Орджоникидзе, партийная кличка – Серго, настоящее имя – Григорий Константинович (12 (24) октября 1886 года, село Гореша, Кутаисская губерния – 18 февраля 1937 года, Москва) – грузинский большевик, организатор безжалостного геноцида русского терского казачества в годы Гражданской войны. Близкий друг Сталина, Орджоникидзе при его поддержке вначале был поставлен во главе советского Закавказья, а потом (1926) переведён в Москву. С 1930 «Серго» ввели в Политбюро ЦК ВКП(б). В 1932 полуобразованный фельдшер Орджоникидзе был поставлен направлять развитие советской тяжёлой промышленности, которая создавалась тогда путём кровавого «коллективизаторского» грабежа деревни. Вскоре Сталин усилил гонение на опасную для его единовластия старую большевицкую гвардию. Принадлежавший к ней Орджоникидзе почувствовал в этом личную опасность, стал выражать недовольство Большим террором – и в феврале 1937 неожиданно скончался при туманных обстоятельствах. Его родственники и сотрудники были арестованы и репрессированы.

Григорий Орджоникидзе

Григорий Орджоникидзе на X съезде партии, 1921

 

Биография Орджоникидзе до 1917 года

Григорий Орджоникидзе родился в Западной Грузии, в семье мелких местных дворян. Его образование ограничилось двухклассным училищем в селе Харагаули и фельдшерской школой при Михайловской больнице Тифлиса (где он учился в 1901-1905).

С 1903 Орджоникидзе стал участвовать в революционной деятельности. В 1904 его ненадолго арестовали за хранение нелегальной литературы, а в декабре 1905, в разгар первой русской революции, ­– за перевозку из-за границы оружия. По последнему обвинению Орджоникидзе через пять месяцев выпустили под залог, и он по фальшивому паспорту уехал в Германию.

 

 

В начале 1907 года Орджоникидзе вернулся на Кавказ и поселился в Баку. Там он работал фельдшером на нефтепромыслах и вёл работу как большевик. Историки склоняются к тому, Орджоникидзе участвовал в убийстве (1907) князя Ильи Чавчавадзе, известного грузинского поэта и мыслителя. В том же 1907 году он был арестован во время первомайской демонстрации и пробыл 26 дней в тюрьме под псевдонимом «Кучишвили». В ноябре 1907 Григорий Орджоникидзе был вновь арестован по обвинению в бандитизме и провел 18 месяцев в тюрьмах Баку и Сухума. В бакинской Баиловской тюрьме Орджоникидзе познакомился с революционером «Кобой» – Иосифом Джугашвили, будущим Сталиным. Человек довольно слабохарактерный, «Серго» вскоре подпал под сильное влияние этого своего старшего товарища.

В феврале 1909 года Орджоникидзе был выслан в Енисейскую губернию, но в августе бежал из ссылки, вернулся в Баку, а затем выехал в Персию. Он участвовал в происходившей там тогда революции, жил в Тегеране. В конце 1910 «Серго» отправился в Париж и  весной 1911 учился в ленинской партийной школе в Лонжюмо.

Летом 1911 года Орджоникидзе был послан Лениным в Россию для организации Всероссийской партконференции. Эта VI конференция РСДРП прошла в январе 1912 года в Праге. Орджоникидзе являлся её делегатом и был избран в состав ЦК РСДРП(б). На той же конференции в ЦК был кооптирован и Сталин.

14 апреля 1912 года Орджоникидзе был арестован в Петербурге. После трёх лет отсидки в шлиссельбургской крепости он был выслан в Якутск, где работал врачом.

После Февральской революции, в июне 1917 Орджоникидзе вернулся из Сибири в Петроград, где стал членом местного большевицкого горкома и Исполкома Петроградского Совета.

 

Орджоникидзе во главе большевицкого геноцида русских на Кавказе

В первые месяцы после Октябрьского переворота 1917 Орджоникидзе был определён к Дзержинскому в ЧК, но вскоре послан на родной Кавказ, где принимал деятельное участие в основании так называемой Терской Советской республики, которая начала проводить геноцид русского терского казачества.

