Георгий Константинович Жуков родился (19 ноября [1 декабря] 1896) в Калужской губернии, в семье крестьян. Мальчиком он обучался в Москве у родственника ремеслу скорняка (меховщика).

В годы Первой Мировой войны Георгий был призван кавалеристом на Юго-Западный фронт, получил Георгиевский крест, но вскоре был контужен и оказался в госпитале (см. статью Жуков в Первой Мировой войне). После Февральской революции возглавлял солдатский комитет своего эскадрона. Вслед за развалом фронта большевиками уехал в родную деревню.

Жуков в Первой Мировой войне

Унтер-офицер Георгий Жуков. Фото 1916

 

С началом Гражданской войны Жукова мобилизовали в кавалерию Красной армии. Весной 1919 он вступил в РКП(б), в начале 1920-го прошёл очень краткое обучение на курсах красных командиров, а в 1921, уже как командир эскадрона, участвовал в жесточайшем подавлении крестьянского восстания Антонова на Тамбовщине. В одном из боёв с повстанцами он едва не погиб. (Подробнее – см. в статье Жуков в Гражданской войне.)

После гражданской войны Жуков служил в Белорусском военном округе. Законченного военного образования он так и не получил (в 1924 учился в высшей кавалерийской школе, но всего лишь год). Однако, поднимаясь в чинах, дорос до командира дивизии, потом – до помощника инспектора всей кавалерии Красной Армии. Во время Большого террора 1936-1938 следственное дело заводили и на Жукова, и он лишь чудом избежал ареста.

 

Видеофильм о Георгии Жукове

 

После истребления Сталиным большинства видных красноармейских командиров командовать войсками на Халхин-Гол, где летом 1939 начался конфликт с японцами, послали Жукова. Действуя по советским принципам: «победа любой ценой, не считаясь с жертвами!» – он в начале этих боёв бросил танковую дивизию в лобовое наступление без поддержки артиллерии и пехоты. Две трети её было уничтожено, но, имея большое превосходство в силах над японцами, Жуков всё же разбил их. За это его по возвращении назначили командовать Киевским военным округом, а через полгода, в январе 1941, – сделали начальником Генштаба, хотя он раньше никогда не работал даже в низших штабах и не имел нужного образования. (Подробнее – см. в статье Жуков до Отечественной войны.)

 

 

Жуков поделил со Сталиным ответственность за недооценку возможности внезапного немецкого нападения на СССР. Первые действия Георгия Константиновича в Великой Отечественной войне были не особенно удачными. Он не сумел помешать взятию немцами Киева и 29 июля был снят за это с должности главы Генштаба. Переброшенный с юго-запада на западное направление, Жуков дал здесь совет формировать «ополчение»: отправлять на фронт массами почти не вооружённых московских жителей. 12 набранных из них дивизий практически полностью погибли или попали в плен. В боях под Ельней (начало сентября 1941) Жукову удалось провести первую с начала войны успешную наступательную операцию Красной Армии, но и здесь он лишь оттеснил врага назад, не сумев уничтожить 8 немецких дивизий, уже близких к окружению. Посланный затем к Ленинграду, он предотвратил захват города немцами, но потерпел неудачу в попытке не допустить его блокады.

Жукову пришлось учиться до тех пор незнакомому высшему полководческому мастерству прямо в ходе боёв – у военно-образованных Шапошникова, Василевского и Ватутина. Из-под Ленинграда Сталин перевёл Жукова защищать Москву. Вслед за падением Вязьмы и Брянска Жуков организовал новую линию обороны столицы у Калинина (Твери) – Можайска – Калуги. Во второй половине ноября 1941 немцы почти везде прорвали её, выйдя на подступы к советской столице. Но германские солдаты были истощены в полугодовых боях, командование не смогло вовремя подвезти к ним зимнее обмундирование и снаряжение. Тем временем на выручку Москвы были переброшены войска из Сибири и с Дальнего Востока. Собрав эти резервы, Жуков 5 декабря перешёл в контрнаступление – и за месяц оттеснил врага от города.

Летом 1942 немцы предприняли новое стремительное наступление на юге, выйдя к Кавказу и Сталинграду. Но и здесь их силы были в конце концов исчерпаны слишком быстрым и широкоохватным продвижением, на котором настаивал Гитлер. Жуков с талантливым Василевским разработали и осуществили повернувшую ход войны Сталинградскую операцию. В 1943 они же спланировали блестящую стратегию Курской битвы, дав сперва войскам Манштейна неделю биться и разбиться о нашу многоэшелонную оборону, а потом контратаковав.

После Курской победы Красная Армия наступала уже безостановочно. Стремясь в 1945, как и Сталин, взять Берлин непременно к пролетарскому празднику 1 мая, Жуков ударил на него в лоб, не считаясь с жертвами и положив у стен германской столицы 300 тысяч (по другим подсчётам, даже полмиллиона) советских солдат. (Подробнее – см. в статье Жуков в Великой Отечественной войне.)

