если вам нужны краткие сведения по этой теме, прочтите статью Битва за Москву 1941 – кратко. Читайте также материалы Потери в Битве за Москву, Итоги Битвы за Москву, Блокада Ленинграда, Блокада Ленинграда - хронология

Битва за Москву 1941 – бои с гитлеровскими армиями, проходившие с октября 1941 по январь 1942 вокруг советской столицы, которая была одной из главных стратегических целей сил Оси во время их вторжения в СССР. Оборона Красной Армии сорвала атаку немецких войск.

Немецкое наступление, названное «Операцией Тайфун», планировалось провести в виде двух «клешневых» окружений: одно к северу от Москвы против Калининского фронта, силами в первую очередь 3-й и 4-й танковых групп, с одновременным перехватом железной дороги Москва-Ленинград, а другое – южнее Московской области против Западного фронта к югу от Тулы при помощи 2-й танковой группы. 4-я германская полевая армия должна была наступать на Москву в лоб с запада.

Первоначально советские войска вели оборону, создав три оборонительных пояса, развертывая вновь созданные резервные армии и перебрасывая на подмогу войска из Сибирского и Дальневосточного военных округов. После того как немцы были остановлены, Красная Армия осуществила большое контрнаступление и ряд менее масштабных наступательных операций, в результате чего германские армии были оттеснены к городам Орлу, Вязьме и Витебску. Часть гитлеровских сил в ходе этого едва не попала в окружение.

 

Битва за Москву. Документальный фильм из серии «Неизвестная война»

 

 

Предпосылки битвы за Москву

Первоначальный немецкий план вторжения (План Барбаросса) предусматривал захват Москвы через четыре месяца после начала войны. 22 июня 1941 года войска государств Оси вторглись в Советский Союз, уничтожили на земле большую часть вражеских ВВС и продвигались вглубь страны, уничтожая посредством тактики блицкрига целые вражеские армии. Немецкая группа армий Север двинулась к Ленинграду. Группа армий Юг заняла Украину, а группа армий Центр двинулась в сторону Москвы и к июлю 1941 перешла Днепр.

В августе 1941 немецкие войска захватили Смоленск, важную крепость на пути в Москву. Москва уже тогда подвергалась большой опасности, но решающее наступление на неё ослабило бы оба германских фланга. Отчасти из сознания этого, отчасти, чтобы быстрее захватить сельскохозяйственные и минеральные ресурсы Украины, Гитлер приказал вначале сосредоточить главные силы на северном и южном направлении и разгромить советские войска под Ленинградом и Киевом. Это отсрочило немецкий бросок на Москву. Когда же он был возобновлён, германские войска оказались ослабленными, а советское командование смогло найти новые силы для обороны города.

 

План немецкого наступления на Москву

Гитлер считал, что захват советской столицы – задача не первостепенная. Он считал, что легче всего поставить СССР на колени, лишив его экономических сил, в первую очередь развитых районов УССР восточнее Киева. Немецкий главнокомандующий сухопутных войск Вальтер фон Браухич выступал за скорейшее продвижение к Москве, но Гитлер в ответ сказал, что «такая мысль могла прийти только в закостенелые мозги». Глава генштаба сухопутных войск Франц Гальдер также был убежден, что немецкая армия нанесла уже достаточный урон советским войскам, и теперь захват Москвы ознаменует окончательную победу в войне. Эта точка зрения разделялась большинством немецких командующих. Но Гитлер приказал своим генералам вначале окружить вражеские войска вокруг Киева и довершить завоевание Украины. Эта операция была успешной. К 26 сентября Красная Армия потеряла в районе Киева до 660 тысяч бойцов, и немцы двинулись дальше.

План Барбаросса

Продвижение немецких войск в СССР, 1941 г.

