Содержание:

Мнение Столыпина о крестьянской общине

Столыпин на посту министра внутренних дел

Военно-полевые суды Столыпина

Аграрная реформа Столыпина - кратко

Столыпин и Вторая Дума

Третьеиюньский переворот 1907

Столыпин и Третья Дума

Столыпинское переселение крестьян

Итоги аграрной реформы Столыпина

Внешняя политика Столыпина - кратко

Столыпин и царский двор

Закон о земстве в западных губерниях

Столыпинская программа государственного преобразования России

Убийство Столыпина

Если вам нужны БОЛЕЕ ПОДРОБНЫЕ сведения по этой теме, прочтите статью Столыпин, Петр Аркадьевич – биография и реформы. СЖАТОЕ описание деятельности великого преобразователя дано в материале Столыпин, Пётр Аркадьевич – краткая биография

Столыпин Пётр Аркадьевич, 2 (14) апреля 1862 – 5 (18 сентября) 1911, – крупнейший русский реформатор, глава правительства в 1906-1911. По оценке А. И. Солженицына – величайший деятель российской истории XX столетия.

Петр Аркадьевич Столыпин

Петр Аркадьевич Столыпин

 

Мнение Столыпина о крестьянской общине

Пётр Аркадьевич Столыпин происходил из знатного дворянского рода. Он окончил Петербургский университет и начал государственную службу в ведомстве земледелия. В 1902 Столыпин стал самым молодым губернатором России (гродненским). С февраля он 1903 был губернатором в Саратове и после начала в 1905 кровавых революционных волнений смело боролся с анархией, пережив несколько покушений.

Реформа 1861 года освободила русское крестьянство от крепостной зависимости. Но она сохранила в деревне поземельную общину – полусоциалистический, «полуколхозный» строй. У крестьян не существовало частной собственности на землю. Каждое сельское общество считалось коллективным владельцем своих земельных угодий. Община распределяла их между отдельными деревенскими жителями по уравнительному принципу. Для лучшего соблюдения этого принципа периодически происходили переделы земель, и они предоставлялась членам общины не одним компактным участком, а несколькими долями в полях разного качества (чересполосица). При таком искусственно поддерживаемом «равенстве» разбогатеть, расширить свою земельную долю было невозможно. Это лишало крестьян стимула к труду. Улучшать, мелиорировать участок тоже было бессмысленно: при новом переделе он мог перейти к соседу, часто – какому-нибудь лодырю. Общинный строй имел следствиями «равнение лучших на худших», сельскохозяйственный застой и деревенскую нищету.

Подобный тип общины существовал в Великороссии не отвека, а насаждался бюрократией с петровских времён для удобства взимания податей. Из-за него положение крестьянства мало улучшилось даже после отмены крепостного права. Между тем, в Малороссии и Белоруссии поземельной уравниловки исторически не существовало. Крестьяне здесь владели землёй на частном основании. При большей плотности населения и меньших размерах участков сельское хозяйство в этих частях империи было гораздо более производительным, нежели в её центре, и деревня здесь жила богаче.

Столыпин с женой и дочерью

Столыпин с женой и дочерью Машей, фото 1889

 

Призывы к отмене общинного строя и в Великороссии раздавались перед революцией 1905 года всё громче. На эту точку зрения стал во время своих губернаторств и Столыпин. Пётр Аркадьевич понял, что именно отсталый общинный строй, а не интеллигентская агитация за конституционализм и не волнения сравнительно малочисленного пролетариата был главным из тех недовольств, которые породили революцию. Прекратить её нельзя было одной силой – настоятельно требовались и реформы. Губернатор Столыпин отправил доклад Николаю II о необходимости ликвидации общины и переходе крестьян на частное хозяйство.

 

Столыпин на посту министра внутренних дел

Царь проникся идеями этого доклада, в апреле 1906 вызвал Петра Аркадьевича в столицу и назначил его министром внутренних дел.

