Содержание:

Предпосылки

Подготовка блокады

Войска, участвовавшие в операции

Окружение Ленинграда

Участие Финляндии в блокаде Ленинграда

Оборона города

Бомбардировки и обстрелы Ленинграда

Эвакуация жителей из блокадного Ленинграда

Голод в блокадном Ленинграде

Людоедство во время блокады

Связь с блокированным Ленинградом

Гибель под Ленинградом Второй ударной армии

Исполнение в блокированном Ленинграде Седьмой симфонии Шостаковича

Наступление у Синявино

Операция «Искра»

Снятие блокады Ленинграда

Музей обороны и блокады Ленинграда

Зеленый пояс Славы и монументы в память блокады

Блокада Ленинграда – продолжавшаяся более двух с половиной лет осада одного из крупнейших российских городов, которую вела германская группа армий «Север» при помощи финских войск на Восточном фронте Второй мировой войны. Блокада началась 8 сентября 1941, когда немцами был перекрыт последний путь к Ленинграду. Хотя 18 января 1943 советским войскам удалось открыть узкий коридор связи с городом по земле, блокада была окончательно снята лишь 27 января 1944, через 872 дня после своего начала. Это была одна из самых долговременных и разрушительных осад в истории и, возможно, самая дорогая в отношении жертв.

 

Предпосылки

Захват Ленинграда был одной из трех стратегических целей немецкой операции «Барбаросса» – и главной для группы армий «Север». Такая важность обусловливалась политическим статусом Ленинграда как бывшей столицы России и русской революции, его военным значением как главной базы советского Балтийского флота, промышленной мощью города, где находилось много выпускавших армейское снаряжение фабрик. К 1939 Ленинград производил 11% всей советской промышленной продукции. Утверждают, что Адольф Гитлер был настолько уверен в захвате города, что по его приказу уже были напечатаны приглашения на празднование этого события в ленинградском отеле «Астория».

Есть различные предположения о планах Германии насчёт Ленинграда после его взятия. Советский журналист Лев Безыменский утверждал, что его город предполагалось переименовать в Адольфсбург и превратить в столицу новой Ингерманландской провинции рейха. Другие уверяют, что Гитлер намеревался полностью уничтожить и Ленинград, и его население. Согласно директиве, отправленной группе армий «Север» 29 сентября 1941, «после поражения Советской России нет никакого интереса в продолжении существования этого крупного городского центра. [...] Вслед за окружением города, просьбы переговоров о капитуляции следует отклонять, так как проблема перемещения и кормления население не может и не должна решаться нами. В этой войне за наше существование, мы не можем иметь интереса в сохранении даже части этого очень крупного городского населения». Отсюда следует, что окончательным планом Гитлера было сравнять Ленинград с землей и отдать районы к северу от Невы финнам.

 

872 дня Ленинграда. В голодной петле

 

 

Подготовка блокады

Группа армий «Север» двигалась к Ленинграду, своей главной цели. Её командующий, фельдмаршал фон Лееб, поначалу думал взять город сходу. Но из-за отзыва Гитлером 4-й танковой группы (глава генштаба Гальдер склонил перебросить её на юг, для броска Федора фон Бока на Москву) фон Леебу пришлось начать осаду. Он достиг берега Ладожского озера, пытаясь завершить окружение города и соединиться с финской армией маршала Маннергейма, ждавшей его на реке Свирь.

Финские войска были расположены к северу от Ленинграда, а немецкие подошли к городу с юга. И те, и другие имели целью отрезать защитникам города все коммуникации, хотя участие Финляндии в блокаде в основном состояло из повторного захвата земель, утраченных в недавней советско-финской войне. Немцы рассчитывали, что их главным оружием станет голод.

Уже 27 июня 1941 ленинградский совет организовал вооружённые отряды из гражданских ополченцев. В ближайшие дни все население Ленинграда проинформировали об опасности. Более миллиона человек были мобилизованы на строительство укреплений. По периметру города создали несколько линий обороны, с севера и юга, защищаемых в основном гражданскими лицами. На юге одна из укрепленных линий шла от устья реки Луга к Чудову, Гатчине, Урицку, Пулково, а затем через реку Неву. Еще одна линия проходила через Петергоф в Гатчину, Пулково, Колпино и Колтуши. Линия обороны против финнов на севере (Карельский укрепрайон) сохранялась в северном пригороде Ленинграда с 1930-х годов и теперь была возобновлена.

Как пишет Р. Колли в своей книге «Блокада Ленинграда»:

 

…К работам по постройке укреплений по приказу от 27 июня 1941 привлекались все мужчины от 16 до 50 лет и женщины от 16 до 45, кроме больных, беременных и ухаживающих за младенцами. Мобилизованные должны были работать семь дней, после чего следовали четыре дня «отдыха», в течение которых им следовало возвращаться на свое обычное рабочее место или продолжать учебу. В августе возрастные рамки были расширены – до 55 лет для мужчин и 50 – для женщин. Продолжительность рабочих смен также увеличилась – семь дней работы и один день отдыха.

