-майора графа Строганова. Под защитой батареи в 40 орудий, поставленной поляками вправо от Утицы, колонны их пошли в атаку и невзирая на упорное сопротивление русских, овладели курганом. С потерею этого поста, который господствовал над всею окрестностью, русские могли быть сбиты со Старой Смоленской дороги, и вся армия подвергалась обходу с фланга; потому-то Тучков решился, во что бы то ни стало, прогнать неприятеля с кургана. Он сам, с Павловским гренадерским полком, ударил на поляков спереди граф Строганов, с четырьмя гренадерскими полками, атаковал их справа, а генерал-лейтенант Олсуфьев, с двумя пехотными, с тылу. Этим совокупным действием неприятель был сбит с кургана, и граф Строганов опять поставил на нем батарею, которая огнем своим принудила поляков отступить на дальний пушечный выстрел. Генерал Тучков 1-й, смертельно раненый при атаке кургана, сдал начальство Олсуфьеву, до прибытия Багговута.

Бородинская битва. План

Бородинская битва на разных её этапах. План

 

Решающий этап битвы при Бородино

Обратимся теперь к центру русской позиции, где Бородинская битва, между тем, кипела еще с большим жаром. Русские егеря 12-й и 26-й дивизий упорно защищали кустарник при впадении ручья Семеновского в Колочу, но наконец были вытеснены из него войсками вице-короля Италийского, которые вышли на равнину, и появились прямо перед большим русским люнетом. 26-я дивизия генерал-майора Паскевича более получаса удерживала неприятеля, но наконец должна была уступить превосходству числа, и генерал Бонами, с 30-м линейным полком, под градом русской картечи, ворвался в люнет. Генерал-майоры Ермолов и граф Кутайсов, видя, что этот успех может дать неприятелю возможность прорвать центр армии, решились непременно отвратить угрожавшую опасность: с третьим батальоном Уфимского полка они бросились на потерянное укрепление, с мужеством, достойным важности этого случая. В тоже время генерал-адъютант Васильчиков, с частью 12-й пехотной дивизии, атаковал неприятеля с правого, 19-й и 40-й егерские полки с левого фланга, а генерал-майор Паскевич, с остальными полками своей дивизии, с тылу: люнет в одно мгновение был взят обратно, и генерал Бонами, покрытый ранами, захвачен в плен. Отступавший неприятель, по распоряжению генерала Барклая де Толли был преследован двумя драгунскими полками, которые произвели беспорядок даже в подоспевших на помощь неприятельских резервах. При атаке люнета, французы претерпели ужасное поражение; вся площадка перед укреплением была устлана их трупами. С русской стороны пал здесь граф Кутайсов. После неудачной атаки люнета, вице-король отвел войска свои за овраг Семеновский, и удвоив там батареи, нанес столь жестокое поражение 26-й дивизии, что ее должно было сменить 24-ю дивизиею генерал-майора Лихачева, которому раненый генерал-майор Ермолов сдал начальство над люнетом. Сильная перестрелка продолжалась здесь несколько часов сряду.

К этому же этапу Бородинского сражения принадлежит атака русской кавалерии правого крыла на левый фланг французов. Платов, с 2.000 казаков, еще почти в начале сражения перешел вброд Колочу, близ впадения её в Москву, и увидев левое крыло вице-короля Италийского совершенно открытым, почел возможным сделать на него нападение, о чем и известил главнокомандующего. Кутузов, желая этою диверсиею отвлечь внимание неприятеля от левого своего крыла, приказал генералу Уварову, с 1-м кавалерийским корпусом, привести ее в исполнение. Уваров, перейдя Колочу при селе Малом; прогнал легкую кавалерийскую дивизию Орнано за ручей Войну, и ударил на пехотную дивизию Дельзона, которая только что успела построиться в каре, и сам вице-король едва спасся в одном из них. После нескольких кавалерийских атак, неприятельская пехота отступила также за Войну; но подкрепленная итальянскою пешею гвардиею, она остановила дальнейшие успехи русской кавалерии. Уваров отступил к селу Новому, где и остался до вечера. Только казаки Платова, сыскав брод на Войне, перешли через этот ручей, и рассыпавшись между неприятельскими колоннами, произвели в них смятение, но и они скоро принуждены были возвратиться к корпусу Уварова.