Это было как раз накануне созыва 1-й Государственной Думы. Горя желанием продолжать революционную атаку на власть, та отвергла Манифест 17 октября и выработанную на его принципах конституцию (Основные законы 23 апреля 1906). Дума требовала полной и радикальной смены этой конституции, предельного ослабления монархизма, отставки назначенного царём правительства – и одобряла революционный террор. Аграрный вопрос Дума сулила решить путём отнятия земли у помещиков и раздела её между крестьянами. Думцы скрывали, однако, что крестьянам и так уже принадлежало 75-80% удобной для обработки (не леса, не болота, не тундра) земли, и делёжка помещичьих имений обогатила бы деревенское население совсем незначительно. Порабощавшую крестьян общину Дума всеми силами хотела сохранить: крайние левые считали её почти готовым социализмом в деревне, а «буржуазные» кадеты готовы были идти вслед за социалистами в целях общей борьбы с «самодержавием».

Дума отвергла всякое сотрудничество с правительством. Её заседания свелись к тому, что выходившим на трибуну министрам почти весь зал хором кричал: «В отставку!» В начале июля этот неработоспособный парламент почти открыто призвал крестьян насильственно захватывать помещичью землю – и был 8 июля 1906 распущен после всего 72 дней «работы». Одновременно с роспуском был по собственному желанию отправлен в отставку 66-летний премьер Горемыкин. Он сам просил царя, чтобы на посту главы правительства его заменил молодой энергичный Столыпин.

 

Военно-полевые суды Столыпина

Роспуск Первой Думы не противоречил конституции и сопровождался назначением новых выборов. Несмотря на это, революционное насилие по всей стране резко усилилось. 17 июля 1906 начался трёхдневный армейский Свеаборгский мятеж, а 12 августа произошло знаменитое покушение на Столыпина – взрыв его казённой резиденции на Аптекарском острове (32 тяжелораненых и 27 убитых, были искалечены дети Столыпина, но сам он не пострадал).

Взрыв на Аптекарском острове

Дача премьер министра после взрыва на Аптекарском острове

 

Ответом на это было учреждение 19 августа военно-полевых судов. Эти чрезвычайные органы вводились как временная мера и действовали лишь в случаях тяжких преступлений (разбоев, убийств, грабежей, нападений на военных, полицейских и должностных лиц), когда преступление было несомненным и не требовало дополнительного расследования. Военно-полевые суды выносили решение по обычному праву. Вся их «чрезвычайность» состояла в том, что заседание проводилось без прокурора, адвоката, при закрытых дверях; приговор выносился не позже чем через 48 часов после совершения преступления и приводился в исполнение в течение суток. Возможность подачи прошения о помиловании была фактически запрещена в декабре 1906. За восемь месяцев существования столыпинских военно-полевых судов по их приговорам было казнено 683 террориста, убийцы и грабителя. От револьверов и бомб революционеров за то же время погибло примерно втрое больше людей. При этом число случайно убитых в терактах гражданских лиц едва ли не превышало количество тех слуг самодержавия, против которых покушения направлялись. (Во время одной только Тифлисской экспроприации – захвата боевиками Сталина и Камо около 300 тысяч рублей государственных денег на Эриванской площади Тифлиса было убито 40 и ранено 50 человек. Считается, что полиция в этом случае ещё и преуменьшила число жертв, чтобы не создавать паники.)  Планы новых покушений на самого Столыпина составлялись десятками, однако после введения военно-полевых судов постоянно свирепевший до тех пор террор пошатнулся и стал слабнуть.

 

Аграрная реформа Столыпина – кратко

Наряду со стойким сопротивлением революционным убийцам Столыпин начал проводить и свою аграрную реформу. В самый день взрыва на Аптекарском острове царём был утверждён предложенный Петром Аркадьевичем указ о безвозмездной уступке крестьянам части казённых, удельных и кабинетских земель (9 миллионов десятин). 5 октября 1906 царь по инициативе Столыпина подписал указ о гражданском равноправии крестьян. (Думы потом так и не утвердили его до самой революции 1917 в «отместку», что не был издан закон о равноправии евреев, который Столыпин тоже предлагал, но царь отверг). 9 ноября 1906 было опубликовано главное аграрное преобразование – закон о праве крестьян выйти из общины и укрепить свой надел в личную собственность. В своём аграрном преобразовании Столыпин видел вторую, завершающую часть реформы 1861 года. Указ 9 ноября, действительно, не уступал ей по значению.  Он был издан в перерыве между двумя Думами (по порядку, предусмотренному в 87-й статье Основных законов), ибо надежды на то, что его одобрит новый состав депутатов, почти не было.

