Если вам нужны краткие сведения по этой теме, прочтите статью Второй раздел Польши – кратко

Вслед за окончанием своей второй Турецкой войны императрица Екатерина II объявила разрыв Польше за нарушение польским правительством договора 1775 года, определявшего взаимные отношения обоих государств. Этим договором Польша обязалась иметь постоянную дружбу с Россией и признала ручательство российской императрицы в неприкосновенности своей конституции, утвержденной с обоюдного согласия, на основании старинных прав и привилегий Речи Посполитой. Положено было: избирательный образ правления оставить неизменным; в королевское достоинство возводить только потомков Пяста; дела государственные решать на сейме единогласным приговором; надзор за исполнением законов иметь непременному совету, учрежденному под председательством короля из нескольких сенаторов и дворян по выбору сейма; религиозным диссидентам (православным и протестантам) предоставить свободу богослужения, с правом занимать должности гражданские и военные, и посылать своих депутатов на сейм; число войска не увеличивать свыше 30 000 человек.

Под щитом Екатерины Польша долго наслаждалась глубокой тишиной, столь редкой в ее истории, обратила свою беспокойную деятельность на предметы полезные и ревностно стала заниматься промышленностью и науками; многие льготы, дарованные российскою императрицею, благоприятствовали ее торговле; любовь короля к просвещению содействовала успехам словесности; труды Нарушевича, Красицкого и других писателей сего времени обратили на себя внимание Европы. Поляки должны были благословлять свою долю и тем теснее соединиться с Россией, что только под ее щитом могли избавиться от бесчисленных неустройств, которые так долго терзали злосчастную Польшу. Они поступили иначе. Мечта о возможности освободиться от неизбежного влияния соседей, сделавшегося необходимым условием политического бытия Речи Посполитой, заразила беспокойные умы поляков, слабых в беде, гордых в счастье. Невзирая на все выгоды установленного и поддерживаемого Екатериною порядка дел, на неприкосновенность старинных уставов, на самостоятельность внутреннего управления, они жалели об утрате какой-то златой вольности, которая была только необузданным своеволием, равно бедственным для Польши и для соседей, злобились на Екатерину, отнявшую у них средства вредить себе и другим, выжидали благоприятного случая, чтобы освободиться от ее спасительного покровительства, и спешили воспользоваться нападением Турции и Швеции на Россию.

 

Разделы Польши. Видеофильм

 

Так называемый Четырёхлетний сейм, созванный в конце 1788 года, действуя по внушению многочисленных недоброжелателей наших, разорвал с нами дружбу, уничтожил договор 1775 года, оскорбил императрицу. Первым нарушением дружбы и доброго согласия был отказ сейма в свободном пропуске русских войск через польские владения в Молдавию и Бессарабию и в продовольствии украинской армии, хотя на основании договора обе державы обязались одна другой взаимной помощью. Екатерина удивилась такой политике Варшавского двора и предложила заключить оборонительный союз против Турции, которая грозила равно обоим государствам; сейм, отвергнув предложение императрицы, в то же время определил увеличить польскую армию до 100 000 человек и подвинуть ее к пределам России. Вслед за тем польское правительство заключило трактат с Пруссией, державшей сторону Турции, и обязалось помогать ей всеми силами Речи Посполитой. Мало того: с самой Турцией поляки вели переговоры о войне с Россией. Но главным нарушением союза с нашим двором было постановление сейма об отмене основных законов Речи Посполитой, в неприкосновенности которых ручалась Екатерина: под предлогом избавить королевство от старинного зла, избирательного правления, 3 мая 1791 года сейм обнародовал конституцию о наследстве польской короны, по смерти тогдашнего монарха, Станислава Августа Понятовского, в доме курфюрста Саксонского, об уничтожении права сеймовых депутатов на liberum veto (права срывать постановления сейма голосом всего одного депутата против), о решении дел большинством голосов, об отмене непременного совета.

Новая конституция произвела в Польше всеобщий энтузиазм; но встретила также и сильных противников. Следствием был раздор, какого никогда еще не испытывала Польша: вражда воцарилась в недрах семейств, между кровными родственниками; брат восстал на брата: Игнатий Потоцкий был главным виновником и приверженцем конституции; брат его Феликс Потоцкий – непримиримым врагом ее. С сим последним соединились сенатор Северин Ржевуцкий и другие знатные лица. Объявив, по обычаю, протест против определения сейма, они составили конфедерацию в подольском городе Тарговицы, и прибегли к нашему двору с просьбой о защите старинных прав польского народа и о спасении его от тех бедствий, которыми угрожали ему мнимые учредители нового порядка. В самом деле польские революционеры под благовидным предлогом таили опасные замыслы: имели непрерывные сношения с французскими революционерами и действовали в их духе; в Варшаве и других городах образовались клубы по примеру якобинцев.

