Гангут (Гангёудд) –длинный мыс, окруженный шхерами, которым оканчивается северный берег Финского залива. Близ него в 1714 произошло знаменитое морское сражение шведов с русскими, одно из важнейших в Северной войне.

В 1714 вся Финляндия, до самого Ботнического залива, была уже занята русскими войсками. Чтобы принудить шведов к миру, Петр Великий решился перенести войну на их собственную территорию. Во второй половине мая 1714 года два русских флота – корабельный и галерный – вышли из Кронштадта в море. Первый, в числе 16 кораблей, под флагом шаутбенахта (адмирала) Петра Михайлова (морское звание, под которым фигурировал сам царь), отправился к Ревелю. Второй, из восьмидесяти галер, с 20.000 войска, под начальством генерал-адмирала Апраксина, двинулся в финские шхеры, с повелением идти в Або, на Аланд, и оттуда, если можно, на шведский берег. Но исполнение этого плана остановилось в самом начале. Пока генерал-адмирал боролся в пути с противными ветрами, шведский корабельный флот стал у мыса Гангута, пресек путь нашим галерам, и не только привел их в бездействие, но и остановил подвозы припасов для сухопутных войск, находившихся в Або.

Извещая о положении своем Петра I в Ревеле, Апраксин предлагал ему показаться с корабельным флотом в море против Гангута, с тем, чтоб привлечь на себя часть сил неприятельских, и дать возможность прорваться русским галерам. Однако состояние нашего флота не позволяло покуситься на такое предприятие, и Государь решился переехать сам в галерный флот, стоявший в Тверминнской губе, в 11 верстах от Гангута, но, по разным препятствиям, не  мог  прибыть туда  прежде 20 июля.

Апраксин уже более месяца был в бездействии, не находя средств прорваться сквозь неприятеля и не смея без Государя предпринять что-нибудь решительное. Неприятельский флот, находившийся в Гангутской губе, состоял в это время из 13 линейных кораблей (кроме шести бывших в крейсерстве), 4 фрегатов, прама (большой плоскодонной плавучей парусно-гребной батареи), 2 бомбардирских галиотов, 2 шняв и 6 больших и малых галер. Шведским Флотом командовал адмирал Ватранг; под его флагом начальствовали вице-адмирал Лилие и контр-адмиралы Эреншельд и Анкершерна.

Карта Гангутского сражения

Гангутское сражение 1714. План

 

Позиция шведского флота в этом важном пункте была такова, что прорваться сквозь него силой казалось совершенно невозможным. Однако не сделать покушения пройти Гангут, значило бы отказаться от дальнейших успехов на всю кампанию. Притом положение русского флота в тесной Тверминнской губе могло сделаться опасным, если бы шведы воспользовались возможностью запереть его и отрезать от армии и корабельного флота. Надо было, не медля ни минуты, решать: или идти вперед, или немедленно отступить.  Задача казалась неразрешимой, но Пётр нашёл выход из положения.

Около трех верст к северу от Тверминнской губы, Гангутский полуостров суживается, и образует ровный перешеек, шириною в две версты с небольшим. Государь решил перетащить через него, по настланному мосту, несколько легчайших галер, атаковать ими шведский флот от запада, и, пользуясь замешательством, которое должно было произвести появление наших галер в тылу неприятеля прорваться сквозь него со всеми остальными. В расстоянии пушечного выстрела за мысом, неприятельские корабли были для него уже неопасны, и не могли мешать дальнейшему его пути.

25 июля 1714 приступили к этой необыкновенной работе, но в неприятельском флоте послышалась сильная пальба, и с аванпостов дали знать, что 14 шведских судов, под флагом вице-адмирала Лилие, вышли в море. Озабоченный этим движением неприятеля, и опасаясь, не направлено ли оно против Ревеля, «шаутбенахт Петр Михайлов» вышел с 35-ю галерами к аванпостам для рекогносцировки. Он нашел, что адмирал Ватранг, с 6-ю кораблями и 3-мя фрегатами, стоял на прежнем месте, а эскадра Лилие, в которой были бомбардирские галиоты, плыла по выходе из шхер к фарватеру, ведущему к Тверминну. Тогда же получено было известие, что прам, шесть галер и два шербота, под начальством контр-адмирала Эреншельда, стали по западную сторону полуострова, против упомянутого перешейка.