Было уже за полдень. Невзирая на чрезвычайные пожертвования, сделанные в Бородинской битве французами, они имели только совершенно ничтожную поверхность над русскими. Огонь, казалось, начинал с обеих сторон слабеть; но Наполеон, недовольный медленностью успехов, приказал употребить новые усилия. Более 400 орудий было собрано против левого крыла русских; сильные пехотные колонны готовились снова атаковать флеши. Кутузов, со своей стороны, видя чрезмерный напор неприятеля, сблизил свои резервы, и увеличил на левом крыле количество артиллерии до 300 орудий, а генералу Милорадовичу, с 4-м пехотным и 2-м кавалерийским корпусами, приказал потянуться влево. Теперь наступила самая кровопролитная сцена великой драмы! 700 орудий, собранных перед Семеновскими высотами, на пространстве не более одной квадратной версты, открыли беспримерную в военных летописях канонаду; французы, пренебрегая смертью, шли вперед по трупам своих товарищей. Противопоставляя штык штыку, вся линия русских колонн, но приказанию князя Багратиона, двинулась навстречу неприятелю, и вступила с ним в отчаянный рукопашный бой. Подоспевшая с обеих сторон кавалерия довершила смятение, и скоро пешие, конные и артиллеристы. Русские и французы смешались в одну массу, составили одну нестройную толпу! В пылу этой сечи смертельная рана поразила князя Багратиона; многие другие генералы, также раненые, принуждены оставить свои команды, и русские войска, не управляемые более начальниками, стали отступать, а французы ворвались в оспариваемые флеши. Ещё несколько минут смятения со стороны русских, еще несколько свежих войск со стороны французов, и Бородинское сражение могло бы иметь гибельный для русской армии конец. Уже Наполеон, по убедительной просьбе короля Неаполитанского, готов был ввести в дело свою молодую гвардию; но в это самое время донесение об атаке Уварова на левое крыло французов остановило его; он отменил, свое приказание, полагая, что должно будет подкрепить вице-короля Италийского.

Таким образом действие Уварова, хотя само собою нанесло французам мало вреда, но имело весьма важное и полезное для русских влияние на дальнейший ход Бородинской битвы.Генерал Коновницын, который, до прибытия генерала Дохтурова, принял от князя Багратиона начальство над войсками левого крыла, со свойственным ему хладнокровием, отвел их за Семеновский овраг, и поставив батареи на высотах, удержался там до самого конца сражения. Тщетно французы старались далее распространить здесь свои успехи. Кавалерийские корпуса Латур-Мобура и Нансути бросились вперед через овраг Семеновский, и последний из них, чтоб обойти левое крыло главной позиции русских, хотел опрокинуть полки лейб-гвардии Измайловский и Литовский (нынешний Московский), поставленные на левом фланге дивизий Коновницына; но гвардейцы, построившись в батальонные каре, с примерным мужеством отразили три, одна за другою последовавшие, атаки целой кирасирской дивизии Сен-Жермена, а генерал-майор Бороздин, с тремя кирасирскими полками, несколькими удачными атаками, прогнал неприятельскую кавалерию за овраг.