Уже с весны 1917, посреди всеобщего развала власти от Февральской революции, начались жестокие нападения горцев на русское население Терской области. Город Грозный вскоре был осаждён чеченскими бандами, русским жителям пришлось обороняться здесь от них, как в крепости. Город был обнесён проволочными ограждениями, по которым пропускали электрический ток. Чеченский предводитель Арсанов приказал поджечь вокруг города нефтяные факелы. Большинство нефтепромыслов горело затем весь 1918 год и первые четыре месяца 1919 года. (Эта картина повторилась и во время Чеченской войны конца века.)

Генерал А. И. Деникин пишет:

 

…еще в конце декабря [1917] чеченцы с фанатическим воодушевлением крупными силами обрушились на соседей. Грабили, разоряли и жгли дотла богатые, цветущие селения, экономии и хутора Хасав-Юртовского округа, казачьи станицы, железнодорожные станции: жгли и грабили город Грозный и нефтяные промыслы. В союзе с чеченцами ингуши приступили к вытеснению казачьих станиц Сунженской линии [большинство мужского населения которых находилось на фронте], для чего еще в ноябре в первую очередь подожгли со всех сторон и разрушили станицу Фельдмаршальскую…

 

Большевики немедленно одобрили действия горцев. Член местного крайкома РКП(б) С. Кавтарадзе, заявил, что на Северном Кавказе «национальная борьба почти совпадает с классовой», и политика советской власти «должна опираться на ингушей и чеченцев». Русских кавказские коммунисты стали именовать «народом-помещиком», переняв это определение у чеченского шовиниста Асламбека Шерипова. Во главе местных большевиков стал Самуил Буачидзе, земляк и друг Орджоникидзе ещё по начальной школе, начавший свою революционную деятельность в 1905 году ограблением Квирильского казначейства. Орджоникидзе тоже стал играть виднейшую роль на красном Тереке.

 

 

26 декабря 1917 был убит терский атаман Караулов. Большевики повергли разоружениям целые казачьи станицы. За разоружениями последовали «реквизиции» земель, имущества и массовые выселения. В мае 1918 года Совнарком Терской Советской республики принял решение о выселении русских казаков из станиц Сунженской линии и о передаче «освободившихся» земель ингушам. В августе большевики организовали нашествие ингушских боевиков на станицы Аки-Юртовскую, Сунженскую, Тарскую и Тарские хутора. При выселении у казаков отобрали имущества на сумму 120 миллионов золотых рублей. Главным вдохновителем и инициатором этой акции были Орджоникидзе и нарком внутренних дел красного правительства во Владикавказе, еврей Яков Фигатнер. После передачи одной части казачьих земель ингушам, Терский Совнарком по предложению Григория Орджоникидзе обратился с подстрекательским обращением и к осетинам:

 

Целый ряд казачьих станиц вклинивается в Осетию. И если казаки не согласны добровольно и по постановлению Пятигорского съезда уступить вам принадлежащие по праву революции земли, то с оружием в руках, подобно братьям-ингушам, предложите станицам, осевшим на нашей родной земле, разоружиться и выселиться.

 

Этот план большевикам сразу осуществить не удалось. Казаки во главе с атаманом Герасимом Вдовенко собрали уцелевшее оружие и стали сопротивляться. В начале 1919 года им на помощь подошли белые войска с Кубани – корпус генерала Ляхова. Однако по окончании Гражданской войны Терское казачье войско подверглось полному разгрому: казаков разоружили, подвергли новым выселениям, а их земли передали чеченцам и ингушам. Орджоникидзе, уезжавший на время комиссаром на Украину, вновь объявился в 1920 году на Тереке в должности главы Кавказского бюро РКП (Кавбюро). Он указал главе Терского ревкома В. Квиркелии:

 

Политбюро ЦК одобрило постановление Кавбюро о наделении горцев землей, не останавливаясь перед выселением станиц.

 

Первыми весною 1920 года опять были насильно вывезены три многострадальные казачьи станицы: Аки-Юртовская, Тарская и Сунженская. Эти земли оккупировали ингуши. Сопротивление казаков жестоко подавлялось. Орджоникидзе предписал:

 

Если поднимется против Советской власти хотя бы один казак в одной станице, вся станица будет в ответе: вплоть до расстрела, до уничтожения.

