Молотов, Вячеслав Михайлович (25 февраля (9 марта) 1890 – 8 ноября 1986) – советский политик и дипломат, старый большевик, одна из главных фигур в советском руководстве с 1920-х годов, когда он возвысился при поддержке Сталина. С 1930 по 1941 Молотов занимал должность председателя Совета Народных Комиссаров (главы правительства), с 1939 по 1949 и с 1953 по 1956 – министра иностранных дел. В 1957 он был одним из главных руководителей «антипартийной группы», которая пыталась лишить Н. Хрущёва первенствующего положения в Кремле, но потерпела поражение в борьбе с ним. Вслед за этим Молотов был изгнан Хрущевым из Президиума ЦК. В 1961 году он вышел на пенсию и подвергся «искусственному забвению».

Молотов был главным советским подписантом договора о ненападении с нацистской Германией («пакта Молотова – Риббентропа», 1939), который дополнялся секретным протоколом о разделе Польши. Нападением на Польшу открылась Вторая Мировая война, где Советский Союз поначалу (1939-1941) являлся неофициальным союзником Гитлера. По окончании войны Молотов участвовал в переговорах с западными союзниками, проявляя редкую неуступчивость. Он удерживал ранг ведущего советского дипломата до марта 1949, когда потерял фавор Сталина и должен был уступить Министерство иностранных дел Андрею Вышинскому. Отношения Молотова со Сталиным ухудшалось и далее. Сталин критиковал «ошибки Молотова» в своей речи на XIX съезде партии. Тем не менее, после смерти «Вождя Народов» в 1953 году Молотов противостоял десталинизаторской политике Хрущева. Молотов защищал политику и дело Сталина до самой своей кончины, резко отзываясь о новых советских вождях, особенно о Хрущеве.

Вячеслав Молотов

Вячеслав Молотов

Источник фото

 

Начало карьеры Молотова

Вячеслав Михайлович Молотов (настоящая фамилия – Скрябин) родился в селе Кукарка (ныне Советск), Вятской губернии. Его отец был обеспеченным торговцем и дал своим сыновьям неплохое образование. Вопреки широко распространённой ошибке, эта семья не состояла в родстве с композитором Александром Скрябиным. Вячеслав был тихим и застенчивым подростком. Он окончил в Казани реальное училище и даже учился музыке.

На годы учёбы Вячеслава пришлась первая русская революция. В Казани он вступил в один из кружков самообразования, где изучали марксистскую литературу. Здесь Вячеслав Скрябин подружился с Виктором Тихомирновым, сыном богатого купца, наследником крупного состояния – и при этом большевиком. Под влиянием Тихомирнова Вячеслав в 1906 вступил в большевицкую партию.

Он взял себе псевдоним «Молотов», который символизировал его близкую связь с «промышленными» занятиями и районами. В 1909 Вячеслав был арестован и провел два года в вологодской ссылке. Отбыв её, он в 1911 году приехал в Петербург и поступил там в Политехнический институт. Близ этого времени возникла новая большевицкая газета «Правда». Старый друг Молотова Тихомирнов был одним из её организаторов и передал на нужды издания крупную сумму. К работе в «Правде» Тихомирнов привлек и Молотова, который стал публиковать здесь свои статьи. Первые встречи Молотова со Сталиным состоялись именно по делам «Правды», но это первое их знакомство было кратковременным.

Молотов вёл жизнь «профессионального революционера», писал для партийной печати и старался содействовать организации большевицкого подполья. Около времени начала Первой Мировой войны (1914) он переехал из Санкт-Петербурга в Москву. Через год Молотова арестовали в Москве за революционную деятельность и на сей раз выслали на три года в далёкий Иркутск. В 1916 году он бежал из этой ссылки и вернулся в столицу, которая с началом войны против Германии была переименована в Петроград, ибо прежнее название – Санкт-Петербург – звучало слишком по-немецки.

Молодость Молотова

Молотов в молодости

 

Сильным ударом по петроградским большевикам стала ссылка большевицких депутатов IV Думы, которые открыто ратовали за поражение в войне собственного отечества. Осенью 1915 большевицкая организация в столице была частично воссоздана Александром Шляпниковым в виде нелегального «Бюро ЦК». В 1916 в него вошёл и вернувшийся в Петроград Молотов. Когда в 1917 вспыхнула Февральская революция, газета «Правда», где вновь стал сотрудничать Вячеслав Михайлович, поначалу заняла крайнюю левую позицию и стала ратовать за свержение Временного правительства. Такую пропагандистскую линию, впрочем, вёл не Молотов, а тогдашний лидер петроградского большевизма Шляпников. Но к началу марта в столицу вернулись из сибирской ссылки влиятельные большевики Каменев, Муранов и Сталин. Они (прежде всего Каменев) стали придавать «Правде» более умеренный, почти меньшевицкий дух. Однако ещё через несколько недель в Россию через Германию в пломбированном вагоне прибыл Ленин. Он провозгласил свои «Апрельские тезисы» и возвратил «Правду» к радикальной позиции. В эти месяцы Молотов вошёл в Исполком Петроградского совета и тесно сблизился со Сталиным. Эта дружба и предопределила его будущую коммунистическую карьеру.