Автор карты - Gdr

 

Теперь, с конца лета, Гитлер перенаправил свое внимание на Москву и поручил эту задачу группе армий Центр. Силы, которым предстояло провести наступательную Операцию «Тайфун», состояли из трёх пехотных армий (2-й, 4-й и 9-й), поддерживаемых тремя танковыми группами (2-й, 3-й и 4-й) и авиационным 2-м Воздушным флотом («Люфтфлотом 2») Люфтваффе. В общей сложности они составляли два миллиона солдат, 1.700 танков и 14.000 орудий. Немецкие воздушные силы, однако, понесли немалый урон в летней кампании. Люфтваффе потеряли 1603 самолета полностью уничтоженными и 1028 поврежденными. «Люфтфлот 2» мог предоставить для операции «Тайфун» лишь 549 исправных машин, в том числе 158 средних и пикирующих бомбардировщиков и 172 истребителя. Нападение предполагалось вести посредством стандартной тактики блицкрига: бросать танковые клинья глубоко в советские тылы, окружать части Красной армии «клешнями» и уничтожать их.

Вермахту противостояли у Москвы три советских фронта, образовавшие линию обороны между городами Вязьмой и Брянском. Войска этих фронтов тоже сильно пострадали в предшествующих боях. Тем не менее, это была грозная концентрация сил из 1.250.000 бойцов, 1000 танков и 7600 орудий. ВВС СССР в первые месяцы войны понесли ужасающие потери (по одним данным, 7.500, а, по другим, даже 21,200 самолетов). Но в советском тылу спешно изготовляли новые авиамашины. К началу битвы за Москву ВВС Красной Армии располагали 936 самолетами (из них 578 – бомбардировщики).

По плану операции, немецкие войска должны были сломить советское сопротивление вдоль фронта Вязьма-Брянск, устремиться на восток и окружить Москву обходом её с севера и юга. Однако, непрерывные бои ослабили мощь германских армий. Материально-технические трудности тоже были у них весьма острыми. Гудериан писал, что некоторые из его подбитых танков не заменялись новыми, и с самого начала операции не хватало топлива. Так как почти все советские мужчины находились на фронте, рыть противотанковые рвы вокруг Москвы в 1941 вышли женщины и школьники.

 

Начало германского наступления (30 сентября – 10 октября). Сражения под Вязьмой и Брянском

Немецкое наступление вначале шло по плану. 3-я танковой армии пробила оборону противника в центре, почти не встретив сопротивления, и устремилась далее, чтобы вместе с 4-й танковой группой взять в окружение Вязьму. Другие подразделения должны были при поддержке 2-й танковой группы Гудериана замкнуть кольцо вокруг Брянска. Советская оборона ещё не была выстроена до конца, и «клешни» 2-й и 3-й танковых групп сошлись к востоку от Вязьмы 10 октября 1941. Четыре советские армии (19, 20, 24 и 32-я) оказались здесь в огромном кольце.

Но окруженные советские войска продолжали сражаться, и вермахт должен был использовать 28 дивизий для их уничтожения их. Это сковало силы, которые могли бы поддержать наступление на Москву. Остатки советских Западного и Резервного фронтов отступили на новые оборонительные линии вокруг Можайска. Хотя потери были высоки, некоторые из советских подразделений смогли выйти из окружений в организованных группах, размерами от взводов до стрелковых дивизий. Сопротивление окружённых под Вязьмой дало время советскому командованию подкрепить четыре продолжавшие защищать Москву армии (5-я, 16-я, 43-я и 49-я). С Дальнего Востока к ним были переброшены три стрелковые и две танковые дивизии, шли и другие.

На юге, под Брянском, действия советских войск были столь же неудачны, как и у Вязьмы. 2-я немецкая танковая группа совершила обходное движение вокруг города и вместе с наступающей 2-й пехотной армией к 3 октября захватила Орёл, а к 6 октября – Брянск.

Операция Тайфун

Операция «Тайфун» - немецкое наступление на Москву

 

Но погода стала меняться к невыгоде немцев. 7 октября выпал первый снег и быстро растаял, превратив дороги и поля в болотистые трясины. Началась «русская распутица». Продвижение немецких танковых групп заметно замедлилось, что давало советским войскам возможность отступить и перегруппироваться.