Между тем утихла тревога, которую русская кавалерия произвела на левом неприятельском крыле, и французы решились употребить новые усилия против большего люнета, перед центром позиции русских. Король Неаполитанский приказал генералу Коленкуру, заменившему только что убитого Монбрёна, перейти со 2-м кавалерийским корпусом между деревнею Семеновскою и люнетом, и напасть на него с тылу, а вице-король Италийский должен был в то же время атаковать его с фронта тремя пехотными дивизиями, для подкрепления которых Наполеон прислал из резерва легион Вислы (дивизию Клапареда). Барклай де Толли, видя новые угрожавшие ему громады войск, приблизил последние резервы: 4-й пехотный корпус графа Остермана-Толстого, сменил в 1-й линии 7-й корпус Раевского, который был почти уничтожен; Преображенский и Семеновский полки составили резерв 4-го корпуса; позади их построили 2-й и 3-й кавалерийский корпуса, Кавалергардский и Конногвардейский полки. Французская кавалерия 2го корпуса в одно мгновение перешла овраг Семеновский, и смело ударила на русскую пехоту. Войска 4-го корпуса, с необыкновенным хладнокровием допустив неприятельскую кавалерию на самый близкий ружейный выстрел, открыли по ней сильнейший огонь, против которого она не могла устоять. Только генерал Коленкур с одною кирасирскою дивизиею успел ворваться в люнет с тылу, но был здесь убит, а кирасиры его, смешавшись, отступили. Решительнее был успех, одержанный войсками вице-короля Италийского, который напали на люнет с фронта и с правого фланга, и завладели им, невзирая на отчаянное сопротивление 24-й дивизии. Полки этой дивизии, не уступавшие поста своего, претерпели здесь ужасное поражение, и сам генерал Лихачев, покрытый ранами, захвачен был в плен. Генерал Груши, подкреплявший с кавалерийским корпусом своим вице-короля, надеясь, что потеря люнета должна была лишить русских бодрости, бросился с легкою кавалерийскою дивизиею Шателя на 7-ю пехотную дивизию генерал-лейтенанта Капцевича, построенную на правом фланге корпуса графа Остермана-Толстого. Русская пехота встретила неприятеля сильным огнем, а генерал-майор Шевич, с Кавалергардским и Конногвардейским полками, пройдя в интервалы пехоты, несколькими атаками успел удержать его до прибытия 2-го и 3-го кавалерийских корпусов, с помощью которых французская кавалерия была опрокинута и преследована до своей пехоты. После этого Бородинский бой ограничился здесь канонадою, и русская артиллерия метким огнем своим наносила неприятелю такое поражение, что вице-король должен был укрывать войска свои в рытвинах, оврагах и во рве люнета, где они укрывались, стоя на коленях.

Бородинская битвва

Атака лейб-гвардии Семёновского полка при Бородино

 

В таком положении находились дела, когда Наполеон, около 4-х часов пополудни, прибыл к высотам Семеновским. Французы хотя и овладели флешами и большим люнетом, однако успех этот был совершенно ничтожен в сравнении с понесенными ими потерями, и русские, хотя ослабленными, но, стройными рядами занимали высоты за Горским и Семеновским оврагами. Казалось, что Наполеон мог решить исход Бородинской битвы, введя в дело свою гвардию, т. е. до 25.000 свежего, отборного войска; но, невзирая на убеждения своих маршалов, он отказался от дальнейших покушений, и в эту важную минуту как бы потерял ту решительность, которая сделала его победителем почти всей Европы. Если однако принять в рассуждение, что эта гвардия составляла последнее не расстроенное войско Наполеона, необходимое для дальнейших его предприятий, и что он не мог знать, не имели ли и русские еще резервов, то не должно ли мнимую его нерешительность признать благоразумною и необходимою осторожностью?

Перестрелка продолжалась еще по всей линии с большим или меньшим, жаром; кое-где кавалерия то с той, то с другой стороны, бросалась в атаку, но без решительного успеха. Вообще видно было всеобщее изнеможение; выстрелы час от часу редели, и битва замирала. Только Понятовский сделал нападение на русские войска, защищавшие старую Смоленскую дорогу, и Багговут должен был оставить курган, занимаемый им за Утицкою равниною; он отступил на высоту, лежащую при вершине ручья Семеновского, откуда отражал все предпринимаемые против него нападения. В 9 часов неприятель, вышедший из деревни Семеновской, засел за нею в лесу, но лейб-гвардии Финляндский полк выгнал его оттуда штыками.