После Октябрьского переворота 1917 Молотов временно отошёл в партии на вторые роли. Он не обладал ни ораторским талантом, ни сильной волей, ни революционной энергией, зато отличался исполнительностью, усидчивостью и старательностью. В 1918 году Вячеслава Михайловича назначили главой Совета народного хозяйства Северного района, в который входили тогда 7 губерний бывшей России и Карельская трудовая коммуна. В 1919 году он работал на руководящих должностях в Поволжье, а затем несколько месяцев – на Украине.

В марте 1919 умер Я. Свердлов (по слухам, – от побоев, нанесённых ему толпой народа во время одной провинциальной поездки). Доселе Свердлов фактически единолично руководил расстановкой партийных кадров. Теперь эти обязанности были поручены коллегиальному Секретариату ЦК. Тремя секретарями стали (1920) сторонники ТроцкогоН. Крестинский, Е. Преображенский и Л. Серебряков. Однако после столкновения с Троцким во время «дискуссии о профсоюзах» Ленин на X съезде РКП(б) (1921) добился обновления Секретариата. «Ответственным» (первым) секретарём был назначен не связанный с Троцким, бесцветный и малоамбициозный Молотов. Благодаря новой должности он сделался кандидатом в члены Политбюро. В том же 1921 он женился на большевичке-еврейке Полине Жемчужине (настоящее имя – Перл Карповская).

Молотов, таким образом, занял почти тот же пост, с которого год спустя началось быстрое возвышение Сталина. Но Вячеслав Михайлович не имел ни честолюбия, ни инициативы и, в отличие от Сталина, не смог использовать своей влиятельной должности к пользе для собственной карьеры. Работа Молотова в качестве главы Секретариата была вскоре раскритикована Лениным и Троцким. Ленин ругал его за «позорный бюрократизм» и «глупое поведение». Единственным выдающимся качеством Вячеслава Михайловича считалась чрезвычайная усидчивость. За неё Ленин дал ему кличку «Каменная (или Железная) Задница».

 

Молотов и Сталин

Весной 1922 года было решено реорганизовать Секретариат, расширить его права и функции и вновь усилить в нём единоначалие, поставив во главе одного из полноправных членов Политбюро. Зиновьев и Каменев предложили учредить новую должность Генерального секретаря ЦК РКП(б) и назначить на неё Сталина, с которым они стали сближаться в общем соперничестве с Троцким. Ленин принял это предложение.

В марте 1922 Сталин стал Генсеком, а Молотова отодвинули на положение второго секретаря. Безынициативный Вячеслав Михайлович был способен работать лишь под чужим руководством. Однако в слепом и неуклонном исполнении директив начальника с ним едва ли кто мог сравняться. Старший друг, Сталин, теперь окончательно сделался руководителем и патроном Молотова. Благодаря сталинскому покровительству, Вячеслав Михайлович в 1926 году стал полноправным членом Политбюро.

В борьбе за власть, которая последовала за смертью Ленина (1924), Молотов оставался верным сторонником Сталина в его соперничестве вначале с Троцким, потом с Зиновьевым и Каменевым и наконец – с Бухариным. Молотов стал ведущей фигурой в «сталинском» центре партии, куда входили также Ворошилов и Серго Орджоникидзе. Троцкий и его сторонники недооценивали не только Сталина, но и Молотова. Троцкий назвал его «воплощённой посредственностью», однако талант бездушно и неумолимо выполнять директивы сверху оказался весьма могущественным орудием в борьбе за власть. Среди большевиков Молотов выделялся тем, что всегда носил «буржуазные» костюм и галстук, а не гимнастёрку или френч.

В 1928 году Молотов заменил «бухаринца» Николая Угланова на посту первого секретаря Московского горкома партии и занимал этот пост до 15 августа 1929 года. Молотов провёл решительную чистку московской парторганизации от «правоуклонистов», заменив их креатурами Сталина. Историк Рой Медведев пишет:

 

За сто тридцать дней пребывания на посту первого секретаря МГК Молотов действительно «сплотил» коммунистов столицы вокруг «вождя», перетряхнув практически все руководство Московской партийной организации. Из шести заведующих отделами МГК четверо были освобождены, из шести секретарей райкомов столицы продолжали выполнять партийные обязанности только двое. По сравнению с прошлыми выборами почти на 60 процентов был обновлен состав бюро МГК. Из 157 избранных членов Московского комитета в прежний его состав входили 58. Из членов МГК выбыли Бухарин, Рютин, а избрали Кагановича и других явных сталинцев. Молотов с блеском выполнил поручение Сталина, разрубив «тугой узел» в столичной парторганизации. Сухой, деловитый, как бы лишенный эмоций, Молотов беспрекословно выполнял любые указания и директивы Сталина. (Р. Медведев. Окружение Сталина. Глава «Об одном московском долгожителе (В. М. Молотов)».)

 

Вдова поэта Осипа Мандельштама, Надежда Мандельштам утверждала, что в известных строках стихотворения «Кремлёвский горец»:

 

…А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей...

 

подразумевается именно Молотов: тонкую шею Мандельштам приметил у Молотова – «она торчала из воротничка, увенчанная маленькой головкой».

 

Молотов во главе советского правительства (1930-1941)

Разгромив «правых уклонистов», Сталин стал готовить коллективизацию деревни и штурмовую индустриализацию страны по рецептам тех самых «левых уклонистов», которых он разбил перед «правыми».