 

Один из официальных документов того периода гласит:

 

Член РВС Кавфронта тов. Орджоникидзе приказал: первое – станицу Калиновскую сжечь; второе – станицы Ермоловская, Закан-Юртовская, Самашкинская, Михайловская – отдать всегда бывшими подданными Советской власти нагорным чеченцам. Для чего все мужское население вышеозначенных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжких принудительных работ. Стариков, женщин и детей выселить из станиц, разрешив им переселиться в хутора и станицы на Север. Командвойск Надтеречной линии продкому Скудре назначить комиссию под председательством комштаба группы войск тов. Гегечкори в составе двух членов, по своему усмотрению, которой: все население выселить[1].

 

Непосредственное руководство этой карательной экспедицией осуществлял комиссар Кимен. По сообщению командующего Трудовой армией Иосифа Косиора, «выселению подлежало 9000 семей, значительная часть казаков была направлена на принудительные работы в шахты Донецкого бассейна». Чеченские и ингушские вожди требовали поголовного выселения русских с территории Горской республики. Казачий геноцид одобрил лично Ленин. Руководивший им Орджоникидзе провозгласил:

 

Мы определенно решили выселить 18 станиц с 60-тысячным населением по ту сторону Терека…

 

и потом отчитался:

 

…Станицы Сунженская, Тарская, Фельдмаршальская, Романовская, Ермоловская и другие были освобождены от казаков и переданы горцам — ингушам и чеченцам.

 

В журнале «Молодая гвардия» (№ 3 за 1993 г.) описан эпизод выселения этих 60 тысяч казаков, в основном женщин, стариков и детей, 17 апреля 1921 г. по решению Кавказского бюро ВКП(б) во главе с Григорием «Серго» Орджоникидзе. Выселение было произведено за одни сутки! При этом 35 тысяч человек были убиты по дороге на железнодорожную станцию. Согласно воспоминаниям свидетельницы этого выселения, терской казачки, опубликованным в 1990 году в журнале «Дон»,

 

Нашу станицу разделили на три категории. [Первая –] «Белые» – мужской пол был расстрелян, а женщины и дети рассеяны, где и как могли спасаться. Вторая категория – «красные» – были выселены, но не тронуты. И третья – «коммунисты». Включенным в первую категорию никому ничего не давали, «красным» давали на семью одну подводу, на которую можно было брать все, что желали. А «коммунисты» имели право забрать все движимое имущество. Дворы всей станицы поступили чеченцам и ингушам, которые и задрались за наше добро между собою.

 

На территорию, принадлежавшую ранее казакам, переселилось двадцать тысяч чеченцев, получивших в свое распоряжение 98 тысяч десятин земли. Образованной большевиками на Северном Кавказе «Горской республике» коммунистические заправилы первоначально думали дать широкие границы (см. карту). Православное духовенство в начале 1920-х годов подвергалось жесточайшим репрессиям (повальное изъятие ценностей из храмов, процессы духовенства с расстрельными приговорами). Но учредительный съезд Горской Советской Республики в апреле 1921 г. принял постановление «О введении шариатского судопроизводства в Горской АССР» – и оно было введено на её территории, просуществовав там до 1927 года. Горская республика имела тогда флаг с мусульманскими символами.

Горская республика

Проект Горской республики

 

В отличие от выселения ингушей и чеченцев Сталиным в 1944, не менее кровавый большевицкий геноцид терского казачества не получил широкого освещения в современной исторической литературе. Либеральная общественность предпочитает не вспоминать ни о нём самом, ни о масштабах участия в нём тех местных народов, которые четверть века спустя сами оказались выселенными. И если кавказские национальности были возвращены на родину Хрущёвым и получили «в компенсацию» за своё недолгое изгнание прирезки территорий от соседних русских районов, то историческую вину перед терским, кубанским и донским казачеством никто и никогда заглаживать не собирался.

 

Орджоникидзе во главе советского Закавказья

Орджоникидзе сыграл важную роль во включении территории всего Закавказья в формируемый СССР. Вслед за захватом большевиками Азербайджана (апрель 1920) и Армении (ноябрь 1920), Орджоникидзе возглавил их вторжение в Грузию (февраль-март 1921), которая была преобразована в социалистическую республику. Сам он считал за лучшее сделать Грузию не союзной республикой, а автономией в составе РСФСР и по этой причине стал главной фигурой в «грузинском деле» 1922. Суровое обращение Серго с грузинскими коммунистами разгневало Ленина, который предлагал исключить его из Коммунистической партии. В тот же период Орджоникидзе помог Мирзе Кучек-хану установить недолговечную Гилянскую Советскую Социалистическую Республику на севере Ирана, который тоже предполагалось поставить в более тесную связь с Советской Россией.