 

Отступление русской армии 27 августа

Ночь прекратила Бородинскую битву. Французские корпуса возвратились на позиции, которые занимали поутру; только передовые их посты остались в Бородине, Утице, во взятых ими укреплениях и в кустарниках перед фронтом русской позиции. Русская армия расположилась непосредственно за первоначальною своею позициею; левое крыло её подалось, назад сажен на 400, а курган, оставленный корпусом князя Понятовского, был опять занят казачьим постом. Во всю ночь казаки тревожили французов, и поутру распространили смятение до самой ставки Наполеона, так что старая его гвардия должна была стать в ружье. Кутузов вначале предполагал на другой день возобновить Бородинское сражение, но донесения корпусных командиров показали ужасные потери, понесенные армией, и заставили его переменить намерение. 27 августа 1812, в 6 часов утра, русская армия снялась с позиции своей в таком порядке и с такою тишиной, что французы заметили это не прежде 10-ти часов. Они тотчас напали на арьергард армии, который, под начальством войскового атамана Платова, оставался еще на поле сражения. Платов отступив к Можайску, отражал оттуда все нападения французской кавалерии короля Неаполитанского.

 

Бородинская битва. Видеофильм

 

Потери в Бородинской битве

По числу сражающихся войск и продолжительности Бородинская битва стала упорнейшей и кровоприлитнейшей в тогдашней истории. Потери с обеих сторон дошли в Бородинском бою до трети сражавшихся. Русские потеряли убитыми до 15.000 и ранеными до 30.000 человек. В числе убитых были генерал-майоры граф Кутайсов и Тучков 4-й. В числе раненых 11 генералов, из них генерал от инфантерии князь Багратион и генерал-лейтенант Тучков 1-й умерли от ран. Французы потеряли, как убитыми, так и ранеными, еще более русских. Генералов убито 9 и ранено 30, и по этому чрезвычайно большому их числу, французы называют Бородинское сражение битвою генералов. Ожесточение, с каким дрались обе стороны, лучше всего доказывается малым числом пленных, которое с каждой стороны не превышало 1.000. Трофеев было также весьма немного: русские отбили у неприятеля 10 пушек, а он захватил 13, по большей части подбитых орудий.

 

Значение Бородинской битвы

Бородинская битва, в которой русские устояли против гораздо, сильнейшего неприятеля, привыкшего к победам, и предводимого величайшим полководцем и опытнейшими генералами своего века, принадлежит по своему значению к славнейшим подвигам русского оружия, и в памяти народной, по справедливости, занимает место наряду с Куликовскою битвой и с Полтавским сражением. Хотя она не изменила тотчас хода войны, однако доставила русским чрезвычайные выгоды. Французская армия, расстроенная и ослабленная понесенными в Бородинском сражении потерями, удаленная на несколько тысяч верст от средоточия своих сил, не имела никакой возможности заменить эту потерю, между тем как к русским спешили подкрепления со всех сторон. Наполеон, мечтавший одним ударом кончить войну, убедился, что она только началась этою битвой и что русские отступали до сих пор не от робости, но по расчету. Упорство, с каким они защищали каждый шаг, показало французам, чего они должны ждать впереди, и поселило в армии их такое уныние, какое обыкновенно бывает только следствием совершенного поражения.

В тактическом отношении Бородинское сражение, по простоте своего механизма, представляет мало замечательного, исключая разве необыкновенной в те времена тесноты и глубины построения левого крыла русской и большей части французской армии; – обстоятельство, которому некоторые военные писатели, приписывают и чрезвычайный успех сопротивления русских, а великость понесенных с обеих сторон потерь.

 

Возле первой флеши, у деревни Семеновской, где пал генерал-майор Тучков 4-й, вдова его выстроила церковь во имя Нерукотворного Образа и при ней основала женский монастырь. До революции 1917 ежегодно, 25 августа, совершался крестный ход из села Бородина в эту церковь, где проходила панихида в память русских воинов, павших на полях Бородинских. Царским правительством на том месте, где находился в центре русской позиции главный люнет, был сооружен великолепный памятник.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.