 

Если на XV съезде партии [декабрь 1927, ещё в период союза Сталина с «бухаринцами»] Молотов фактически высказался против принудительного изъятия хлеба [у крестьян] и предупреждал, что подобная линия «ведет к разрушению Советского государства», то месяц спустя он уже настаивал на диаметрально противоположной точке зрения, резко раскритиковав решения пленума МГК ВКП(б), выступившего против чрезвычайных мер при проведении хлебозаготовок. Молотов и здесь следовал за «хозяином». (Р. Медведев. Окружение Сталина. Глава «Об одном московском долгожителе (В. М. Молотов)».)

 

Подводя итоги поражения сторонников Бухарина, пленум ЦК 19 декабря 1930 года решил сместить «правого» А. Рыкова с должности председателя Совета Народных Комиссаров и заменить его верным сталинистом Молотовым. Вячеслав Михайлович стал, таким образом, вторым лицом после Сталина в советской иерархии.

На посту главы правительства Молотову было прежде всего поручено курировать ход сталинской коллективизации деревни. Он проводил линию Сталина на кровавый слом крестьянского сопротивления коллективизации, высылая миллионы «кулаков» в лагеря. Массы таких высланных затем погибли. Правительство Молотова утвердило пресловутый сталинский «Закон о трёх колосках» (или «семь восьмых» – по дате принятия: 7.08 1932 года). За «хищение социалистической или колхозной собственности» в любых размерах (даже и за срыв трёх колосков голодающих крестьянином на колхозном поле) этот указ предусматривал расстрел с конфискацией имущества, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменён на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. Считается, что до 1940 года по одному этому постановлению было осуждено около 200 тысяч человек.

В 1931 и 1932 годах Сталин направлял ряд членов своего ближайшего окружения в районы, где, по его мнению, план грабительских «хлебозаготовок» был близок к срыву. Молотов ездил на Украину. Он лично возглавлял там чрезвычайную комиссию по зерновым поставкам, которая изъяла в деревнях несколько миллионов тонн зерна. Вячеслав Михайлович не колебался применять против «классового врага, кулака» «особые меры». 17-18 ноября 1932 на специальном заседании политбюро Украины с участием Молотова были ужесточены меры по отношению к колхозам-должникам – по системе, разработанной подобной же комиссией Кагановича на Северном Кавказе. Этот грабёж деревни, во время которого у крестьян нередко изымали хлеб подчистую, не оставляя ничего ни на посев, ни на прокормление, вызвал страшный голод 1932-1933, жертвами которого пали, по разным оценкам, от 3 до 7 миллионов человек. К этой цифре следует прибавить ещё несколько миллионов погибших от кампании «раскулачивания».

Молотов курировал также выполнение первого пятилетнего плана индустриализации методом «большого скачка».

Стоившие миллионов человеческих жизней, но давшие весьма сомнительный итог индустриализация и коллективизация усилили скрытую оппозицию Сталину в партийных рядах. На XVII съезде партии во время тайного голосования по выборам членов ЦК более 200 делегатов вычеркнули кандидатуру Сталина. В коммунистических верхах зрел план заменить Генсека главой ленинградской парторганизации Сергеем Кировым. В декабре 1934 Киров пал жертвой загадочного теракта, чьим заказчиком многие историки считают Сталина. Это убийство не только избавило Сталина от опасного соперника, но и позволило ему развернуть новую широчайшую репрессивную кампанию – так называемый «Большой террор».

Виднейшую роль в Большом терроре сыграл председатель Совета Народных Комиссаров Молотов. Существуют, правда, некоторые признаки того, что поначалу он оказывал Сталину слабое сопротивление. Александр Орлов (Лев Фельдбин), крупный советский разведчик, невозвращенец указывал, что во время первого из трёх крупнейших московских публичных процессов – «троцкистско-зиновьевского центра» – среди кремлёвских вождей, которых «центр», якобы, намеревался убить, не значилось Молотова, второй по значению фигуры после Сталина. Напрашивался вывод, что для троцкистов и зиновьевцев Вячеслав Михайлович являлся другом, а не врагом. Многие ждали скорого ареста Молотова. Полагали, что он, как и шеф НКВД, Ягода, легко соглашался с жестоким подавлением народной массы, но не желал, чтобы ему подвергалась большевицкая верхушка. Вскоре Молотов отправился на юг отдыхать. Это усилило ожидание скорого его падения, ибо все знали: прежде чем отдать распоряжение об аресте одного из своих крупных соратников, Сталин имел обыкновение отсылать их на отдых или давать им новое назначение. Многие были почти уверены, что Вячеслав Михайлович из отпуска последует прямо в тюрьму. Сталин держал Молотова между жизнью и смертью шесть недель и лишь после этого решил «простить» его. «Каменная Задница» был Вождю ещё нужен. К удивлению верхушки НКВД, Молотов вернулся из отпуска к своим обязанностям председателя Совнаркома. По своему обыкновению он покорился Хозяину, и тот сохранил ему жизнь.

Итоги Большого террора оказались ужасны не только для народной массы, но и – впервые – для самих коммунистических бонз.