В марте 1922 был подписан договор об объединении Грузии, Армении и Азербайджана в Закавказскую федерацию (существовала до 1937). В 1922-1926 Орджоникидзе занимал должность первого секретаря Закавказского крайкома партии, то есть был верховным большевицким наместником всего Закавказья.

Микоян, Сталин, Орджоникидзе

Микоян, Сталин, Орджоникидзе. Тбилиси, 1925 год

 

Орджоникидзе во главе советской тяжёлой промышленности

В ноябре 1926 возвысившийся после победы над Троцким и Зиновьевым-Каменевым Сталин перевёл старого друга Серго с Кавказа в Москву. Четыре года (1926-1930) Орджоникидзе возглавлял Рабоче-крестьянскую инспекцию и Центральную контрольную комиссию партии. В 1926 он стал кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б) (членом без права голоса), но в том же году потерял это звание – видимо, из-за сохранявшейся пока неустойчивости положения Сталина на верху советского Олимпа. Однако в 1930 «Серго» стал полноправным членом Политбюро.

В ноябре 1930 Орджоникидзе назначили председателем Высшего Совета Народного Хозяйства СССР, а 5 января 1932 «перебросили» с этой должности на пост народного комиссара тяжелой промышленности СССР. Это положение было весьма важным, так как второй пятилетний план отдавал развитию тяжелой промышленности безусловный приоритет. Как мог работать на этих сложнейших должностях человек, за плечами которого было лишь два класса начальной школы и фельдшерское училище, трудно себе представить. Историк Роберт Конквест считает, что профессионально неподготовленный руководить промышленностью Орджоникидзе полностью зависел от технических навыков и знаний своего заместителя, Георгия Пятакова. Сам Серго, видимо, был на своей министерской позиции лишь надсмотрщиком и «кнутом» Сталина.

По вопросу о степени личной преданности Серго Сталину исследователи расходятся. Орджоникидзе очень не нравилось те репрессии, которые его друг Иосиф чем дальше, тем больше разворачивал против «старой гвардии» большевиков. К числу этой гвардии принадлежал и Серго.  Как говорят, в 1932 году он вместе с некоторыми другими членами Политбюро выступал против сурового преследования тех, кто выдвинул так называемую «платформу Рютина», и это уже тогда привело к конфликту со Сталиным.

Покидая Закавказье, Орджоникидзе заместил там большинство руководящих постов своими личными выдвиженцами. В начале 1930-х гг. не терпевший никакой конкуренции Сталин снял большинство из них, и это вызвало новые стычки между ним и «Серго». Орджоникидзе считал проходимцем и опасным интриганом выдвинувшегося теперь на первую роль в Закавказье Лаврентия Берию. На основании слухов об оппозиции «Серго» Сталину во многих изданиях его изображают едва ли не либералом и демократом. Однако нельзя забывать: причиной этой оппозиции были исключительно личные интересы. Орджоникидзе, до этого ничуть не осуждавший ни геноцид казачества, ни разгром крестьянской России в ходе коллективизации, ни порабощение рабочего класса на индустриальных стройках первых пятилеток, теперь желал лишь отстоять против чрезмерного «абсолютизма» привилегии высшей коммунистической верхушки, в которую входил сам.

Серго Орджоникидзе

Выступление Орджоникидзе, 1936

 

Открываемые в последнее время документальные факты склоняют и к мысли о том, что степень даже такого сопротивления Орджоникидзе Сталину ранее преувеличивалась. Прежде историк Рой Медведев утверждал, что Орджоникидзе довольно активно ратовал против Большого Террора 1936-1938, который сопровождался и арестом заместителя «Серго», Пятакова. Однако ныне другой историк, Олег Хлевнюк, сообщает, что в советских архивах нет доказательств оппозиции Орджоникидзе публичным московским процессам над «врагами народа», в том числе осуждению Пятакова. По данным архивов, Орджоникидзе, напротив, лично допрашивал Пятакова и делал вид, что верит в его «преступления».