 

Столыпин и Вторая Дума

После новых выборов открылась (20 февраля 1907) Вторая Государственная дума. Столыпин выступил перед ней с широкой программой реформ. Ими предполагалось ввести новый, гораздо более либеральный полицейский устав; учредить судебный контроль над задержаниями, обысками, вскрытием корреспонденции; установить выборы мировых судей населением; ввести гражданскую и уголовную ответственность госслужащих, государственное попечение о нетрудоспособных, государственное страхование по болезни, увечьям и старости, ненаказуемость экономических стачек. В программе были также пункты о запрете ночных работ женщин и подростков, сокращении длительности рабочего дня, постепенном установлении обязательного начального образования, о более равномерном распределении налогового бремени путём подоходного налога и облегчений неимущим. Однако думцы отвергли все эти полезнейшие меры ради абстрактного требования «уничтожить самодержавие». Левые депутаты открыто призывали народ к восстанию, кадеты демонстративно молчали.

Столыпин ответил Думе своей знаменитой фразой:

 

Языком совместной работы не может быть язык ненависти и злобы, я им пользоваться не буду… Скамьи правительства – это не скамьи подсудимых. За наши действия в эту историческую минуту мы дадим ответ перед историей, как и вы. Правительство будет приветствовать всякое открытое разоблачение неустройств, злоупотреблений. Но если нападки рассчитаны вызвать у правительства паралич воли и сведены к «руки вверх!» – правительство с полным спокойствием и сознанием правоты может ответить: «НЕ ЗАПУГАЕТЕ!».

 

Дума не утвердила закона о военно-полевых судах, и он, по существующему порядку, прекратил своё действие через два месяца после начала её работы. Дума отказалась осудить восхваление террора в печати и противоправительственную пропаганду в армии, отвергла все земельные законы Столыпина, вновь потребовала отнимать у помещиков землю силой (что должно было разрушить 130 тысяч культурных хозяйств, а крестьянам дать лишь незначительные прирезки). Не нравились думцам и призывы Столыпина «хранить исторические заветы России», сделать государственный курс национально-русским. Пётр Аркадьевич в ответ заявлял:

 

Противники государственности хотят освободиться от исторического прошлого России. Нам предлагают среди других сильных и крепких народов превратить Россию в развалины – чтобы на этих развалинах строить неведомое нам отечество… ИМ НУЖНЫ – ВЕЛИКИЕ ПОТРЯСЕНИЯ, НАМ НУЖНА – ВЕЛИКАЯ РОССИЯ!

 

Несмотря ни на что, Столыпин был готов на некоторые уступки Думе и старался избежать повторного её роспуска. Он тайно встречался с представителями правого крыла кадетов – В. Маклаковым, Челноковым, П. Струве, Булгаковым, предлагая им войти в правительство на условиях совместной программы. Но те боялись открыть однопартийцам даже сам факт этих встреч, и переговоры оказались тщетными.

Портрет П. А. Столыпина

Портрет П. А. Столыпина. Художник И. Репин, 1910

 

Третьеиюньский переворот 1907

Вторую Думу тоже приходилось распускать. Поводом послужило то, что члены её социал-демократической фракции были уличены в попытке составить заговор в войсках. Столыпин потребовал от Думы дать согласие на арест 15 наиболее замешанных депутатов. На это последовал отказ. Тогда 3 июля 1907 парламент был распущен. Этот роспуск, в отличие от роспуска Первой Думы, сопровождался не вполне законным актом: опубликованием нового избирательного закона, который сузил право голосования в пользу богатых слоёв и уменьшил представительство в палате нерусских окраин, чьи выходцы (польское «коло» и кавказцы) играли в первых двух Думах несоразмерно влиятельную по своей численности роль. Сам конституционный (парламентский) строй при всём этом сохранялся, однако «самоуправное» изменение властью правил голосования дало формальное основание называть роспуск Второй думы Третьеиюньским переворотом. По сложившейся обстановке такой переворот был, однако, неизбежен и благотворен. Он открыл эпоху необычайно быстрого и успешного развития России, которую левые злопыхатели тщетно пытались заклеймить ярлыком «столыпинской реакции».

 

Столыпин и Третья Дума

В ноябре 1907 была открыта Третья Дума. Новый избирательный закон обеспечил ей гораздо более разумный и умеренный состав. Центристское большинство Третьей Думы (в первую очередь – партия «октябристов» Гучкова) стало (хотя и не всегда последовательно) сотрудничать с правительством. Столыпин предложил депутатам ту же преобразовательную программу. Он проявил огромный талант к работе в парламенте, никогда не уклонялся там от острых выступлений.