 

Из двадцати пяти народных комиссаров, входивших в СНК СССР в 1935 году, не погибли в годы репрессий лишь Микоян, Ворошилов, Каганович, Литвинов да и сам Молотов. Из двадцати восьми человек, составивших Совет народных комиссаров в начале 1938 года, были вскоре репрессированы 20 человек. И Молотов отнюдь не был пассивным наблюдателем этой страшной «мясорубки». Он активно помогал крутить ее ручку Сталину, Ежову и Берии. Именно Молотов выступил на февральско-мартовском (1937 года) пленуме ЦК с большим докладом, в котором призвал всю партию усилить борьбу с «вредителями» и «шпионами» внутри партии, то есть с теми «вредителями», которые носят в своем кармане партийный билет и громче других кричат, что они защищают интересы и линию партии. Этот доклад был опубликован отдельной брошюрой под заголовком «Уроки вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецких троцкистских агентов». Молотов не только подписывал после Сталина многие из проскрипционных списков, прибавляя нередко к своей подписи и матерную брань в адрес осужденных. Он был инициатором многих арестов в аппарате СНК СССР… Чтобы упростить и ускорить процесс, Молотов внес «рационализаторское предложение» не разбираться с каждым отдельно, а наказывать и судить списками. (Р. Медведев. Окружение Сталина. Глава «Об одном московском долгожителе (В. М. Молотов)».)

 

Большой террор проводился руками шефов НКВД: Ягоды (которого самого вскоре расстреляли) и Ежова. От Молотова, Ворошилова, Кагановича и других своих приспешников Сталин часто требовал подписывать смертные приговоры видных обвиняемых, и Молотов всегда делал это без колебаний. Во время Большого Террора Молотов поставил свою визу под 372-мя задокументированными списками обрекаемых на казнь – больше, чем любой другой кремлёвский деятель. Известно, что Вячеслав Михайлович был одним из немногих, с кем Сталин открыто обсуждал планы предстоящих репрессий. Даже и после смерти Сталина Молотов полностью оправдывал его террор.

Приход к власти Гитлера в Германии побуждал советских вождей ускорять развитие военной промышленности. Однако истребление командования Красной Армии, в котором тоже участвовал Молотов, ослабило обороноспособность Советского Союза и послужило одной из главных причин военных катастроф 1941 и 1942 годов. Замена частных крестьянских хозяйств коллективными расстроила сельскохозяйственное производство, и его не удалось вернуть к прежней эффективности до самого падения советской системы. В одном документе за подписью Молотова каннибализм и голод признавались серьезными проблемами даже в 1937 году. Генеральный прокурор Вышинский рассказывал Молотову о случаях поедания матерями новорожденных детей.

50-летие Молотова было отмечено в марте 1940 года не только высокими наградами. Крупнейший промышленный город Пермь был переименован в Молотов. Появились на карте СССР и три Молотовска, два Молотовабада, мыс Молотова и пик Молотова. К этому надо прибавить тысячи колхозов, предприятий и институтов имени Молотова.

 

Молотов – министр иностранных дел (1939-1949)

После Мюнхенского соглашения 1938 года и последующего вторжения Гитлера в Чехословакию, Сталин счёл, что Англия и Франция не будут его надежными союзниками против немецкой экспансии, и стал искать сближения с нацистской Германией. В мае 1939 года дружественный англичанам и французам нарком иностранных дел Литвинов был уволен и заменён сторонником сближения с Германией Молотовым. Пост главы правительства Молотов в мае 1941 уступил Сталину.

Постановка Молотова во главе советской дипломатии была неприкрытым сигналом Германии: Москва готова пойти с ней на дружественное соглашение. Поначалу Гитлер отвергал нескрываемые заигрывания советского МИД. Но в начале августа 1939, перед лицом неизбежного разрыва с Англией и Францией по польской проблеме, он поручил немецкому министру иностранных дел Иоахиму фон Риббентропу начать с Кремлём серьезные переговоры. 18 августа 1939 было подписано торговое соглашение между СССР и Германией. 22 августа Риббентроп прилетел в Москву, чтобы заключить договор о ненападении. Он известен под названием «Пакт Молотова – Риббентропа», однако главными его инициаторами были не они, а Сталин и Гитлер. Важнейшей частью пакта стал секретный протокол, который предусматривал раздел между Германией и Советским Союзом Польши, Финляндии и стран Балтии, а также советскую аннексию румынской Бессарабии (теперь – Молдова). Этот протокол дал Гитлеру зеленый свет на вторжение в Польшу, начатое им 1 сентября. Спустя несколько дней в Польшу вошли с востока советские войска, и эта страна была разделена между Германией и СССР. 5 марта 1940 Лаврентий Берия получил от Сталина, Молотова, Микояна и Ворошилова санкцию на казнь 25.700 арестованных польских офицеров и интеллигентов, которая была проведена посредством «Катынского расстрела».