Маршал Жуков

Фото Георгия Жукова на обложке журнала «Лайф», 31 января 1944

 

По окончании войны Жуков стал Главнокомандующим советскими оккупационными войсками в Германии. Сталин доверил ему принять парад Победы на Красной площади (видимо, из боязни, что сам не усидит на лошади), но уже готовился оттеснить в тень ставшего чересчур авторитетным маршала. Вернувшись в СССР (1946), Жуков не получил ни поста главы Генштаба, ни должности первого зама наркома обороны. Он стал лишь Главнокомандующим сухопутными войсками, без авиации и флота – даже без права личного обращения к Сталину, но и в этом ранге удержался только месяц. Лаврентий Берия стал обвинять Жукова в подготовке военного заговора, Сталин, сохраняя личину «беспристрастия», приказал это дело закрыть, но удалить маршала из Москвы вначале на Одесский, а потом – на ещё менее значимый Уральский военный округ. Этот душевный удар довёл Жукова до инфаркта. (Подробнее – см. в статье Жуков после войны.)

В 1952, видимо, готовясь покончить с Берией, Сталин вернул Жукова в Москву, но тут внезапно умер. В кремлёвской борьбе за власть Георгий Константинович поддержал Хрущёва и Маленкова против Берии. Вместе с несколькими генералами он лично арестовал Лаврентия на заседании Политбюро 26 июня 1953. Берию судили и расстреляли.

От нового руководства страны Жуков получил, наконец, пост министра обороны. Вместе с Хрущёвым он летал в Тоцкие лагеря на Урал, где устроил опыт выживаемости советских войск, выведя на поле сразу после атомного взрыва, под радиацию 40 тысяч солдат. В эти годы Жуков сблизился со своей второй официальной женой, Галиной, на 31 год моложе его самого.

После XX съезда КПСС (1956) некоторые генералы осторожно намекали Жукову, что русской армии, выигравшей великую войну, неплохо бы освободить страну от диктата компартии. Свалить кремлёвских боссов было в оперативном смысле нетрудно, однако маршал все эти намёки резко отклонил. Осенью 1956 он принимал виднейшее участие в подавлении венгерского восстания против коммунизма, разработав с этой целью военную операцию «Вихрь».

В июне 1957 Жуков спас Хрущёва во время его борьбы с «антипартийной группой», возглавляемой Молотовым, Маленковым и Кагановичем. Большинство Политбюро (Президиума) восстало против Хрущёва, но Жуков на 70 военных самолётах доставил в Москву полный состав ЦК. Тот пересилил Президиум и помог вышибить «группу» из Кремля.

Однако теперь Жуков стал казаться опасным самому Хрущёву. Пользуясь тем, что маршал поехал с визитом в Югославию и Албанию, Никита устроил его снятие с поста министра по обвинению в «бонапартизме». Ошеломлённый Жуков узнал обо всём в Белграде и ничему не смог противодействовать. Его уволили в отставку, исключили из Президиума ЦК. От этих треволнений Жукова хватил второй, более тяжёлый инфаркт. (Подробнее – см. в статье Жуков и Хрущёв.)

Опальный маршал стал жить в уединении, на подмосковной даче, покинутый большинством армейских друзей, которые в своих мемуарах о войне всячески старались преуменьшить его заслуги. Жуков взялся тогда писать собственные воспоминания. Хрущёв противодействовал этому, как мог, не давал посещать архивы.

В октябре 1964 Никита был свергнут другими кремлёвскими бонзами во главе с Брежневым. Новые власти постеснялись не пригласить Жукова в Кремлёвский дворец на 20-летие Победы – и это было его первое за 7 лет появление на людях. Вскоре опальный маршал удостоился бурной встречи с овацией на двух банкетах в Доме литераторов. Эти аплодисменты звучали как настойчивый повтор прежних генеральских закидов и надежд, сразу после XX съезда.

Новые власти уже не мешали Жукову посещать военно-исторические архивы. Однако его работу над мемуарами стало тесно контролировать издательство АПН, давно известное своими связями с КГБ. Постоянно посещавшие маршала журналисты настояли, чтобы в книгу были включены абзацы о пользе и важности партийного руководства армией. АПН внесло в воспоминания Жукова 50 страниц исправлений, убедило убрать характеристики Тухачевского, Уборевича, Якира, Блюхера. Но и после этого издание затягивали.

В декабре 1967 Жукова ударил тяжёлый инсульт. А посланцы из Кремля передали: в маршальских воспоминаниях желает быть упомянутым Брежнев. В годы войны Георгий Константинович с Леонидом Ильичом ни разу не сталкивался, но теперь вставил 2-3 подходящих фразы, и генсек книгу разрешил (1969) – более чем через десять лет после начала работы над нею. (Подробнее – см. в статье Жуков и Брежнев.)

Жуков умер от нового инфаркта 18 июня 1974 года.

 

Жизни и деятельности Жукова посвящён рассказ А. И. Солженицына «На краях».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.