Однако на самом деле эти нормы никогда не соблюдались. Одна 57-летняя женщина написала о том, что восемнадцать дней подряд по двенадцать часов в день долбила землю, «твердую как камень»… Девочки-подростки с нежными руками, пришедшие в летних сарафанах и сандалиях, должны были копать землю и перетаскивать тяжелые бетонные блоки, имея только лом… Гражданское население, возводящее оборонительные сооружения, часто оказывалось в зоне бомбежки или его расстреливали с бреющего полета немецкие истребители.

Это был титанический труд, однако некоторые считали его напрасным, уверенные в том, что немцы без труда преодолеют все эти оборонительные линии…

 

Гражданским населением в общей сложности было сооружено 306 км деревянных баррикад, 635 км проволочных заграждений, 700 км противотанковых рвов, 5000 земляных и деревянных и железобетонных ДОТов и 25.000 км открытых траншей. Даже пушки с крейсера Аврора перенесли на Пулковские высоты, к югу от Ленинграда.

Г. Жуков утверждает, что в первые три месяца войны в Ленинграде были сформированы 10 добровольных дивизий ополчения, а также 16 отдельных артиллерийских и пулеметных батальонов ополчения.

 

…[Городской партийный глава] Жданов объявил о создании в Ленинграде «народного ополчения»… Ни возраст, ни состояние здоровья не были преградой. К концу августа 1941 г. свыше 160.000 ленинградцев, из них 32.000 женщин, записались в ополчение [добровольно или по принуждению].

Ополченцы были плохо обучены, им выдавали старые винтовки и гранаты, а также учили изготавливать зажигательные бомбы, впоследствии получившие название «коктейль Молотова». Первая дивизия ополченцев была сформирована 10 июля и уже 14 июля практически без подготовки отправлена на фронт на помощь регулярным частям Красной армии. Почти все ополченцы погибли. Женщин и детей предупреждали, что, если немцы ворвутся в город, нужно будет забрасывать их камнями и лить им на голову кипяток.

… Громкоговорители непрерывно информировали об успехах Красной армии, сдерживающей натиск фашистов, но умалчивали об огромных потерях плохо обученных, плохо вооруженных войск…

18 июля было введено распределение продовольствия. Людям выдали продуктовые карточки, срок действия которых истекал через месяц. Всего установили четыре категории карточек, высшей категории соответствовал самый большой рацион. Сохранять высшую категорию можно было только за счет ударного труда.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

18-я армия вермахта ускоряла бросок к Острову и Пскову, а советские войска Северо-Западного фронта отступали к Ленинграду. 10 июля 1941 Остров и Псков были взяты, и 18-я армия достигла Нарвы и Кингисеппа, откуда продолжала движение к Ленинграду с линии реки Луга. Немецкая 4-я танковая группа генерала Гёпнера, атаковав из Восточной Пруссии, к 16 августа после стремительного продвижения достигла Новгорода и, взяв его, также устремилась к Ленинграду. Вскоре немцы создали сплошной фронт от Финского залива до Ладожского озера, ожидая, что финская армия пойдёт им навстречу вдоль восточного берега Ладоги.

6 августа Гитлер повторил свой приказ: «Ленинград следует взять в первую очередь, Донбасс – во вторую, Москву – в третью». С августа 1941 до января 1944 все, что происходило на военном театре между Северным Ледовитым океаном и озером Ильмень так или иначе касалось операции у Ленинграда. Арктические конвои доставляли американский ленд-лиз и британские поставки по Северному морскому пути на железнодорожную станцию Мурманска (хотя её железнодорожное сообщение с Ленинградом было отрезано финскими войсками) и в некоторые другие места Лапландии.

 

Войска, участвовавшие в операции

Германия

Группа армий «Север» (фельдмаршал фон Лееб). В неё входили:

18-я армия (фон Кюхлер): XXXXII корпус (2 пехотные дивизии) и XXVI корпус (3 пехотные дивизии).

16-я армия (Буш): XXVIII корпус (фон Викторин) (2 пехотные, 1 танковая дивизия 1), I корпус (2 пехотные дивизии), X корпус (3 пехотные дивизии), II корпус (3 пехотные дивизии), (L Корпус – из 9-й армии) (2 пехотные дивизии).

4-я танковая группа (Гёпнер): XXXVIII корпус (фон Чаппиус) ​​(1-я пехотная дивизия), XXXXI моторизованный корпус (Рейнхардт) (1 пехотная, 1 моторизованная, 1 танковые дивизии), LVI моторизованный корпус (фон Манштейн) (1 пехотная, 1 моторизованная, 1 танковые, 1 танково-гренадерская дивизии).

 

Финляндия

Финские Силы обороны HQ (маршал Маннергейм). В них входили: I корпус (2 пехотные дивизии), II корпус (2 пехотные дивизии), IV корпус (3 пехотные дивизии).

 

Советский Союз

Северный фронт (генерал-лейтенант Попов). В него входили:

7-я армия (2 стрелковые дивизии, 1 дивизия ополчения, 1 бригада морской пехоты, 3 мотострелковые и 1 танковый полк).

