Семичастный, Владимир Ефимович (15 января 1924 – 12 января 2001) – видный советский деятель, председатель КГБ с ноября 1961 по май 1967. 

Начало карьеры

Семичастный родился в январе 1924 в селе Григорьевка (Днепропетровская область Украины), в крестьянской семье, происходившей из Тульской области. После окончания средней школы в 1941 году он поступил в Днепропетровский химико-технологический институт, но его учёбе помешала Великая Отечественная война. Семья Семичастного была эвакуирована с Украины в Астрахань, потом в Кемерово, где он был избран секретарём бюро райкома комсомола. После освобождения Донбасса (1943) Семичастный вернулся в родные места, став первым секретарём Сталинского (Донецкого) обкома комсомола.

С 1947 по 1950 он являлся первым секретарем комсомола Украины. В 1950 году Семичастного перевели в Москву для работы в центральном аппарате комсомола, где он познакомился и очень тесно подружился с Александром Шелепиным. В марте 1958 Семичастный сменил Шелепина на посту главы комсомола СССР.

30 октября 1958 года в докладе на пленуме ЦК ВЛКСМ Семичастный выступил со знаменитой речью, в которой сравнил лауреата Нобелевской премии Бориса Пастернака со свиньёй:

 

«…Все люди, которые имеют дело с этими животными, знают особенности свиньи, — она никогда не гадит там, где кушает, никогда не гадит там, где спит. Поэтому, если сравнить Пастернака со свиньей, то свинья не сделает того, что он сделал» [опубликовал роман на Западе].

 

В августе 1959 Семичастный был переведён на должность второго секретаря Компартии Азербайджана – советской республики, весьма значимой из-за своих нефтяных богатств. Эту должность он занимал два года, работая с тогдашним азербайджанским главой, Вели Ахундовым.

 

Семичастный во главе КГБ

В ноябре 1961 Хрущев назначил Семичастного председателем КГБ. На этом посту он вновь сменил своего друга и наставника Шелепина, который возглавлял Комитет с 1958 г. Семичастному тогда было всего 37 лет, и он стал самым молодым начальником советской госбезопасности и разведки в эпоху Холодной войны. Как глава КГБ, он продолжал политику своего предшественника, направленную на поддержку «антиколониальных» движений во всем мире, на подавление национализма, сепаратизма и диссидентов. По примеру Шелепина Семичастный набирал в КГБ много молодых выпускников ВУЗов. Сильный акцент он делал на развитии служб безопасности государств-сателлитов СССР и на оказании помощи коммунистическому Вьетнаму.

Семичастный был удивлен, когда Хрущев пожелал назначить его председателем КГБ. Он говорил, что не имеет опыта работы в разведке и контрразведке, но Хрущев ответил: КГБ ему нужен, прежде всего, как политический орган. Молодость и отсутствие профессионального опыта в области разведки вынуждали Семичастного во многом полагаться на старших руководителей отделов КГБ. Он всегда уважительно относился к ветеранам, но старался и сам проявлять инициативу, оставить собственный след в Комитете.

Первым решением Семичастного в качестве председателя КГБ, 22 ноября 1961 года (через девять дней после назначения на должность), стало создание группы «саботажа и терроризма» для Сандинистского фронта национального освобождения Никарагуа.

Несмотря на дружественное отношение Хрущева, Семичастный так никогда и не вошёл в ближайший круг советского лидера. Они редко встречались один на один, хотя иногда вместе завтракали или гуляли в Кремле. Во время таких прогулок Семичастный информировал шефа по важным вопросам. Хрущев был непреклонен в убеждении, что КГБ следует ограничить разведкой и госбезопасностью. Он полагал, что Комитет не должен иметь собственной политической инициативы, что ему надо действовать как «исполнителю, а не творцу политики». В иностранных делах Семичастный обычно подчинялся указаниям министра А. А. Громыко.

Несомненно, однако, что КГБ и его председатель играли весьма важную роль. Каждое утро, большая папка с разведывательными отчетами и аналитикой, отобранными Семичастным, ложилась на стол Хрущева. Тот всегда читал её материалы запоем.