Красноармейцы иногда успешно контратаковали. Например, 4-я немецкая танковая дивизия недалеко от Мценска попала в засаду, устроенную спешно сформированным 1-м гвардейским стрелковым корпусом Дмитрия Лелюшенко, куда входила 4-й танковая бригада Михаила Катукова. Недавно созданные русские танки Т-34 скрывались в лесу, пока германские катили мимо них. Затем советская пехота сдержала наступление немцев, а советские танки победоносно атаковали их с обоих флангов. Для вермахта это поражение стало таким шоком, что было назначено особое расследование. Гудериан к своему ужасу обнаружил, что советские Т-34 были почти неуязвимы для пушек немецких танков. Как он писал, «наши танки Panzer IV (PzKpfw IV) с их короткими 75-мм пушками могли взорвать Т-34, лишь поразив их двигатель сзади». Гудериан отметил в своих мемуарах, что «русские уже кое-чему научились».

Наступление немцев замедлили и другие контратаки. 2-я немецкая пехотная армия, действовавшая севернее сил Гудериана против Брянского фронта, оказались под сильным давлением Красной Армии, которая имели воздушную поддержку.

По немецким данным, в этот первый период битвы за Москву в два мешка – под Вязьмой и Брянском – попали 673 тысячи советских солдат. Недавние исследования дали меньшие, но всё равно огромные цифры – 514 тысяч. Численность советских войск, защищавших Москву, тем самым уменьшилась на 41%. 9 октября, Отто Дитрих из германского министерства пропаганды, цитируя самого Гитлера, предрёк на пресс-конференции неминуемое уничтожение русских армий. Поскольку Гитлер до сих пор не лгал о военных событиях, слова Дитриха убедили иностранных корреспондентов, что советское сопротивление под Москвой вот-вот рухнет окончательно. Дух немецких граждан, сильно упавший с началом Операции «Барбаросса» заметно поднялся. Ходили слухи, что уже к Рождеству солдаты вернутся с русского фронта домой и что захваченное на востоке «жизненное пространство» обогатит всю Германию.

Но сопротивление Красной Армии уже замедлило рывок вермахта. Когда 10 октября первые отряды немцев подошли к Можайску, они наткнулись там на новый оборонительный барьер, занятый свежими советскими войсками. В тот же день Георгий Жуков, отозванный 6 октября с Ленинградского фронта, возглавил оборону Москвы и объединенные Западный и Резервный фронты. Его заместителем стал генерал-полковник Конев. 12 октября Жуков приказал сконцентрировать все наличные силы на укреплении Можайской линии. Это решение поддержал и фактический руководитель советского генштаба Александр Василевский. Люфтваффе по-прежнему контролировали небо, где бы они ни появлялись. Stuka (Юнкерсы Ju 87) и группы бомбардировщиков совершили 537 самолето-вылетов, уничтожив около 440 транспортных средств и 150 единиц артиллерии.

15 октября Сталин приказал эвакуировать руководство компартии, Генштаб и административные учреждения из Москвы в Куйбышев (Самару), оставив в столице лишь небольшое число чиновников. Эта эвакуация вызвала панику среди москвичей. 16-17 октября, большая часть населения столицы пытались бежать, забивая поезда и запружая дороги из города. Чтобы несколько ослабить панику, было объявлено, что сам Сталин останется в Москве.

 

Бои на Можайской линии обороны (13 – 30 октября)

К 13 октября 1941 главные силы вермахта достигли Можайской линии обороны – спешно построенного двойного ряда укреплений на западных подступах к Москве, которые шли от Калинина (Твери) в сторону Волоколамска и Калуги. Несмотря на недавние подкрепления, эту линию защищали лишь около 90 тысяч советских солдат – слишком мало, чтобы остановить немецкое наступление. С учетом этой слабости, Жуков решил сосредоточить свои силы в четырех критических точках: 16-я армия генерала Рокоссовского обороняла Волоколамск. Можайск защищала 5-я армии генерала Говорова. 43-я армии генерала Голубева стояла у Малоярославца, а 49-я армия генерала Захаркина – у Калуги. Весь советский Западный фронт – почти уничтоженный после окружения под Вязьмой – был воссоздан едва ли не с нуля.