8-я армия: X-й стрелковый корпус (2 стрелковые дивизии), XI стрелковый корпус (3 стрелковые дивизии), отдельные подразделения (3 стрелковые дивизии).

14-я армия: XXXXII стрелковый корпус (2 стрелковые дивизии), отдельные подразделения (2 стрелковые дивизии, 1 укрепленный район, 1 мотострелковый полк).

23-я армия: XIX-й стрелковый корпус (3 стрелковые дивизии), Отдельные подразделения (2 стрелковых, 1 моторизованная дивизии, 2 укрепленных района, 1 стрелковый полк).

Лужская оперативная группа: XXXXI стрелковый корпус (3 стрелковые дивизии); отдельные подразделения (1 танковая бригада, 1 стрелковый полк).

Кингисеппская оперативная группа: отдельные подразделения (2 стрелковые, 1 танковая дивизия, 2 дивизий ополчения, 1 укрепленный район).

Отдельные подразделения (3 стрелковые дивизий, 4 сторожевых дивизии ополчения, 3 укрепленных района, 1 стрелковая бригада).

Из них 14-я армия защищала Мурманск, а 7-я армия защищала районы Карелии у Ладожского озера. Таким образом, они не принимали участия в начальных этапах осады. 8-я армия первоначально входила в состав Северо-Западного фронта. Отступая от немцев через Прибалтику, она 14 июля 1941 была передана Северному фронту.

23 августа 1941 Северный фронт был разделен на Ленинградский и Карельский фронты, так как штаб-квартира фронта уже не могла контролировать все операции между Мурманском и Ленинградом.

 

Окружение Ленинграда

Финская разведка взломала часть советских военных кодов и могла читать ряд сообщений противника. Это было особенно полезно для Гитлера, который постоянно просил разведывательной информации о Ленинграде. Роль Финляндии в операции «Барбаросса» гитлеровская «Директива 21» обозначала так: «Массе финской армии будет поставлена задача вместе с продвижением северного крыла германских армий связывать максимум русских сил атакой с запада или с обеих сторон Ладожского озера».

Последнее железнодорожное сообщение с Ленинградом было отрезано 30 августа 1941, когда немцы вышли к Неве. 8 сентября немцы достигли Ладожского озера у Шлиссельбурга и прервали последнюю сухопутную дорогу в осажденный город, остановившись всего в 11 км от городской черты. Войска Оси не заняли лишь земельный коридор между Ладожским озером и Ленинградом. Обстрелы 8 сентября 1941 вызвали в городе 178 пожаров.

Блокада Ленинграда. Карта

Линия наибольшего продвижения немецких и финских войск под Ленинградом

 

21 сентября немецкое командование рассмотрело варианты уничтожения Ленинграда. Мысль занять город была отвергнута с указанием: «нам пришлось бы тогда поставлять жителям продовольствие». Немцы решили держать город в осаде и бомбардировать его, оставив население в жертву голоду. «В начале следующего года мы войдём в город (если финны сделают это первыми мы не будем возражать), отправив тех, кто еще будет жив, во внутреннюю Россию или в плен, сотрём Ленинград с лица земли, и передадим область к северу от Невы финнам». 7 октября 1941 Гитлер направил еще одну директиву, напоминая, что группе армий «Север» не следует принимать от ленинградцев капитуляцию.

 

Участие Финляндии в блокаде Ленинграда

В августе 1941 года финны приблизились на 20 км к северным пригородам Ленинграда, достигнув финско-советской границы 1939. Угрожая городу с севера, они продвигались и по Карелии к востоку от Ладожского озера, создав опасность городу и с восточного направления. Финские войска перешли существовавшую до «Зимней войны» границу на Карельском перешейке, «срезав» советские выступы на Белоострове и Кирьясало и выпрямив этим линию фронта. Советская историография утверждала, что движение финнов остановилось в сентябре из-за сопротивления им Карельского укрепрайона. Однако финские войска уже в начале августа 1941 получили приказ прекратить наступление после достижения его целей, некоторые из которых лежали за довоенной границей 1939.

В течение следующих трех лет, финны вносили вклад в битву за Ленинград тем, что удерживали свои линии. Их командование отвергло немецкие уговоры начать воздушные нападения на Ленинград. Финны не пошли южнее реки Свирь в Восточной Карелии (160 км к северо-востоку от Ленинграда), к которой они вышли 7 сентября 1941. На юго-востоке немцы 8 ноября 1941 захватили Тихвин, но не смогли завершить окончательное окружение Ленинграда броском далее на север, на соединение с финнами на Свири. 9 декабря контратака Волховского фронта вынудила вермахт отступить от позиций у Тихвина к линии реки Волхов. Благодаря этому сохранилась линия сообщения с Ленинградом по Ладожскому озеру.