Молотов и Риббентроп

Во время подписания Пакта Молотова - Риббентропа. В первом ряду слева от Сталина - Риббентроп, справа - Молотов

 

По условиям Пакта Молотова – Риббентропа Гитлер мог занять две трети Польши и Литву. СССР получал, помимо прочего, свободу рук в Финляндии. Началась советско-финская война, в которой финны оказали стойкое сопротивление Красной армии, ослабленной истреблением во время Большого террора лучших командиров. В итоге Финляндия утратила часть своей территории, но сохранила независимость. Секретный протокол Пакта 1939 был затем слегка исправлен: Литва отошла в советскую сферу влияния, а Сталин уступил Гитлеру больше областей в Польше. СССР присоединил к себе Бессарабию и прибалтийские государства. В оккупированных двумя диктаторами странах при этом разделе Восточной Европы погибло множество людей.

Пакт Молотова-Риббентропа

План раздела Восточной Европы по первому секретному протоколу к пакту Риббентропа - Молотова (слева) и реальные итоги раздела с учётом условий второго секретного протокола и неудач Сталина в Финской войне (справа)

 

Заключённый в сентябре 1940 Тройственный пакт скрепил союз между Германией, Италией и Японией. В ноябре 1940 года Сталин направил Молотова в Берлин для переговоров с Риббентропом и Гитлером по поводу присоединения к Тройственному пакту СССР. Гитлер предложил советскому правительству вступить в войну с Англией. Он говорил, что после победы Британская колониальная империя может быть поделена как гигантское имущество банкрота и СССР при этом может «продвигаться в направлении к Индийскому океану». Однако Молотов по поручению Сталина потребовал, чтобы Гитлер уступил СССР контроль над проливами Босфор и Дарданеллы и обширную сферу влияния в Европе – прежде всего на Балканах, но частично также в Венгрии и Швеции.

Молотов и Гитлер в Берлине

Молотов и Гитлер в Берлине. Фото из газеты «Правда» 18.11.1940

 

На это ни Германия, ни Италия согласиться не могли. Такой раздел мира фактически преграждал бы им доступ на восточный берег Средиземного моря и ущемлял их даже в самой Европе. Неудачный исход переговоров Молотова в Берлине был главным из тех обстоятельств, которые предрешили советско-немецкий разрыв и начало Великой Отечественной войны – то есть крах Пакта Молотова – Риббентропа.

14 апреля 1941 Сталин и Молотов подписали договор о ненападении с Японией. В Москву для этого прибыл японский министр иностранных дел Мацуока. Договор был крайне важен для СССР в условиях роста недоверия с Германией. Его подписание отметили пышным банкетом. Во время проводов Мацуоки утром после этого пиршества произошла известная пьяная сцена:

 

К шести часам утра, когда у Мацуоки отходил поезд, его пришлось буквально нести на руках. «Мы сами с трудом могли встать», – вспоминал [Молотов]. На вокзале Сталин, Молотов и Мацуока решили спеть русскую песню «Шумел камыш, деревья гнулись». Собравшиеся на Ярославском вокзале иностранные дипломаты были крайне изумлены при виде пьяного Сталина в расстегнутой шинели и коричневой фуражке, Мацуоки и Молотова, который отдавал честь и кричал: «Я – пионер! Я всегда готов!» Послу Болгарии, однако, показалось, что самым трезвым из этой троицы был как раз Молотов. Сталин, никогда раньше никого не провожавший, обнимал шатающегося японца. Поскольку они не понимали друг друга, то выражали дружбу крепкими объятиями и громкими возгласами: «Ах! Ах!..»

Иосиф Виссарионович был очень возбужден. Он ударил маленького японского посла по плечу с такой силой, что тот отлетел на три или четыре шага. Мацуока зашелся в пьяном смехе. Затем Сталин заметил высокого немца, военного атташе посольства, полковника Ганса Кребса. Он бросил японца, подошел к Кребсу, постучал пальцем по груди и спросил:

– Немец?

Полковник щелкнул каблуками и вытянулся по стойке смирно. Он горой возвышался над низеньким Сталиным. Советский руководитель ударил его по спине, шутливо вывернул руку и громко сказал:

– Мы с вами были друзьями и ими останемся!

– Я в этом уверен! – ответил Кребс, хотя шведскому послу показалось иначе.

Сталин вернулся к японцу. Он обнял Мацуоку со словами:

– Мы заново создадим Европу и Азию!

(С. Себаг-Монтефиоре. Красный Монарх: Сталин и война. Глава «Молотов встречается с Гитлером. Балансирование на грани войны и заблуждения».)

 

22 июня 1941 года Гитлер, исполняя план «Барбаросса», напал на Советский Союз. Сталин до последних дней был настолько уверен в невозможности германского вторжения, что даже не нашёл себе сил объявить о нём народу. Эту обязанность он возложил на Молотова. Впавший в прострацию Вождь два дня провёл в уединении ото всех на Кунцевской даче, тогда как немцы продолжали неудержимо продвигаться вперёд. В отсутствии вождя его ближайшие соратники самостоятельно решили создать новый правящий орган всего из нескольких человек для руководства войной. Историк С. Себаг-Монтефиоре в книге «Красный Монарх: Сталин и война» описывает эти события так:

 

…Политбюро впервые собралось без своего бессменного руководителя. Партийные руководители еще никогда не были так сильны.