Одним из таковых был его ответ на запрос о мнимом «провокаторстве» Азефа (в феврале 1909). Один из виднейших членов партии эсеров оказался агентом, работавшим на правительство. С целью затушевать своё позорное неумение вовремя разоблачить Азефа, эсеры выдумали легенду о его «двойничестве»: он, якобы, был «провокатором», который работал одновременно на жандармов и революцию и организовывал убийства специально, чтобы дать повод к усиленным репрессиям. Столыпин в думском выступлении блестяще доказал, что Азеф был верным и умелым агентом правительства и никогда – «двойником». Он расстроил все теракты, которые только мог, а тем, которые всё же были совершены, был просто бессилен помешать. Столыпинская речь полностью развенчала миф о провокаторстве Азефа и сопровождалась в Думе бурными аплодисментами, однако легенда эсеров настойчиво насаждалась официальными писаками в советские годы и поэтому до сих пор считается достоверной.

 

Столыпинское переселение крестьян

Свою аграрную реформу Столыпин продолжил и подкрепил организацией крестьянских переселений из Центральной России в Сибирь, Семиречье и на Дальний Восток. Такие переселения прежде искусственно сдерживались под корыстным настоянием помещиков, боявшихся, что возрастут цены на рабочие руки в их имениях. Правда, движение в Азию начало оживляться уже при Александре III, для этого тогда и строился Великий Сибирский железнодорожный путь до Тихого океана.

Столыпин ввёл переселенцам широчайшие льготы (ссуды, специальные вагоны для перевозки скота и скарба, предварительная отвозка смотроков на казённый счёт). Он раздавал крестьянам в Азии даром (и в собственность, а не в пользование) по 50 десятин земли на семью. За Уралом активно продолжалась постройка новых железных дорог. Уже в 1906 в азиатскую часть империи переселилось 130 тысяч человек, а затем туда переезжало в год по полмиллиона и больше. К войне 1914 число  переселенцев превысило уже 4 миллиона, – столько же, сколько за 300 лет от Ермака. В Сибири буквально на глазах стали расти крупные города.

 

Итоги аграрной реформы Столыпина

Аграрная реформа Столыпина (право выхода из общины) дала блестящие итоги и в Центральной России, хотя даже лояльная Третья Дума утвердила главный её закон (от 9 ноября 1906) лишь через два с половиной года. Вопреки лживым утверждениям позднейших коммунистических авторов, крестьяне довольно активно переходили к частному хозяйству. На землях свободных владельцев производительность стремительно росла. Сбор ржи в 1894 году давал 2 миллиарда пудов, а в 1913 году – уже 4 миллиарда, и львиная доля его прироста была достигнута именно за «реформенные годы».

Критики аграрных законов Столыпина утверждали: крестьянам нельзя давать землю, так как они сразу пропьют её и распродадут в чужие руки. Столыпин отвечал им:

 

Когда мы пишем закон для всей страны, надо иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых. Таких сильных людей в России большинство.

 

Последнее предложение этой фразы было тут же «выронено» левыми и правами врагами реформы. Они стали везде цитировать только первое, обвиняя премьера в желании делать «ставку на сильных» и утеснять слабых. Марксисты утверждали и утверждают, что неизбежным результатом столыпинской аграрной реформы должно было стать расслоение деревни на малую кучку богачей и массу батраков. Однако практический опыт этого преобразования в России и подобного же устройства в других странах показывает: разоряются сравнительно немногие, как немногие превращаются и в латифундистов. Основная же часть крестьянства образует при частном владении высокопроизводительные фермы среднего размера.

 

Внешняя политика Столыпина – кратко

Во внешней политике Столыпин придерживался миролюбия и всячески избегал войны, полагая: России нужно 10-20 лет покоя, а после реформ – страны будет не узнать, и никакие внешние враги уже создадут нам опасности. Пётр Аркадьевич всегда ставил во главу угла русские национальные интересы. Панславянской миссией он никогда не горел и предпочёл не идти на военный риск даже после демонстративного австрийского захвата Боснии-Герцеговины (1908). Начало столыпинского правления ознаменовалось складыванием тройственной (русско-англо-французской) Антанты (1907). При этом Англия сделала России важные уступки насчёт сфер влияния в Персии и Тибете. Антанта должна была противостоять двум немецким монархиям, однако Столыпин стремился удерживать её в чисто оборонительной позиции. В октябре 1910 при участии Столыпина было заключено в Потсдаме выгодное политическое соглашение с Германией: та обязалась не поддерживать Австро-Венгрию против русских, а Россия – не помогать английским интригам против немцев.

