Макарий, митрополит Всероссийский

 

Митрополит Макарий

Митрополит Макарий

(1428-1563) — Пострижение и монашеское воспитание получил в Пафнутиевом Боровском монастыре, где всецело проникся учением Пафнутия, отличительной чертой которого, по словам современного биографа, было чувство меры. Из архимандритов Можайского Лужецкого м-ря Макарий в 1526 г. поставлен был архиепископом Новгородским, а в 1542 г. возведен боярской партией (Шуйскими) на престол митрополита московского и всея Руси, хотя он и был убежденным приверженцем иосифлян, считавших самодержавие царя необходимым оплотом православия. Шуйские рассчитывали, по-видимому, на мягкость характера Макария, которая помешала ему сыграть видную политическую роль в царствование Иоанна IV. Макарий не принимал непосредственного участия в низвержении Шуйских; как в эпоху влияния Сильвестра и Адашева, так и по падении их он сохранял положение высшего официального царского советника, но советы его никогда не превращались в требования. Иоанн Грозный всегда с любовью и уважением отзывался о своем отце-митрополите. Уважением проникнуты и все отзывы современников Макария, к какому бы лагерю они ни принадлежали; даже кн. Курбский, ненавидевший иосифлян, не решается резко выражаться о Макарии. Недружелюбно относятся к Макарию новейшие историки (Карамзин и мн. др.), считающие его главным виновником всех постановлений Стоглавого собора.

Не имея значения как политический деятель, Макарий занимает видное место в истории русской церкви и литературы. В бытность свою новгородским архиепископом Макарий, как последователь Иосифа Волоцкого, вводил в монастырях своей епархии общежитие и заботился о водворении и распространении христианства между северно-русскими инородцами. Идеей централизации как в государстве, так и в церкви проникнута канонизация святых, предпринятая Макарием как митрополитом московским. Местное почитание или непочитание святых поддерживало обособленность областей, а иногда носило и прямо политический характер. Так, в Новгороде до последних годов независимости его не было чествования преп. Сергия, который считался покровителем Московского государства и потому особенно почитался в Москве. Канонизация святых, произведенная Макарием, имела целью заменить областные священные предания преданиями общерусскими и подчинить первые центральному контролю. Как по количеству канонизованных святых (см.), так и по форме канонизации деятельность соборов 1547 и 1549 гг. представляет собой явление небывалое в русской истории. После этих соборов при митрополите Макарии канонизовано было еще 6 святых. Видными эпизодами в истории русской церкви при Макарии являются и соборы, созванные по поводу ересей Башкина (см.) и Косого (см.).

Наконец, стремление Макария ко всестороннему улучшению положения церкви и народной нравственности, к устранению нестроений, коренившихся в особенностях быта отдельных областей, выразилось в созвании Стоглавого собора 1551 г., постановления которого известны под именем Стоглава (см.). Макарий был не только по сану своему первоприсутствующим на соборе, но и по образованию и начитанности стоял выше всех других членов его. Как редакция всего Стоглава, так и большая часть ответов на царские вопросы (да и самых вопросов) бесспорно принадлежит Макарию. На это указывает сличение многих мест Стоглава с сочинениями Макария, явившимися раньше собора. Так, 3 и 33-я главы Стоглава часто представляют выдержки из послания Макария в Свияжск ("Акты Истор.", I, 287), 52-я глава — из послания к царю в Казань (ibid. 290); постановления собора о церковных имуществах исходят из тех же данных, на которых основан "Ответ" Макария Иоанну, писанный раньше соборного постановления. Крупнейшую заслугу Стоглава и преимущественно Макария составляет открытие в Москве первой типографии для печатания священных книг по исправленным образцам. Лишившись со смертью Макария своего защитника, типография была разрушена фанатической чернью, а типографщики должны были бежать за границу. Через 10 лет после смерти Макария была нарушена и неприкосновенность церковных имуществ, которую он столь энергично защищал. Ближайшее потомство не воздало Макарию по его заслугам: московский собор 1667 г., предав анафеме Стоглав, обвинил его в "простоте и невежестве".

Объединительным характером отличается и литературная деятельность Макария. Еще в бытность свою архиеп. новгородским Макарий поставил себе задачей собрать все "чтомые книги, яже в Русской земле обретаются". В результате получился громадный сборник "великих Миней Четий"; о содержании, отношении к предшествовавшим аналогичным попыткам и дальнейшей судьбе этого сборника см. Минеи. Для собирания старых и составления новых житий русских святых Макарий собрал вокруг себя многих деятелей, в числе которых были известный дьяк Дм. Герас. Толмачев и боярский сын Вас. Мих. Тучков. Сам Макарий был между ними не только руководителем и редактором, но и ревностным сотрудником. Макарий окончательно утвердил в нашей агиографической письменности то направление, которое возникло еще в XVI в., когда на первый план слагатели житий стали выдвигать нравственное назидание читателя; бесхитростное изложение заменяется витиеватым "плетением словес", народный язык вытесняется церковно-славянским, вместо прежней краткой молитвы присоединяются похвальные слова в честь святого и описания чудес, совершавшихся по его кончине в разные времена. Такой характер носят как переделки старых редакций, так и вновь составленные при Макарии жития; число последних достигает 60. В последние годы своей жизни Макарий, главным образом, занимался Степенной книгой (см.), и здесь играя роль руководителя и, по всей вероятности, редактора. И в этой первой попытке обработки русской истории он выдвинул на первый план всероссийское значение Москвы. Наконец, Макарию приписывают еще составление "сводной кормчей книги" и "великой книги правила келейного и путного". Из литературных произведений, написанных самим Макарием, сохранились одно поучение, три речи, четыре послания и одна грамота. Поучение и речи Макария отличаются поразительной для того времени простотой и безыскусственностью изложения, чем и подтверждается свидетельство летописца, удивлявшегося способности Макария говорить всем удобопонятно. Послания написаны с обычной в тогдашней письменности искусственностью, витиеватостью, многоречием.

Ср. Н. Лебедев, "Макарий, митрополит всероссийский" (М., 1877) и ст. Заусцинского в "Журнале М. Н. Пр.", 1881 г., №№ 10 и 11.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.