6 сентября 1941 начальник оперативного управления штаба вермахта Альфред Йодль посетил Хельсинки с целью убедить фельдмаршала Маннергейма продолжить наступление. Финский президент Рюти тем временем заявил своему парламенту, что целью войны был возврат областей, потерянных во время «Зимней войны» 1939-1940 и получение ещё больших территорий на востоке, которые позволят создать «Великую Финляндию». После войны Рюти утверждал: «24 августа 1941 я посетил штаб фельдмаршала Маннергейма. Немцы склоняли нас пересечь старую границу и продолжить наступление на Ленинград. Я сказал, что захват Ленинграда не входит в наши планы и что мы не станем принимать в нём участие. Маннергейм и военный министр Вальден согласились со мной и отклонили предложения немцев. В результате сложилась парадоксальная ситуация: немцы не могли подойти к Ленинграду с севера...».

Пытаясь обелить себя в глазах победителей, Рюти, таким образом, уверял, что финны чуть ли не воспрепятствовали полному окружению города немцами. На самом деле германские и финские войска держали осаду вместе до января 1944, но со стороны финнов было крайне мало систематических обстрелов и бомбардировок Ленинграда. Однако близость финских позиций – 33-35 км от центра Ленинграда – и угроза возможной атаки с их стороны осложняли оборону города. Пока Маннергейм не прекратил (31 августа 1941) своё наступление, командующий советского Северного фронта, Попов, не мог высвободить резервы, стоявшие против финских войск на Карельском перешейке, чтобы повернуть их на немцев. Попову удалось передислоцировать две дивизии в германский сектор лишь 5 сентября 1941.

Финны во время осада Ленинграда

Границы продвижения финской армии в Карелии. Карта. Серой линией отмечена советско-финская граница 1939 г.

Источник фото

 

Вскоре финские войска срезали выступы у Белоостров и Кирьясало, которые угрожали их позициям на берегу моря и к югу от реки Вуоксы. Генерал-лейтенант Пааво Талвела и полковник Ярвинен, командир финской прибрежной бригады, ответственные за участок у Ладоги, предложили германскому штабу блокировать советские конвои на Ладожском озере. Немецкое командование сформировало «международный» отряд моряков под финским командованием (сюда вошёл и итальянский XII Squadriglia MAS) и флотское соединение Einsatzstab Fähre Ost под немецким командованием. Эти водные силы летом и осенью 1942 мешали сообщениям с осаждёнными ленинградцами по Ладоге. Появление льда заставило убрать эти легковооружённые отряды. Позже они так и не были восстановлены из-за изменений в линии фронта.

 

Оборона города

Командование Ленинградским фронтом, образованным после разделения надвое Северного, было поручено маршалу Ворошилову. Фронт включал в себя 23-ю армию (на севере, между Финским заливом и Ладожским озером) и 48-ю армию (на западе, между Финским заливом и позицией Слуцк – Мга). К нему же относились Ленинградский укрепленный район, Ленинградский гарнизон, силы Балтийского флота и оперативные группы Копорье, Южная (на Пулковских высотах) и Слуцк – Колпино.

 

…По приказу Ворошилова части народного ополчения отправлялись на передовую всего через три дня после формирования, необученные, не имеющие военной формы и оружия. Ввиду нехватки оружия Ворошилов приказал вооружать ополченцев «охотничьими ружьями, самодельными гранатами, саблями и кинжалами из ленинградских музеев».

Нехватка обмундирования была настолько острой, что Ворошилов обратился к населению с воззванием, и подростки ходили по домам, собирая пожертвования деньгами или одеждой…

Недальновидность Ворошилова и Жданова имела трагические последствия. Им неоднократно советовали рассредоточить главные запасы продовольствия, хранившиеся на Бадаевских складах. Эти склады, расположенные на юге города, простирались на территории в полтора гектара. Деревянные здания вплотную примыкали друг к другу, в них хранились практически все городские запасы продовольствия. Несмотря на уязвимость старых деревянных построек, ни Ворошилов, ни Жданов не прислушались к советам. 8 сентября на склады были сброшены зажигательные бомбы. Сгорело 3000 тонн муки, тысячи тонн зерна превратились в золу, мясо обугливалось, сливочное масло таяло, расплавленный шоколад стекал в погреба. «В эту ночь по улицам тек расплавленный горелый сахар», – говорил один из очевидцев. Густой дым был виден на расстоянии многих километров, и вместе с ним улетучились надежды города.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

К 8 сентября немецкие войска почти полностью окружили город. Недовольный неспособностью Ворошилова Сталин снял его и на время заменил Г. Жуковым. Жуков сумел лишь предотвратить захват Ленинграда немцами, но те не были отброшены от города и осадили его на «900 дней и ночей». Как пишет А. И. Солженицын в рассказе «На краях»:

 

Ворошилов провалил финскую войну, на время снят, но уже при нападении Гитлера получил весь Северо-Запад, тут же провалил и его, и Ленинград – и снят, но опять – благополучный маршал и в ближайшем доверенном окружении, как и два Семёна – Тимошенко и безпросветный Будённый, проваливший и Юго-Запад и Резервный фронт, и все они по-прежнему состояли членами Ставки, куда Сталин ещё тогда не вчислил ни Василевского, ни Ватутина, – и уж конечно оставались все маршалами. Жукову – не дал маршала ни за спасение Ленинграда, ни за спасение Москвы, ни за сталинградскую победу. А в чём тогда смысл звания, если Жуков ворочал делами выше всех маршалов? Только после снятия ленинградской блокады – вдруг дал.