При таком положении дел странно было бы ожидать от российской императрицы согласия на новую конституцию, которая явно клонилась ко вреду России. Государыня признала тарговицкую конфедерацию и для подкрепления ее повелела войскам своим вступить в пределы Польши двумя армиями: одна, под начальством Каховского, из Бессарабии двинулась на Волынь; другая, под предводительством Кречетникова, из Белоруссии заняла Литву, где также возникла конфедерация в Вильне по примеру тарговицкой. Станислав Август, увлеченный нашими недоброхотами и непостоянством своего характера, соединился с мятежным сеймом в надежде не столько на собственные силы, сколько на помощь Франции, Австрии и Пруссии. Но эта надежда жестоко обманула его. Франция ограничилась одним пышным одобрением действий Варшавского сейма; Австрия соединилась с Россией. Пруссия также. Берлинский двор, доселе руководимый Герцбергом, подстрекал поляков, обещал заключить с ними оборонительный союз, возвратить от Австрии Галицию, и едва не объявил войны обеим империям; в награду же за свои услуги требовал от Польши Данцига и Торна, которые очень желал приобрести еще Фридрих Великий. Отказ сейма в уступке сих городов охладил дружбу Пруссии, а падение Герцберга склонило ее на нашу сторону. Берлинский двор убедился, что без согласия России он не достигнет своей цели – приобретения Данцига и Торна, заключил союз с Санкт-Петербургским кабинетом и двинул свои войска в одно время с русскими в польские пределы.

Союзные армии встретили слабый отпор, частью от присоединения многих поляков к тарговицкой конфедерации, частью от неискусства главнокомандующего мятежниками, еще неопытного юноши, племянника королевского, Иосифа Понятовского. Силы поляков, раздробленные на мелкие отряды, не успели соединиться и, разбитые по частям, исчезли в два месяца. Один Костюшко, храбрый литвин, служивший прежде в Америке под знаменами Вашингтона, удерживал некоторое время быстрое стремление русских войск; но и он, разбитый, наконец, в Литве и на Волыни, скоро увидел невозможность борьбы.

Второй раздел Польши

Разделы Польши. Карта

 

Станислав Август прибегнул к великодушию Екатерины с просьбой даровать Польше пощаду. Императрица отвечала ему, что только присоединение поляков к тарговицким конфедератам может прекратить военные действия. Король повиновался; примеру его последовали знатнейшие вельможи, сенаторы и другие государственные сановники, исключая Костюшка, Игнатия Потоцкого, Коллонтая, Зайончека и других приверженцев конституции 3 мая, удалившихся отчасти в Саксонию, отчасти и виленская, соединились в одну, под названием светлейшей генеральной конфедерации, собрались в Гродно, и под председательством короля составили сейм для окончательного устройства судьбы Польши. Екатерина убедилась, что не будет конца тревогам ее империи, доколе столь беспокойный сосед не потеряет последних средств вредить ей, и предприняла свои меры: решилась возвратить Польшу в первобытное ее состояние, в коем находилась она до соединения с Литовским княжеством.

Гродненский сейм, после долговременных и жарких споров, по настоятельному требованию российского посланника Сиверса, согласился присоединить к России древние области ее – Волынскую, Подольскую и Минскую, пространством в 4600 квадратных миль с 3 миллионами жителей. Пруссия получила воеводства Великопольские, с Данцигом и Торном. После сих уступок Речь Посполитая ограничилась 4000 квадратных миль и признала над собою покровительство России. Станислав Август обязался ни с кем не воевать, не заключать договоров без согласия Санкт-Петербургского кабинета; военные силы Польши, сообразно с потребностями и средствами ее, положено уменьшить до 15 000 человек; остальные затем уволить или соединить с русскими. Образ правления, определенный договором 1775 года, восстановлен; непременный совет также. Генерал Игельстром, полномочный посол Екатерины, занял Варшаву войском для водворения порядка.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.