С того дня, как было зачитано ленинское завещание, предлагавшее снять Сталина с поста Генерального секретаря партии, прошло почти двадцать лет. Сейчас, впервые за все это время, возникла реальная возможность его сместить. Молотов сообщил товарищам о нервном срыве вождя. Микоян на это ответил, что, даже если вождь недееспособен, само имя Сталина по-прежнему обладает огромной силой и способно повысить моральное состояние советского народа. В этот самый миг молодой и еще не искушенный в придворных интригах Николай Вознесенский допустил ошибку, которая через несколько лет будет стоить ему жизни.

– Вячеслав, бери власть, – обратился он к Молотову. – Мы тебя поддержим!

Вячеслав Михайлович повернулся к Берии, который предложил создать Государственный комитет обороны. Вожди решили ехать в Кунцево.

Они осторожно вошли в зловещий дом зеленого цвета, затерявшийся среди сосен. Руководителей проводили в маленькую столовую. Там сидел сильно похудевший, уставший и мрачный Сталин. Когда он увидел семерых членов политбюро, его лицо «превратилось в камень». По одному из свидетельств, вождь встретил соратников эмоциональной тирадой:

– Великого Ленина больше нет с нами… Если бы он только мог нас сейчас видеть. Видеть тех, кому он доверил судьбу этой страны… Советские люди завалили меня письмами, в которых они справедливо ругают нас… Думаю, что кое-кто из вас готов возложить вину на меня… – Закончив эту бессвязную речь, он вопросительно посмотрел на гостей и спросил: – Зачем вы приехали?

«Чувствовалось, что Сталин насторожен, – вспоминал позже Микоян, – он выглядел каким-то странным». Поразительным был и его вопрос о цели приезда. У Анастаса не было никаких сомнений: Сталин решил, что они явились, чтобы арестовать его.

Лаврентий Берия внимательно следил за лицом вождя. «Уверен, Сталин думал: может произойти все что угодно. Даже самое худшее», – скажет он жене.

 

Молотов от имени всех попросил Сталина «вернуться к работе». Он сообщил о решении Политбюро создать Государственный Комитет Обороны (ГКО). Когда Сталин спросил: «Кто будет его возглавлять?», – Молотов ответил: «Конечно, вы».

В первые недели войны СССР понёс столь тяжкие поражения, что Сталин, по некоторым сведениям, решил предложить Гитлеру крайне невыгодный для СССР мир.

 

Они с Молотовым приказали Берии прощупать болгарского посла Ивана Стаменова. Лаврентий Павлович поручил это задание специалисту по убийствам и тайным операциям Судоплатову. Чекист поведал историю в мемуарах, в которых, однако, далеко не всему можно верить. Судоплатов должен был узнать у немцев, почему они нарушили пакт о ненападении, на каких условиях Гитлер может закончить войну и удовлетворит ли его, если СССР уступит Германии Украину, Белоруссию, Молдавию и Прибалтику. Москва, таким образом, предлагала заключить второй Брестский мир. Берия объяснил Судоплатову, что это делается только для того, чтобы выиграть время. 25 июля Судоплатов встретился со Стаменовым в «Арагви», любимом грузинском ресторане Берии. Болгарин, однако, не передал предложения Сталина в Берлин. «Даже если вы отойдете за Урал, все равно окончательная победа будет за вами!» – считал он. (С. Себаг-Монтефиоре. Красный Монарх: Сталин и война. Глава «Оптимизм и срыв».)

 

Мира с Германией не получилось, и СССР завязал сношения со своими недавними врагами – западными демократиями. В 1942 году Молотов по поручению Сталина провел срочные переговоры с Англией и Соединенными Штатами о военном союзе. Он тайно вылетел в Глазго (Шотландия) на встречу с британским министром иностранных дел Иденом. Этот рискованный полет был совершён на большой высоте. Его маршрут пролегал над оккупированной немцами Данией и Северным морем. Из Глазго Молотов доехал на поезде до Лондона, где обсудил с британским правительством возможность открытия второго фронта против Германии. Молотова поселили в загородной резиденции Чекерс. Уинстон Черчилль сообщает в своих мемуарах, что советский гость спал там в окружении собственной охраны и с пистолетом под подушкой. После подписания 26 мая 1942 англо-советского союзного договора Молотов отправился в Вашингтон. Он встретился с президентом Франклином Рузвельтом, и ратифицировал договор о ленд-лизе между СССР и США. И британцы, и правительство США обещали (хотя и не уточняя деталей) открыть второй фронт против Германии. Во время обратного полета Молотова в СССР (вновь с посадкой и переговорами в Англии) его самолет был атакован вначале немецкими, а потом советскими истребителями, принявшими его за вражеский бомбардировщик. «Так я подружился с буржуазией», – шутил Молотов после этих визитов.

Когда Берия сообщил Сталину о Манхэттенском проекте создания американской ядерной бомбы и его важности, Сталин поручил Молотову курировать проект советской атомной бомбы. Но под руководством Вячеслава Михайловича эти работы продвигались очень медленно, и в 1944 по совету Игоря Курчатова ответственность за них была возложена на Берию. Когда новый американский президент Гарри Трумэн сообщил Сталину, что американцы создали бомбу неслыханной силы, советское правительство существенно увеличило инвестиции в собственный проект.

Молотов и Ворошилов исполняли роль «музыкальных экспертов» Сталина в ходе написания (1944) нового гимна СССР. Молотов попросил включить в него одну-две строки о мире.