На процессе Зиновьева и Каменева подсудимые «признавались» в покушениях на жизнь не только Сталина, но и Орджоникидзе. Большая Советская энциклопедия одно время даже утверждала, что вражеские интриги сильно сократили жизнь Серго.

 

Смерть Орджоникидзе

Есть сведения, что в ноябре 1936 «Серго» перенес сердечный приступ.

Орджоникидзе умер в ночь с 17 на 18 февраля 1937. В некрологе, опубликованном «Правдой» и подписанном тремя врачами, а также наркомом здравоохранения Григорием Каминским, причиной смерти назывался «паралич сердца». Роберт Конквест утверждает, что это медицинское заключение являлось ложью, и один из врачей не хотел его подписывать.

Иная версия: о том, что Орджоникидзе покончил с собой в отчаянии от Большого Террора – была впервые упомянута Хрущевым в секретном докладе 25 февраля 1956 года. Он повторил её и в выступлении на XXII-м съезде партии (1961). В своих воспоминаниях Хрущев дает два своих источника этой версии: её ему, якобы, излагал Георгий Маленков во время войны и Анастас Микоян после неё.

Есть ещё версия, что Орджоникидзе был убит по приказу Сталина или принужден к самоубийству. Она распространилась вскоре после Второй Мировой войны. Конквест сообщает, что свидетели видели людей, которые убегали из дома Орджоникидзе сразу после его гибели. Ходили слухи, что супруга «Серго», Зинаида Гавриловна Павлуцкая, находившаяся рядом с мужем в момент смерти, одним людям рассказывала, что он покончил с собой, а другим – что его убили. С учётом тогдашних событий в СССР и примера гибели Кирова версия убийства совсем не кажется неправдоподобной. Но большинство серьёзных историков всё же её отвергает.

Однако большинство исследователей не сомневается: в конце 1936 Сталин наметил Орджоникидзе в качестве одной из ближайших целей к уничтожению. В 1955-56 гг. нескольких бывших сотрудников НКВД судили по обвинению в сборе клеветы против Орджоникидзе. Ликвидацию Сталиным многих сотрудников Орджоникидзе тоже можно считать косвенным признаком подготовки репрессий в отношении него самого.

Вскоре после смерти Орджоникидзе, на февральско-мартовском Пленуме ЦК 1937, Сталин подверг покойного резкой критике за «примиренчество». Он утверждал, что Орджоникидзе прекрасно знал об «антипартийных настроениях» Ломинадзе, однако скрыл их от ЦК. В 1937 году был арестован и расстрелян старший брат Орджоникидзе, Папулия. В 1938 жену «Серго» осудили на десять лет заключения. Позже был арестован его третий брат, Константин, и расстрелян племянник – Георгий Гвахария, директор Макеевского металлургического завода.

 

Память об Орджоникидзе в СССР

Несколько городов и округов в СССР были переименованы в «Орджоникидзе»: например, в Владикавказ в России и Вахдат в Таджикистане (позже им вернули исторические названия). Имя Орджоникидзе было присвоено нижегородскому заводу «Сокол», главному производителю истребителей МиГ, а также Московскому авиационному институту (МАИ).

В честь Орджоникидзе был назван морской крейсер класса «Свердлов», на котором Хрущев в 1956 прибыл в Великобританию. Во время этого визита английская секретная служба MI6 направила известного ныряльщика «Бастера» Крэбба исследовать днище и винты «Орджоникидзе», чтобы понять природу превосходной манёвренности крейсеров этого класса. Крэбб не вернулся с задания. Спустя год было найдено тело без головы и рук, предположительно принадлежавшее пропавшему ныряльщику. В конце 2007 года бывший советский боевой пловец Эдуард Кольцов заявил, что полвека назад перерезал Крэббу горло, обнаружив его за установкой магнитной мины около порохового погреба корабля. Версия Кольцова не получила подтверждений и многими оспаривается.



[1] См. «Чёрная книга коммунизма». М., «Три века истории», 1999. С. 118. Другие данные о геноциде русского населения Терека приводятся по книге Н. Гродненского «Неоконченная война: История вооруженного конфликта в Чечне».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.