Во время Карибского кризиса Семичастный отвечал за координацию всей информации, полученной из-за рубежа. Подобранная им команда собирала разведданные из МИД, ГРУ (военной разведки) и самого КГБ. Эта команда заседала каждый день в кабинете Семичастного на Лубянской площади.

Семичастный пытался создать новый, более позитивный общественный имидж КГБ. По его указанию в газете «Известия» было напечатано интервью с неназванным «старшим офицером КГБ», который утверждал, что сейчас в «органы» вступили многие молодые партийные и комсомольские работники, а ни один из тех, кто во времена культа личности Сталина участвовали в репрессиях против невинных советских людей, здесь больше не служит.

С подачи Семичастного росло число статей, книг и фильмов об органах безопасности. Советские шпионы – Рудольф Абель, Гордон Лонсдейл, Ким Филби, и Ричард Зорге – стали героями печатных изданий и кино.

Семичастный, Владимир Ефимович

Владимир Семичастный (первый слева) с советскими разведчиками Р. Абелем (второй слева) и К. Молодыем (Гордоном Лонсдейлом, второй справа)

Источник фото

 

В октябре 1963 Семичастный санкционировал арест в Москве профессора Фредерика Баргурна из Йельского университета. Глава КГБ надеялся, что схватив Баргурна как шпиона, он вынудит Соединенные Штаты освободить Игоря Иванова, арестованного в том же месяце ФБР за шпионаж. Баргурн был личным другом президента Кеннеди, который заявил на пресс-конференции, что профессор не участвовал ни в какой незаконной деятельности. СССР впоследствии освободил Баргурна. Иванову разрешили покинуть США в 1971.

После гибели в 1963 президента Кеннеди многие считали, что его «устранил» КГБ. Убийца Кеннеди, Ли Харви Освальд, ранее посещал СССР. Семичастный, однако, всегда резко отрицал связь Освальда с советскими спецслужбами.

Семичастный и его наставник Шелепин принимали виднейшее участие в перевороте против Хрущева (октябрь 1964). Есть слухи, что Брежнев хотел убить Хрущёва, устроив крушение самолёта или автоаварию, но Семичастный категорически отказался от этого.

Именно Семичастный сообщил Хрущеву о том, что он отстранён от власти «по указанию Политбюро». Когда Никита Сергеевич вернулся в Москву из отпуска на Черном море, Семичастный ждал его в аэропорту с работниками КГБ. Он рассказал Хрущёву о его смещении и советовал не сопротивляться. Хрущев, прежде всегда полагавшийся на Семичастного, теперь считал его предателем.

Новое советское руководство поначалу оставило Семичастного во главе КГБ. Он играл видную роль в начатой с 1963-1964 кампании дискредитации А. И. Солженицына. Гэбисты Семичастного установили прослушки в квартирах многих близких друзей писателя, а в сентябре 1965 осуществили захват его архива. По предложению Семичастного взятые в этом архиве произведения, в первую очередь «антикоммунистическую» пьесу «Пир победителей», давали читать виднейшим советским литераторам, чтобы те возглавили атмосферу общественной травли, создаваемую вокруг Александра Исаевича.

 

Опала

18 мая 1967 Брежнев сместил Семичастного с поста руководителя КГБ в ходе широкой кремлёвской должностной перетасовки, связанной с борьбой против сторонников Шелепина. Формальным поводом увольнения стало бегство дочери Сталина, Светланы Аллилуевой, на Запад из советского посольства в Индии. Новым председателем КГБ стал Юрий Андропов.

С 1967 по 1981 Семичастный был заместителем главы правительства Украинской ССР. Он не оказывал существенного влияния на дела этой республики, которую жестко контролировали брежневцы. В 1981 Семичастный был снят и с этой должности и удалился в частную жизнь.

Он скончался в Москве 12 января 2001 от инсульта, в возрасте 77 лет.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.