Молотов сопровождал Сталина на Тегеранской (1943) и Ялтинской (февраль 1945) конференциях, а после поражения Германии – на Потсдамской (июль – август 1945). Он представлял Советский Союз на конференции в Сан-Франциско (апрель – июнь 1945), где была создана Организация Объединенных Наций. Даже в период военного союза Москвы с западными демократиями Молотов был известен как жесткий переговорщик и непреклонный защитник советских интересов. В 1945-1947 Молотов принимал участие во всех четырех конференциях министров иностранных дел государств-победителей Второй Мировой войны. Он отличался крайне негативным отношением к западным державам. От имени советского правительства Молотов осудил план Маршалла как «империалистический» и заявил, что он делит Европу на два лагеря – капиталистический и коммунистический. В ответ СССР и другие нации Восточного блока выступили с так называемым «Планом Молотова». Этот план создавал ряд двусторонних отношений между государствами Восточной Европы и Москвой. Впоследствии из них развился Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ).

Ялтинская конференция 1945

Сталин и Молотов на Ялтинской конференции 1945

 

Опала Молотова

После войны влияние Молотова стало падать. Явным признаком этого стала неспособность Молотова предотвратить арест в декабре 1948 года за «государственную измену» своей жены-еврейки Полины Жемчужины, которой Сталин давно не доверял. До революции Жемчужина работала папиросницей на екатеринославской табачной фабрике и кассиром в аптеке, однако в советские годы её карьера резко пошла в гору. В январе – ноябре 1939 она являлась Наркомом рыбной промышленности СССР, а затем руководила Главком текстильно-галантерейной промышленности Наркомата легкой промышленности РСФСР.

Сестра и брат Жемчужины ещё в 1918 эмигрировали в Палестину (затем – Израиль). По словам близкого сотрудника Молотова, Владимира Ерофеева, во время своего посещения Советского Союза в начале 1949 израильский министр Голда Меир встретилась в частном порядке с Полиной, которая прежде была её одноклассницей в Санкт-Петербурге. Сразу после этого Жемчужина была арестована и обвинена в связях с сионистами. Её год держали на Лубянке, а потом на три года выслали в захолустный город. Молотов не имели связи с ней, не считая скудных новостей от ненавистного ему Берии. Вячеслав Михайлович не переставал любить оторванную от него жену, и рассказывал потом, что даже после её ареста приказывал своим горничным каждый вечер готовить ужин для двоих. Жемчужина была освобождена сразу после смерти Сталина. Согласно Ерофееву, Молотов говорил о ней: «Она не только красивая и умная, но – единственный министр-женщина в СССР. Она – настоящий большевик, настоящий советский человек».

Полина Жемчужина

Полина Жемчужина (Перл Карповская), жена Молотова

 

Арест жены поколебал и влияние самого Молотова. В 1949 году министром иностранных дел вместо него был назначен Андрей Вышинский. Однако Молотов сохранил должности заместителя главы правительства и члена Политбюро.

На XIX съезде партии (1952) Молотов был избран в Президиум ЦК (заменивший теперь Политбюро), но не включен в число членов нового тайного органа – Бюро Президиума. Это являлось признаком опалы. На XIX съезде Сталин заявил, что Молотов и Микоян совершили тяжкие ошибки, в том числе публикацией речи Уинстона Черчилля военной эпохи с похвалами боевым усилиям Советского Союза. И Молотов, и Микоян быстро теряли фавор Вождя. Сталин говорил Берии, Хрущеву, Маленкову и Булганину, что больше не хочет видеть Молотова и Микояна рядом с собой. На своём 73-й дне рождения Вождь явно пренебрегал ими. Позже, в своей речи на XX съезде партии, Хрущев говорил, что Сталин после XIX съезда планировал покончить с этими двумя соратниками.

 

Молотов после смерти Сталина

Перестройка кремлёвского руководства после смерти Сталина укрепила позиции Молотова. Георгий Маленков, преемник Сталина на посту главы правительства, 5 марта 1953 года вновь назначил Молотова министром иностранных дел. Хотя некоторые полагали, что именно Молотов должен был сделаться преемником Сталина, сам он никогда не стремился стать лидером Советского Союза. Сразу после кончины Сталина была создана руководящая тройка из Маленкова, Берии и Молотова, но затем Маленков и Молотов обманули Берию, поддержав его свержение и казнь Хрущевым. Новый глава партии Хрущев вскоре стал и главным советским вождём. Он приступил к постепенной внутренней либерализации и оттепели во внешней политике, проявившейся прежде всего в примирении с правительством Иосипа Броз Тито и Югославией, которую Сталин исключил из коммунистического движения. Убеждённый сталинист Молотов выглядел всё более неуместным в этой новой среде, но, тем не менее, представлял Советский Союз на Женевской конференции 1955 года.

События, которые повели к падению Молотова, начались в феврале 1956, когда Хрущев на XX партсъезде неожиданно приступил к разоблачению Сталина. Хрущев осудил Сталина за террор 1930-х годов и поражения в начале Великой Отечественной войны, причиной которых было чрезмерное доверие к Гитлеру и чистки Красной Армии. Молотов был виднейшим из сохранивших влияние сотрудников Сталина, играл важнейшую роль в прежних чистках. За разоблачениями Хрущева могло последовать его отстранение от власти. Поэтому Вячеслав Михайлович и возглавил «старую гвардию» в попытке свергнуть Хрущева.