Спешно укреплялась и сама Москва. По словам Жукова, 250 тысяч женщин и подростков сооружали окопы и противотанковые рвы вокруг столицы, перелопатив три миллиона кубометров земли без помощи техники. Заводы Москвы торопливо переводились на военные рельсы: автозавод стал делать автоматы, часовой завод изготовлял детонаторы для мин, шоколадная фабрика выпускала продовольствие для фронта, автомобильные ремонтные станции чинили подбитые танки и военную технику. Москва уже подвергалась немецким воздушным налетам, но ущерб от них оказался сравнительно невелик благодаря мощной ПВО и умелым действиям гражданских пожарных бригад.

13 октября 1941 вермахт возобновил наступление. Вначале немецкие войска попытались обойти оборону советских войск, двинувшись на северо-восток к слабо защищенному Калинину и на юг в сторону Калуги. К 14 октября Калинин и Калуга были захвачены. Воодушевленные этими первыми успехами, немцы предприняли лобовую атаку против вражеской укрепленной линии, взяв 18 октября Можайск и Малоярославец, 21 октября – Наро-Фоминск, а 27 октября, после упорных боёв, – Волоколамск. Из-за растущей опасности фланговых атак, Жуков был вынужден отступить к востоку от реки Нара.

На юге вторая танковая группа Гудериана вначале шла к Туле легко, потому что Можайская линия обороны не распространялась так далеко на юг, советских войск в этом районе было мало. Однако плохая погода, проблемы с топливом, разрушенные дороги и мосты задержали движение немцев, и Гудериан достиг окраин Тулы лишь к 26 октября. Германский план предусматривал быстрый захват Тулы, чтобы вытянуть от неё клешню восточнее Москвы. Однако первая атака на Тулу была отбита 29 октября 50-й армией и гражданскими добровольцами после отчаянного боя у самого города. 31 октября Верховное немецкое командование приказало прекратить все наступательные операции, пока не решатся тягостные логистические проблемы, не прекратится распутица.

 

Перерыв в боях (1-15 ноября)

К концу октября 1941 немецкие войска были сильно истощены. У них действовала лишь треть средств передвижения, пехотные дивизии уменьшились до половины, а то и трети состава. Растянутые линии снабжения мешали подвозу на фронт теплой одежды и другого зимнего снаряжения. Даже Гитлер, казалось, уже смирился с мыслью о неизбежности долгой борьбы за Москву, так как перспектива посылки в такой большой город танков без поддержки тяжеловооружённой пехоты выглядела рискованной после дорого обошедшегося взятия Варшавы в 1939.

Чтобы повысить дух Красной Армии и гражданского населения, Сталин приказал провести 7 ноября, в день Октябрьской революции, традиционный военный парад на Красной площади. Советские войска маршировали мимо Кремля, отправляясь оттуда прямо на фронт. Парад имел большое символическое значение, продемонстрировав неизменную решимость сражаться с врагом. Но несмотря на это яркое «шоу», положение Красной Армии оставалось нестабильным. Хотя 100.000 новых солдат укрепили оборону Клина и Тулы, где вот-вот ожидалось возобновление немецких атак, советская линия защиты оставалась сравнительно слабой. Тем не менее, Сталин приказал провести несколько контрнаступлений против германских войск. Они были начаты, несмотря на протесты Жукова, который указывал на полное отсутствие резервов. Вермахт отразил большинство из этих контрнаступлений, и они лишь ослабили советские войска. Единственного заметного успеха Красная Армия добилась только к юго-западу от Москвы, у Алексина, где советские танки нанесли серьезный урон 4-й армии, потому что немцам до сих пор не хватало противотанковых орудий, способных бороться с новыми, сильно бронированными танками Т-34.