Эти движения обнаружили план шведского адмирала запереть и бомбардировать русский флот в Тверминнской губе, не допуская в то же время перетаскивать галеры на другую сторону. Но разделением своих сил Ватранг сильно изменил положение – и не в свою пользу. Оставшись с меньшей половиной флота – и без мелких судов, которые могли подойти близко к берегу, он уже не мог, как прежде, защитить всего фарватера. Пётр I заметил это (26 июля), и пользуясь штилем, который благоприятствовал галерам и не позволял парусным судам тронуться с места, приказал сначала 20-ти галерам, под начальством капитан-командора Змаевича, пройти неприятельский флот держась у самого берега. Видя, что им это удается, он дал такой же приказ ещё 15-ти галерам с бригадиром Лефортом. Шведские корабли подняли якоря, и стали буксироваться всеми гребными судами, открыв в то же время жестокий огонь. Но это было напрасно: русские галеры были уже вне его. Они обогнули оконечность мыса без малейших потерь. Отряд Эреншельда был отрезан. Наступившая ночь помешала Змаевичу атаковать его. Эскадра Лилие, посылка которой теперь уже не имела цели, была отозвана сигналом назад к флоту.

 

Гангутское сражение. Видеофильм

 

Между тем вся остальная часть галерного флота, которой послано было повеление «выбираться из узкости», как только сделалось известным назначение против неё эскадры Лилие, приблизилась к Гангуту, и с рассветом 27 июля 1714, под предводительством генерал-адмирала, ободренная успехом первых 35-ти галер, пустилась сквозь неприятельский флот, уже не огребая его. С потерей одной только галеры, севшей на мель, и нескольких человек раненых, она благополучно пробилась и соединилась со своим авангардом, который стоял против Эреншельда.

Его слабый отряд осажден был теперь у Гангута всем русским флотом, состоявшим из 80-ти галер. Эреншельд расположился между двух небольших островков, поставив посередине прам, а с флангов по три галеры для перекрестного огня. В другом проходе он затопил судно, чтобы не быть обойденным.

Генерал-адмирал Апраксин, устроив флот свой к сражению, послал генерал-адъютанта Ягужинского к шведскому адмиралу с требованием сдачи. В случае отказа он грозил никому не давать пощады. Эреншельд отверг предложение и приготовился к битве.

С возвращением Ягужинского в начале третьего часа пополудни авангарду, состоявшему из 35-ти галер, был дан сигнал атаковать неприятеля. Командовавший им «шаутбенахт Михайлов» (Пётр I) находился в то время на галере генерала Вейде. Подойдя на пистолетный выстрел к неприятелю, он начал сражение, но был встречен столь сильным огнем, что отряд его пришел в замешательство. Линия галер расстроилась. Невзирая на неустрашимость шаутбенахта, который два раза устраивал отряд свой к бою, замешательство распространилось и наконец сделалось общим. Многие начали отступать, и генерал-адмирал должен был подкрепить авангард большею частью флота. Тогда начался бой, неравный для шведов, но выдержанный ими в продолжение двух часов с великим мужеством. Наконец, раздраженный упорством неприятеля Пётр I дал повеление абордировать его и сам со своей галерой двинулся на прам. У Гангута закипел ужасный рукопашный бой. Галеры одна за другою были подавлены силою и взяты. Наконец был абордирован и адмиральский прам. Эреншельд, устраивавший своих людей для отражения решительного удара, в тот миг, когда хотел схватить одного из них, собиравшегося бежать на шлюпке, получил раны картечью в левую руку и ногу и упал за борт. Гангутское сражение умолкло. Русские овладели прамом. Эреншельд, до половины в воде, истекающий кровью и висящий на веревке, в которой он, по счастью для себя, запутался, попал в плен.

Битва при Гангуте 1714

Битва при Гангуте. Гравюра М. Бакуа, 1724-1727

 

Повреждение многих галер, 125 человек убитых и 350 раненых, свидетельствовали о храбрости шведов, которые из 940 человек потеряли 350, в том числе девять офицеров убитыми. Почти столько же было ранено.

Дорого купленная победа в битве при Гангуте принесла и великие плоды. Она заставила шведского адмирала отступить от Гангута, отворила русским шхеры до самого Аланда и распространила ужас до самой столицы Швеции.

Взятые в битве при Гангуте суда были в сентябре с большим триумфом введены в новую русскую столицу Петербург. «Шаутбенахту Петру Михайлову», по одобрительному письму генерал-адмирала Апраксина, был присвоен вице-адмиральский чин. Генерал Вейде был пожалован орденом Святого Андрея Первозванного; штаб и обер-офицеры – награждены золотыми медалями, а нижние чины деньгами.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.