 

Руперт Колли сообщает:

 

…Сталин был сыт по горло некомпетентностью Ворошилова. Он направил в Ленинград спасать положение… Георгия Жукова… Жуков летел в Ленинград из Москвы под прикрытием облаков, но, как только облачность рассеялась, в погоню за его самолетом бросились два «мессершмита». Жуков благополучно приземлился, и его сразу же отвезли в Смольный. Первым делом Жуков протянул Ворошилову конверт. В нем находился адресованный Ворошилову приказ немедленно вернуться в Москву…

11 сентября немецкая 4-я танковая армия была переброшена из-под Ленинграда на юг, чтобы усилить натиск на Москву. Жуков в отчаянии все-таки предпринял несколько попыток атаковать немецкие позиции, однако немцы уже успели возвести оборонительные сооружения и получили подкрепление, поэтому все атаки были отбиты. Когда 5 октября Сталин позвонил Жукову, чтобы узнать последние новости, тот с гордостью доложил, что немецкое наступление прекратилось. Сталин отозвал Жукова обратно в Москву, чтобы тот возглавил оборону столицы. После отъезда Жукова командование войсками в городе было поручено генерал-майору Ивану Федюнинскому.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Бомбардировки и обстрелы Ленинграда

…4 сентября на Ленинград упал первый снаряд, а два дня спустя за ним последовала первая бомба. Начались артобстрелы города… Самым ярким примером опустошительных разрушений стало уничтожение 8 сентября Бадаевских складов и молокозавода. Тщательно замаскированный Смольный не получил ни единой царапины на протяжении всей блокады, несмотря на то что все соседние здания пострадали от попаданий…

Ленинградцы должны были нести дежурство на крышах и лестничных клетках, держа наготове ведра с водой и песком, чтобы тушить зажигательные бомбы. По всему городу бушевали пожары, вызванные зажигательными бомбами, сброшенными немецкими самолетами. Уличные баррикады, призванные преградить дорогу немецким танкам и бронемашинам, если те ворвутся в город, только мешали проезду пожарных машин и карет «скорой помощи». Нередко случалось, что загоревшееся здание никто не тушил и оно полностью выгорало, поскольку пожарным машинам не хватало воды, чтобы заливать огонь, или не было горючего, чтобы доехать до места.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Воздушная атака 19 сентября 1941 была самым страшным воздушным налетом, из всех, что Ленинград вынес за время войны. От удара по городу 276 немецких бомбардировщиков погибло 1000 человек. Многие из убитых были бойцы, лечившиеся от ран в больницах. В течение шести воздушных налетов этого дня пострадало пять больниц и крупнейший городской рынок.

Интенсивность артбострелов Ленинграда возросла в 1942 с подвозом к немцам новой техники. Они ещё усилились в 1943, когда стали использоваться в несколько раз большие снаряды и бомбы, чем годом ранее. От немецких обстрелов и бомбардировок во время блокады погибло 5.723 и было ранено 20.507 гражданских лиц. Авиация советского Балтфлота, со своей стороны, совершила более 100 тысяч вылетов против осаждающих.

 

Эвакуация жителей из блокадного Ленинграда

По данным Г. Жукова, «до войны Ленинград имел население 3.103.000 человек, а с пригородами – 3.385.000. Из них 1.743.129, в том числе 414.148 детей, были эвакуированы в период с 29 июня 1941 по 31 марта 1943. Их перевезли в районы Поволжья, Урала, Сибири и Казахстана».

К сентябрю 1941 связь Ленинграда с Волховским фронтом (командующий – К. Мерецков) была отрезана. Оборонительные сектора удерживались четырьмя армиями: 23-й армией на севере, 42-й армией на западе, 55-й армией на юге и 67-й армией на востоке. 8-я армия Волховского фронта и Ладожская флотилия были ответственны за поддержание маршрута связи с городом по Ладоге. От воздушных нападений Ленинград защищали силы ПВО Ленинградского военного округа и военно-морская авиация Балтийского флота.

Действиями по эвакуации жителей руководили Жданов, Ворошилов и А. Кузнецов. Дополнительные военные операции проводились в координации с силами Балтфлота под общим командованием адмирала В. Трибуца. Ладожская флотилия под командованием В. Барановского, С. Земляниченко, П. Трайнина и Б. Хорошихина также сыграла важную роль при эвакуации гражданского населения.