С 31 октября по 15 ноября Верховное главнокомандование вермахта подготавливало второй этап наступления на Москву. Боевые возможности группы армий Центр сильно упали от усталости в боях. Немцы были осведомлены о непрерывном притоке советских подкреплений с востока и о наличии у противника немалых резервов. Но учитывая огромность понесённых Красной армией жертв, они не ожидали, что СССР сумеет организовать стойкую оборону. В сравнении с октябрём советские стрелковые дивизии заняли гораздо более сильную оборонительную позицию: тройное оборонительное кольцо вокруг Москвы и остатки Можайской линии близ Клина. Большинство советских войск теперь имело многослойную защиту, располагая позади вторым эшелоном. Вдоль основных дорог были сосредоточены артиллерия и саперные команды. Наконец, советские войска – особенно офицеры – были теперь куда опытнее.

К 15 ноября 1941 земля окончательно замёрзла, грязи больше не было. Бронированные клинья вермахта в числе 51 дивизии теперь собирались двинуться вперед, чтобы окружить Москву и соединиться к востоку от неё, в районе Ногинска. Немецким 3-й и 4-й танковым группам надо было сосредоточиться между Волжским водохранилищем и Можайском, а затем пройти мимо советской 30-й армии в Клину и Солнечногорске, окружая столицу с севера. На юге 2-я танковая группа намеревалась обойти до сих пор удерживаемую Красной Армией Тулу, двинуться к Кашире и Коломне, а от них – навстречу северной клешне, в Ногинск. 4-я немецкая пехотная армия в центре должна были сковать войска Западного фронта.

 

Возобновление немецкого наступления (15 ноября – 4 декабря)

15 ноября 1941 немецкие танковые армии начали наступление к Клину, где советских резервов не было из-за приказа Сталина устроить попытку контрнаступления у Волоколамска. Это приказ вынудил отвести все силы от Клина на юг. Первые немецкие атаки разделили советский фронт надвое, оторвав 16-ю армию от 30-й. Последовало несколько дней жестоких боёв. Жуков вспоминал в мемуарах, что враг, невзирая на потери, атаковал в лоб, желая прорваться к Москве любой ценой. Но «многослойная» защита снижала число советских жертв. 16-я русская армия медленно отступала, постоянно огрызаясь на теснившие её немецкие дивизии.

3-я германская танковая группа 24 ноября после тяжелых боев захватила Клин, а 25 ноября – Солнечногорск. Сталин спрашивал Жукова, удастся ли отстоять Москву, приказывая ему «отвечать честно, как коммунист». Жуков ответил, что отстоять возможно, но крайне необходимы резервы. К 28 ноября немецкая 7-я танковая дивизия захватила плацдарм за каналом Москва-Волга – последним крупным препятствием перед Москвой – и заняла позицию менее чем в 35 км. от Кремля, но мощная контратака 1-й советской Ударной армии вынудили гитлеровцев отойти. К северо-западу от Москвы силы вермахта дошли до Красной Поляны, немногим более 20 км. от города. Германские офицеры могли видеть некоторые крупные здания русской столицы в полевые бинокли. Войска обеих сторон были сильно истощены, в некоторых полках осталось по 150-200 бойцов. 

18 ноября 1941 возобновились и бои на юге, близ Тулы. 2-я германская танковая группа пыталась окружить этот город. И здесь немецкие войска были сильно потрёпаны в предшествующих боях – и до сих пор не имели зимней одежды. В результате их продвижение составляло всего 5-10 км. в день. Немецкие танкисты подверглись фланговым атакам со стороны советских 49-й и 50-й армий, расположенных у Тулы. Гудериан, тем не менее, продолжал наступление, взяв 22 ноября 1941 Сталиногорск (теперь – Новомосковск) и окружив дислоцированную там советскую стрелковую дивизию. 26 ноября немецкие танки подошли к Кашире, городу, контролирующему главную магистраль в Москву. На следующий день началась упорная советская контратака. 2-й кавалерийский корпус генерала Белова, поддержанный наскоро сколоченными формированиями (173-й стрелковой дивизией, 9-й танковой бригадой, двумя отдельными танковыми батальонами, отрядами ополчения), остановил близ Каширы немецкое наступление. В начале декабря немцы были отброшены назад, и южные подходы к Москве защищены. Не сдавалась и Тула. На юге силы вермахта не приблизились к Москве так тесно, как на севере.