 

Столыпин и царский двор

Деятельность Столыпина вызывала недовольство не только у социалистов и левых либералов, но и у крайне правых врагов всяких преобразований. Столыпин нужен был придворной знати и крайним консерваторам для борьбы против революционного насилия, которое сами они были не в силах усмирить. Но когда стало наступать успокоение, правые сочли, что премьер «сделал своё дело» и теперь лучше его убрать. Закостенелые поборники неограниченного абсолютизма хотели не только устранить Столыпина, но и свернуть все его реформы, отменить даже Манифест 17 октября. Становившийся слишком популярным премьер стал вызывать завистливые подозрения и в царской семье. Царице казалось, что энергичный Столыпин чересчур затмевает робкого, вялого Государя.

В начале 1909 года придворные сферы подсадили Столыпину первым заместителем в министерство внутренних дел фаворита царя и царицы – жадного хорька Курлова. Николай II стал всё сильнее колебаться в поддержке премьера. Против Петра Аркадьевича интриговал и корыстный кружок, использовавший в качестве орудия простоватого Распутина. Столыпин долго избегал столкновения с ним, но в начале 1911 всё же решился выслать «старца Григория» на родину. Однако вскоре Распутину удалось вернуться и приобрести ещё больше влияния.

 

Закон о земстве в западных губерниях

Продолжая свой демократический и русско-национальный курс («русскими» считались тогда и украинцы с белорусами), Столыпин озаботился положением в «Западном крае». На 9 западных губерний империи, от Ковенской до Киевской, Александр II в своё время не решился распространить выборное, как внутри России, земство – и оно осталось там назначенным. Столыпин решил ввести в Западном крае выборные земские учреждения. Но правила выборов давали преимущество богатому землевладельческому классу, а он в этих девяти губерниях был по преимуществу польским, хотя поляки составляли там всего 4% населения. Чтобы не допустить польского засилья над украинцами и белорусами, нужно было установить в западных губерниях отличный от общерусского, более демократичный порядок земских выборов. Столыпин предложил производить их там раздельно по национальным куриям и понизить имущественный ценз, чтобы маломочные не-поляки избирали больше гласных, чем состоятельные поляки (впрочем, и тем оставалось 16% – четырёхкратно по сравнению с численностью).

Третья Дума приняла проект и даже снизила ценз ещё вдвое, но «правая» верхняя палата парламента (Госсовет), из стремления не допустить распространения в стране демократических начал и под влиянием враждебного Столыпину Витте, 4 марта 1911 провалила его. Заранее предвидя этот провал, Столыпин просил содействия своему законопроекту от Государя, но тот не оказал его с достаточной энергией. Решив, что поддержка трона для него потеряна, Столыпин 5 марта подал в отставку.

После четырёх дней размышлений царь под влиянием своей дружественной Столыпину матери попросил взять отставку назад. Столыпин согласился, но под условием: уволить из Госсовета вождей оппозиции, В. Трепова и П. Дурново, а сам Совет (вместе с нижней палатой – Думой, иначе закон не дозволял) распустить на три дня – и в эти три дня демонстративно издать закон о западном земстве по 87 статье. Это был неоправданно резкий шаг (87-я статья позволяла верховной власти временно принимать законы в отсутствии народного представительства, но не искусственно распускать его для этого). Однако Столыпин, решаясь на такой акт, преследовал цель наперёд жёстко проучить противников реформ, отбить у них охоту и дальше мешать преобразованиям.

Столыпин рассчитывал, что либеральная Дума в борьбе за закон, одобренный ею самой, поддержит его против правых Госсовета. Но думские депутаты проявили сильное недовольство тем, что вместе с Госсоветом была на три дня распущена и их палата. В Думе раздались необычайно резкие речи против Столыпина и справа, и слева. Закон о западном земстве вновь попал в Госсовет и вновь был отклонён там.