1 июня 1956 Молотов лишился поста министра иностранных дел, а в июне 1957 года был исключен из Президиума (Политбюро) после неудачной попытки «антипартийной группы» снять Хрущева с должности первого секретаря. Хотя «группа» Молотова поначалу выиграла голосование в Президиуме (7 голосов против 4) по вопросу об удалении Хрущева, последний отказался сложить полномочия без решения пленума всего ЦК. На этом пленуме (22-29 июня 1957) «антипартийная группа» была побеждена. Молотова унизительно назначили на должность посла СССР в маловажной Монгольской Народной Республике. Вячеслав Михайлович и его соратники были осуждены, но не подверглись кровавым репрессиям, как было бы в недавние сталинские годы.

В 1960 году Молотова назначили советским представителем в Международном агентстве по атомной энергии, что рассматривалось как частичная реабилитация. Но после XXII съезда партии (1961), во время которого Хрущев усилил кампанию десталинизации, предписав вынести тело Сталина из ленинского Мавзолея, Молотова (вместе с Кагановичем) сняли со всех должностей и исключили из партии. В 1962 году все партийные документы, связанные с Молотовым, были запрещены властями, чтобы подвергнуть само его имя искусственному забвению.

 

Молотов на пенсии

На пенсии Молотов ничуть не сожалел о своей роли в эпоху сталинских репрессий. В январе 1962 он перенес сердечный приступ. Сообщалось, что после китайско-советского раскола Молотов одобрял критику Мао Цзэдуна по поводу «ревизионистской» политики Хрущева. По утверждению историка Роя Медведева, дочь Сталина Светлана вспоминала, как жена Молотова говорила ей: «Твой отец был гений. Сейчас нигде нет революционного духа, везде один оппортунизм… Наша единственная надежда – Китай. Только он сохранили революционный дух».

В правление Брежнева наметились первые признаки реабилитации Молотова. Сведения о нём вновь разрешили включать в советские энциклопедии. Его принадлежность к осуждённой «антипартийной группе» упоминалась в энциклопедиях, изданных в 1973 и 1974 году, но ближе к концу 1970-х сообщать о ней перестали. Новый советский вождь Константин Черненко продолжил реабилитацию Молотова. В 1984 году Молотов был даже восстановлен в КПСС. На основании общения с Молотовым 1970-1980-х годов журналист Феликс Чуев издал книги «Сто сорок бесед с Молотовым» и «Полудержавный властелин».

Молотов умер в правление Михаила Горбачева, 8 ноября 1986, дожив до 96 лет. Его похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

Молотов, как и Сталин, был патологически недоверчив. Известно его изречение: «Думаю, никогда нельзя доверять разведке. Разведчиков нужно выслушивать и многократно перепроверять. У всех служб было бесконечное число провокаторов». Из-за подобной сверхосторожности Сталин и проморгал в 1941 близкую угрозу со стороны Гитлера. В серии опубликованных бесед Молотов продолжал утверждать, что никакой тайной территориальной сделки (секретного протокола) между Сталиным и Гитлером во время советско-германского пакта  не заключалось. Подобно Сталину, Вячеслав Михайлович был уверен: Холодной войны в любом случае нельзя было предотвратить, ибо она есть неизбежное следствие общего конфликта между коммунизмом и капитализмом. До того как уйти на пенсию, Молотов предлагал создать социалистическую конфедерацию с Китайской Народной Республикой. Весь социалистический мир он считал огромной наднациональной целостностью, а общность коммунистической идеологии ставил выше патриотического чувства к родине. Хрущева Молотов в годы отставки осуждал как «правого уклониста».

В конце 1989 года, за два года до краха Советского Союза, Съезд народных депутатов СССР и правительство Горбачева официально осудили Пакт Молотова – Риббентропа.

В январе 2010 года украинский Апелляционный суд обвинил Молотова и ряд других советских вождей в организации голода на Украине 1932-33 («Голодомора»). Но тот же суд затем закрыл уголовные дела против них из-за смерти подсудимых.

 

Молотов являлся Героем Социалистического Труда, имел четыре Ордена Ленина, Орден Трудового Красного Знамени и многие другие награды.

 

О человеческих качествах Молотова – см. в статье Молотов – характеристика личности.

 

Коктейль Молотова

«Коктейлем Молотова» называется бутылка с несложной в изготовлении зажигательной смесью. Происхождение этого названия объясняется различно. Прежние советские пропагандисты утверждали, что оно появилось после того, как советские солдаты стали метать такие бутылки в фашистские танки. Однако на Западе бытует иная – и гораздо более вероятная – версия. По ней, термин «коктейль Молотова» был придуман финнами во время войны с СССР 1939-1940. Советская авиация широко применяла в ней зажигательные и кассетные бомбы. При этом министр иностранных дел Молотов беззастенчиво заявлял по радио, что советские самолёты не ведут бомбардировки, а сбрасывают продовольствие «голодающим» финнам. Финны тогда начали называть авиабомбы «хлебными корзинами от Молотова». Вскоре они стали применять против советских танков зажигательные бутылки, именуя их «коктейлями Молотова», так как «к хлебу нужна и хорошая выпивка».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.