 

…После первых нескольких дней городские власти решили, что слишком много женщин покидают город, в то время как их труд нужен здесь, – и детей начали отправлять одних. Была объявлена обязательная эвакуация для всех детей в возрасте до четырнадцати лет. Многие дети прибывали на вокзал или на сборный пункт, а затем вследствие неразберихи по четверо суток ждали отправки. Еда, тщательно собранная заботливыми матерями, съедалась в первые же часы. Особое беспокойство вызывали слухи о том, что немецкие самолеты расстреливают составы с эвакуированными. Власти опровергали эти слухи, называя их «враждебными и провокационными», но вскоре пришло подтверждение. Самая страшная трагедия произошла 18 августа на станции Лычково. Немецкий бомбардировщик сбросил бомбы на состав с эвакуированными детьми. Началась паника. Очевидец рассказывал, что поднялся крик и сквозь дым он видел оторванные конечности и умирающих детей…

К концу августа из Ленинграда было эвакуировано свыше 630.000 мирных жителей. Однако численность населения города не уменьшалась из-за беженцев, спасающихся от немецкого наступления на западе. Власти собирались продолжать эвакуацию, отправляя из города по 30.000 человек в день, однако, когда 30 августа пал расположенный в 50 километрах от Ленинграда город Мга, окружение практически завершилось. Эвакуация прекратилась. Из-за неизвестного количества беженцев, находившихся в городе, оценки расходятся, но ориентировочно в кольце блокады оказалось до 3.500.000 [человек]. Продовольствия оставалось всего на три недели.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Голод в блокадном Ленинграде

Два с половиной года немецкой осады Ленинграда вызвали самые сильные разрушения и самые крупные человеческие потери в истории современных городов. По приказу Гитлера большинство царских дворцов (Екатерининский, Петергофский, Ропша, Стрельна, Гатчина) и других исторических достопримечательностей, расположенных вне черты обороны города, были разграблены и уничтожены, многие коллекции произведений искусства перевезены в Германию. Ряд заводов, школ, больниц и других гражданских сооружений были разрушены воздушными налетами и артобстрелами.

872 дня осады вызвали сильнейший голод и в Ленинградской области из-за разрушения инженерных сооружений, воды, энергии и продовольствия. Он привел к гибели до 1.500.000 людей, не считая тех, кто погиб при эвакуации. На одном только Пискаревском мемориальном кладбище Ленинграда похоронено полмиллиона жертв блокады. Человеческие потери в Ленинграде с обеих сторон превысили те, что были понесены в Сталинградской битве, битве под Москвой и в атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки. Блокада Ленинграда стала самой смертоносной осадой в мировой истории. Некоторые историки считают нужным говорить, что в её ходе проводился геноцид – «расово мотивированный голод» – неотъемлемая часть немецкой истребительной войны против населения Советского Союза.

Дневник Тани Савичевой

Дневник ленинградской девочки Тани Савичевой с записями о смерти всех членов её семьи. Сама Таня тоже умерла от прогрессирующей дистрофии вскоре после блокады. Её дневник девочки был показан на Нюрнбергском процессе

 

Мирные жители города особенно страдали от голода зимой 1941/42 года. С ноября 1941 по февраль 1942 на человека в день выдавалось лишь 125 граммов хлеба, которые на 50-60% состояли из древесных опилок и других непищевых примесей. В течение примерно двух недель начала января 1942 даже эта пища была доступна только рабочим и солдатам. Смертность достигла пика в январе – феврале 1942 г. – 100 тысяч человек в месяц, в основном от голода.

 

…После нескольких месяцев в городе почти не осталось собак, кошек и птиц в клетках. Внезапно оказался востребованным один из последних источников жиров, касторовое масло. Его запасы скоро иссякли.

Хлеб, испеченный из муки, сметенной с пола вместе с мусором, прозванный «блокадной буханкой», получался черным как уголь и обладал практически таким же составом. Бульон представлял собой не более чем кипяченую воду с добавлением щепотки соли и, если повезет, капустного листа. Деньги потеряли всяческую ценность, как и любые непродовольственные товары и драгоценности, – на фамильное серебро нельзя было купить корку хлеба. Без пищи страдали даже птицы и грызуны, до тех пор пока все не исчезли: или умерли от голода, или были съедены отчаявшимися людьми… Люди, пока у них еще оставались силы, выстаивали длинные очереди за едой, порой по целым суткам на пронизывающем холоде, и нередко возвращались домой с пустыми руками, переполненные отчаянием, – если оставались живы. Немцы, видя длинные очереди ленинградцев, сбрасывали на несчастных жителей города снаряды. И тем не менее люди стояли в очередях: смерть от снаряда была возможной, в то время как смерть от голода – неминуемой.

Каждому приходилось решать для себя, как распорядиться крошечным дневным пайком – съесть в один присест… или растянуть на целый день. Родственники и друзья помогали друг другу, но уже на следующий день отчаянно ссорились между собой по поводу того, кому сколько досталось. Когда все альтернативные источники продовольствия закончились, люди в отчаянии принялись за несъедобное – корм для скота, льняное масло и кожаные ремни. Вскоре ремни, которые вначале люди ели от отчаяния, уже считались роскошью. Столярный клей и клейстер, содержащие животный жир, соскабливали с мебели и со стен и варили. Люди ели землю, собранную в окрестностях Бадаевских складов, ради содержащихся в ней частиц расплавленного сахара.