Встретив сильное сопротивление на севере и юге, вермахт 1 декабря попытался устроить прямое наступление на русскую столицу с запада вдоль шоссе Минск-Москва, недалеко от Наро-Фоминска. Но эта атака имела лишь слабую поддержку танков против мощной советской обороны. Столкнувшись с непоколебимым сопротивлением 1-й гвардейской мотострелковой дивизии и фланговыми контратаками 33-й русской армии, немецкое наступление застопорилось и через четыре дня было отражено начатым советским контрнаступлением. 2 декабря одному германскому разведывательному батальону удалось достичь города Химки – около 8 км от Москвы – и захватить здесь мост через канал Москва-Волга, а также железнодорожную станцию. Этот эпизод ознаменовал собой самый дальний прорыв немецких войск к Москве.

Между тем начались сильные морозы. 30 ноября Фёдор фон Бок сообщал в Берлин, что температура была –45° C. Хотя, по данным советской метеослужбы, самая низкая температура декабря достигала лишь –28.8° C, немецкие войска без зимней одежды замерзали и при ней. Их техническое снаряжение не было приспособлено для столь суровых погодных условий. Среди немецких солдат было отмечено более 130 тысяч случаев обморожения. Замерзало масло в двигателях, моторы перед использованием приходилось прогревать несколько часов. Холодная погода вредила и советским войскам, но они были лучше для неё подготовлены.

Наступление войск Оси на Москву остановилось. Гейнц Гудериан писал в дневнике: «наступление на Москву не удалось... Мы недооценили силы противника, расстояния и климат. К счастью, я остановил свои войска 5 декабря, иначе катастрофа была бы неизбежна».

Некоторые историки полагают, что важную роль в защите Москвы сыграли искусственные наводнения. Они устраивались в основном для того, чтобы сломать лед и помешать германским войскам переправиться через Волгу и Московское море. Первым таким актом был взрыв плотины Истринского водохранилища 24 ноября 1941. Вторым был слив воды из 6 резервуаров (Химки, Икша, Пяловск, Пестов, Пирогов, Клязьма) и Московского моря в районе Дубны 28 ноября 1941. И то, и другое провели по приказу советского Генштаба 0428 от 17 ноября 1941. Эти наводнения посреди сурового зимнего времени частично затопили около 30-40 деревень.

 

Советское контрнаступление (с 5 декабря 1941)

Хотя наступление вермахта было остановлено, немецкая разведка считала, что у русских больше не осталось резервов, и они не сумеют организовать контрнаступление. Эта оценка оказалась ошибочной. Советское командование перебросило к Москве свыше 18 дивизий, 1700 танков и более 1500 самолетов из Сибири и Дальнего Востока. К началу декабря, когда наступление, предложенное Жуковым и Василевским, было окончательно одобрено Сталиным, Красная Армия создала резерв из 58 дивизий. Даже и с этими новыми резервами, советские войска, задействованные в Московской операции, насчитывали всего 1,1 млн. человек, лишь ненамного превосходя вермахт. Тем не менее, благодаря умелому развертыванию войск было достигнуто соотношение два к одному в некоторых критических точках.

5 декабря 1941 контрнаступление с целью «снятия непосредственной угрозы Москве» началась на Калининском фронте. Юго-Западный и Западный фронты начали свои наступательные операции днём позже. После нескольких дней незначительного продвижения, советские войска на севере 12 декабря отвоевали Солнечногорск, а 15 декабря – Клин. На юге армия Гудериана поспешно отступила к Веневу, а затем к Сухиничам. Угроза Туле была снята.