 

Столыпинская программа государственного преобразования России

Столыпин счёл, что теперь его отставка неизбежна и поспешил выдвинуть новую широкую преобразовательную программу. Аграрная реформа отлично удавалась. Столыпин считал, что теперь пришла пора реформировать бюрократию, переустраивать уже не социальные порядки, а государственную администрацию.

Эта программа Столыпина предусматривала учреждение ряда новых министерств (местного самоуправления, труда, национальностей, исповеданий); реформу земств (с передачей им от центральных органов ряда полицейских и образовательных функций); постановку вопроса о восстановлении в православной церкви патриаршества; налоговую реформу с введением прогрессивного подоходного налога; строительство новых железных дорог – так чтобы к рубежу 1920-1930-х сеть их в Центральной России не уступала по густоте германской; осуществление к 1922 всеобщего бесплатного начального образования; создание Академии для подготовки на высшие государственные должности. В программе уделялось немало внимания и внешнеполитическим вопросам. Столыпин строил план создания прообраза ООН – Международного Парламента ото всех стран, который мог бы путём третейского суда решать интернациональные конфликты и установить предел вооружения для каждого государства. Рядом с этим Парламентом он предлагал учредить Международный Банк с задачей приходить на помощь странам, попавшим в экономические трудности.

 

Убийство Столыпина

В конце августа 1911 Николай II пригласил Столыпина ехать на праздничные торжества в Киев. Охрана высоких персон во время них была поручена корыстолюбивому и бездарному генералу Курлову. Чувствуя резкое охлаждение двора и монарха к находившемуся уже в «полуотставке» Столыпину, Курлов и дворцовый комендант Дедюлин демонстративно оттеснили главу правительства от главных царских церемоний. Премьер не получил личной охраны – не то что достойной, но – рядовой.

26 августа, накануне торжеств, молодой еврей Богров, сын одного из богатейших граждан Киева, человек с левыми убеждениями, но ставший из личных видов и сотрудником Охранки, сообщил жандармам лживые данные о подготовке покушения на Столыпина. Богров утверждал, что в город для этого прибыла группа террористов, и брался помочь в её аресте при условии своего допуска в главные места монарших празднеств. Курлов и его помощники – видный жандармский чин Спиридович  и начальник секретной агентуры киевского охранного отделения Кулябко (зять Курлова) – беспечно выдали сомнительному Богрову билеты на торжества и лишь вскользь известили о деле самого Столыпина.

Между тем Богров задумал убить премьера. Главным мотивом преступления было желание пресыщенного юнца-денди оставить о себе громкую память. Однако немалую роль играли также левые взгляды Богрова и его еврейско-националистические чувства. Богров ненавидел Столыпина как «подавителя революции». Столыпин никогда не стеснял евреев и даже стоял за постепенное снятие всех ограничений с них. Но Богрову казалось, что оживление русского национального самосознания и подъём благосостояния крестьян от столыпинских реформ невыгодны для целей еврейства.

Богров

Богров, схваченный после покушения на Столыпина

 

Вечером 1 сентября 1911 на спектакле в киевском театре Богров подошёл к Столыпину во время антракта и дважды выстрелил в него. От этих ранений премьер 5 сентября 1911 года скончался. Билет, по которому Богров попал в театр, был получен от искавшей несуществующих «террористов» жандармерии. Этот факт позволил социалистам и кадетам сплести лживую легенду о том, что убийца, якобы, покончил со Столыпиным по приказу придворных сфер. На деле же всё произошло от вопиющей некомпетентности, глупости и халатности Курлова и его подчинённых.

Убийство Столыпина

Убийство Столыпина. Художник Диана Несыпова

 

Не понимавший масштаба личности и реформ Столыпина царь не изменил после выстрелов 1 сентября праздничной программы торжеств, не встретился с раненым в больнице в последние его дни и не остался на его похороны, отбыв на отдых в Крым. Придворный круг радовался, что со сцены сошёл неудобный деятель, который мешал всем своей энергией и талантами. Чиновные пигмеи не сознавали, что вместе со Столыпиным исчезла надёжнейшая опора русского государства и трона. По образному выражению А. И. Солженицына (Красное колесо, глава 65), пули Богрова стали первыми из екатеринбургских (речь идёт о расстреле в Екатеринбурге царской семьи).

 

Автор статьи

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.