В городе пропала вода, поскольку водопроводные трубы замерзли, а насосные станции были разбомблены. Без воды высохли краны, перестала работать канализационная система… Жители города пробивали лунки в замерзшей Неве и черпали воду ведрами. Без воды пекарни не могли печь хлеб. В январе 1942 г., когда нехватка воды стала особенно острой, 8000 человек, сохранившие достаточно сил, выстроились в живую цепочку и передавали из рук в руки сотни ведер с водой, просто чтобы пекарни заработали снова.

Сохранились многочисленные рассказы о несчастных, которые отстояли многочасовую очередь за ломтем хлеба только ради того, чтобы его выхватил у них из рук и жадно сожрал человек, обезумевший от голода. Широкое распространение получило воровство хлебных карточек; отчаявшиеся грабили людей среди бела дня или обшаривали карманы трупов и тех, кто был ранен во время немецких артобстрелов. Получение дубликата превратилось в такой долгий и мучительный процесс, что многие умирали, так и не дождавшись, когда завершатся блуждания новой продовольственной карточки в дебрях бюрократической системы…

Голод превращал людей в живые скелеты. Размеры пайка достигли минимума в ноябре 1941 г. Рацион рабочих, занятых физическим трудом, составлял 700 калорий в день, при том что минимальная норма равна приблизительно 3000 калорий. Служащим полагалось 473 калории в день, в то время как норма составляет 2000–2500 калорий, а дети получали в день 423 калории – меньше четверти того, что требуется новорожденному.

Конечности распухали, животы раздувались, кожа обтягивала лицо, глаза западали, десны кровоточили, зубы от недоедания увеличивались, кожа покрывалась язвами.

Пальцы коченели и отказывались распрямляться. Дети со сморщенными лицами напоминали стариков, а старики походили на живых мертвецов… Дети, оставшиеся в одночасье сиротами, бродили по улицам безжизненными тенями в поисках еды… Любое движение причиняло боль. Даже процесс пережевывания пищи становился невыносимым…

К концу сентября кончился керосин для домашних примусов. Угля и мазута было недостаточно для того, чтобы обеспечить топливом жилые дома. Электроснабжение осуществлялось нерегулярно, по часу-два в день… Квартиры выстуживались, на стенах появлялась изморозь, часы переставали ходить, поскольку у них замерзали стрелки. Зимы в Ленинграде нередко бывают суровыми, однако зима 1941/42 г. выдалась особенно лютой. Деревянные заборы разбирались на дрова, с кладбищ воровали деревянные кресты. После того как полностью иссякли запасы дров на улице, люди стали жечь в печках мебель и книги – сегодня ножка от стула, завтра половая доска, на следующий день первый том «Анны Карениной», и вся семья сбивалась в кучку вокруг единственного источника тепла… Вскоре отчаявшиеся люди нашли для книг другое применение: вырванные страницы размачивались в воде и съедались.

Люди стали умирать в большом количестве. В январе 1942 г. ежедневно умирало 3000 человек – по крайней мере, именно такие цифры были известны властям… Умирало так много людей, что было просто невозможно их погребать. Однако смерть близкого человека, особенно если она случалась в начале месяца, имела, как это ни страшно сказать, и свои положительные стороны: продовольственные карточки умершего оставались действительны до конца месяца, поэтому никто не спешил докладывать о смерти супруга или родственника. Тех, кто был на грани смерти к концу месяца, заставляли продержаться еще несколько дней. Один человек, переживший блокаду, честно признался: «Мои родители умирали у меня на глазах. Я прекрасно понимал, что они голодают, но думал в первую очередь о том, как получить их хлеб, а не о том, чтобы они остались в живых». И затем с леденящей душу откровенностью он добавил: «И родители это сознавали». Ему вторит Лидия Гинзбург: «Скажут: связи любви и крови облегчают жертву. Нет, это гораздо сложнее… уже трудно было отличить любовь от ненависти».

Вид человека, везущего на кладбище на санках тело, завернутое в одеяло, скатерть или занавеску, стал обычным делом… Мертвых укладывали рядами, однако могильщики не могли копать могилы: земля промерзла насквозь, а им, таким же изголодавшимся, не хватало сил для изнурительной работы. Гробов не было: все дерево использовали в качестве топлива.