Советское контрнаступление под Москвой

Контрнаступление русской армии под Москвой зимой 1941

 

8 декабря Гитлер подписал Директиву № 9 с приказом вермахту перейти в оборону по всему фронту. Немцы не смогли организовать прочные оборонительные рубежи на местах, где они к тому моменту находились, и были вынуждены отступать, чтобы консолидировать свои линии. Гудериан писал, что в тот же день прошло обсуждение с Гансом Шмидтом и Вольфрамом фон Рихтгофеном, и оба эти полководца согласились, что нынешнюю линию фронта немцы не смогут удержать. 14 декабря Гальдер и Клюге без одобрения Гитлера, дали разрешение на ограниченный отход к западу от реки Оки. 20 декабря, во время встречи с немецкими командующими, Гитлер запретил этот отход и приказал своим солдатам защищать каждый клочок земли. Гудериан протестовал, указывая, что потери от холода превышают боевые потери и что поставки зимнего снаряжения сдерживаются трудностями пути через Польшу. Тем не менее, Гитлер настаивал на защите существующей линии фронта. Гудериан был уволен 25 декабря, вместе с генералами Гёпнером и Штраусом, командирами 4-й танковой и 9-й полевой армии. Федор фон Бок также был уволен, формально по медицинским причинам. Главнокомандующий сухопутных войск Вальтер фон Браухич был снят с должности ещё раньше, 19 декабря. 

Тем временем, советское наступление продолжалось на севере. Красная Армия освободила Калинин. Отступая перед Калининским фронтом, немцы оказались в «выступе» вокруг Клина. Командующий фронтом генерал Конев попытался охватить в нём вражеские войска. Жуков перебросил дополнительные силы к южному концу «выступа», чтобы Конев мог взять в ловушку 3-ю германскую танковую армию, однако немцы успели вовремя отойти. Хотя создать окружение не удалось, оборона гитлеровцев здесь была разрушена. Вторая попытка окружения была сделана против 2-й танковой армии под Тулой, но встретила сильное сопротивление у Ржева и была прекращена. Выступ линии фронта у Ржева просуществовал до 1943 г. На юге важным успехом стало окружение и уничтожение 39-го немецкого корпуса, защищавшего южный фланг 2-й танковой армии.

Люфтваффе во второй половине декабря оказались парализованными. До января 1942 погода оставалась очень холодной, мешая заводить моторы машин. Немцам не хватало боеприпасов. Люфтваффе практически исчезли с неба над Москвой, а советские ВВС, работавшие с лучше подготовленных баз и снабжавшиеся из близкого тыла, усилились. 4 января небо очистилось. Люфтваффе быстро получали подкрепления, и Гитлер надеялся, что они «спасут» ситуацию. Из Германии прибыли переоснащёнными две группы бомбардировщиков (II./KG 4 и II./KG 30). Четыре группы транспортных самолётов (102 Юнкерса Ju 52) были переброшены под Москву из 4-го немецкого Воздушного флота, чтобы эвакуировать окружённые подразделения и улучшать снабжение германского фронта. Это последнее отчаянное усилие немцев не осталось безрезультатным. Поддержка с воздуха помогла предотвратить полный разгром группы армий Центр, к которому уже стремились русские. C 17 по 22 декабря самолёты Люфтваффе уничтожили 299 автомашин и 23 танка близ Тулы, затруднив преследование отходящей немецкой армии.

В центральной части фронта советское продвижение шло гораздо медленнее. Только 26 декабря советские войска освободили Наро-Фоминск, 28 декабря – Калугу, а 2-го января – Малоярославец, после 10-дневных боёв. Советские резервы иссякали, и 7 января 1942 контрнаступление Жукова было остановлено. Оно отбросило истощенных и замерзающих гитлеровцев на 100-250 км. от Москвы. Сталин требовал новых наступлений, чтобы заманить в ловушку и уничтожить группу армий Центр, но Красная Армия была переутомлена, и эти попытки потерпели неудачу.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.