Дворы больниц были «завалены горами трупов, посиневших, изможденных, жутких»… Наконец экскаваторы стали копать глубокие рвы для массового захоронения умерших. Вскоре эти экскаваторы остались единственными машинами, которые можно было увидеть на улицах города. Не было больше ни автомобилей, ни трамваев, ни автобусов, которые все до одного были реквизированы для «Дороги жизни»…

Трупы валялись повсюду, и с каждым днем их количество росло… Ни у кого не осталось сил, чтобы убирать трупы. Усталость была такой всепоглощающей, что хотелось остановиться, несмотря на холод, сесть и отдохнуть. Но присевший человек уже не мог подняться без посторонней помощи и замерзал до смерти. На первом этапе блокады сострадание и желание помочь были распространенным явлением, но, по мере того как шли недели, еды становилось все меньше, тело и разум слабели, и люди замыкались в себе, словно ходили во сне… Привыкшие к виду смерти, ставшие почти безразличными к нему, люди все больше теряли способность помогать окружающим…

И на фоне всего этого отчаяния, выходящего за рамки человеческого понимания, немецкие снаряды и бомбы продолжали падать на город

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Людоедство во время блокады

Документы НКВД о людоедстве во время блокады Ленинграда не публиковались до 2004 года. Большинство свидетельств каннибализма, всплывавших до этого времени, старались выставить не заслуживающими доверия анекдотами.

Записи НКВД сообщают о первом поедании человеческого мяса 13 декабря 1941. В докладе описывается тринадцать случаев – от матери, задушившей 18-месячного ребёнка, чтобы накормить трёх других, постарше, до сантехника, убившего жену, чтобы накормить сыновей и племянников.

К декабрю 1942 года НКВД арестовал 2105 каннибалов, разделив их на две категории: «трупоедов» и «людоедов». Последних (тех, кто убивал и поедал живых людей) обычно, расстреливали, а первых сажали в тюрьму. В советском Уголовном кодексе не было пункта о людоедстве, так что все приговоры выносились по статье 59-й («особый случай бандитизма»).

Людоедов было значительно меньше, чем трупоедов; из 300 человек, арестованных в апреле 1942 за каннибализм, только 44 были убийцами. 64% людоедов составляли женщины, 44% были безработными, 90% неграмотными, только 2% прежде имели судимости. Людоедами часто становились лишённые мужской поддержки женщины с малолетними детьми, без судимостей, что давало судам повод к некоторой снисходительности.

Учитывая гигантские масштабы голода, размеры каннибализма в блокадном Ленинграде можно считать сравнительно незначительными. Не менее распространенными были убийства из-за хлебных карточек. За первые шесть месяцев 1942 в Ленинграде их произошло 1216. Многие историки считают, что небольшое число случаев каннибализма «лишь подчеркнуло, что большинство ленинградцев сохранили свои культурные нормы в самых невообразимых обстоятельствах».

 

Связь с блокированным Ленинградом

Жизненно важно было установить маршрут постоянных поставок в Ленинград. Он проходил по южной части Ладожского озера и сухопутному коридору к городу западнее Ладоги, который остался незанятым немцами. Перевозки через Ладожское озеро осуществлялись по воде в теплое время года и машинами по льду зимой. Безопасность маршрута поставок обеспечивалась Ладожской флотилией, Ленинградским корпусом ПВО и дорожными войсками безопасности. Запасы продовольствия доставлялись в село Осиновец, откуда их везли 45 км до небольшой пригородной железной дороги в Ленинград. Этот маршрут использовался и для эвакуации мирных жителей из осажденного города.

В хаосе первой военной зимы план эвакуации не был выработан. Пока 20 ноября 1941 не заработала ледовая дорога через Ладожское озеро, Ленинград был полностью изолирован.

Дорога жизни

Дорога жизни

 

Путь по Ладоге называли «Дорогой жизни». Она была очень опасна. Машины часто застревали в снегу и проваливались под лёд, на который немцы сбрасывали бомбы. Из-за большого числа погибавших зимой этот маршрут называли ещё и «Дорогой смерти». Тем не менее, он давал возможность привозить боеприпасы и продовольствие, забирать из города гражданских лиц и раненых солдат.

 

…Дорогу прокладывали в ужасных условиях – среди снежных бурь, под непрекращающимся шквалом немецких снарядов и бомб. Когда строительство было наконец завершено, движение по ней также оказалось сопряжено с огромным риском. Грузовики проваливались в огромные трещины, внезапно появлявшиеся во льду. Чтобы избежать таких трещин, грузовики ездили с включенными фарами, что делало их прекрасными мишенями для немецких самолетов… Грузовики шли юзом, сталкивались друг с другом, двигатели замерзали при температуре ниже 20 °C. На всем своем протяжении Дорога жизни была усеяна сломавшимися машинами, брошенными прямо на льду озера. Во время одной только первой переправы в начале декабря было потеряно свыше 150 грузовиков.

К концу декабря 1941 г. по Дороге жизни ежедневно в Ленинград доставлялось 700 тонн продовольствия и горючего. Этого было недостаточно, однако тонкий лед вынуждал загружать машины лишь наполовину. К концу января озеро промерзло почти на целый метр, что позволило увеличить ежедневный объем поставок до 2000 тонн. И этого по-прежнему было недостаточно, однако Дорога жизни дала ленинградцам самое главное – надежду. Вера Инбер в своем дневнике 13 января 1942 г. написала про Дорогу жизни так: «…может быть, отсюда начнется наше спасение». Водители грузовиков, грузчики, механики, санитары работали круглосуточно. Отдыхать они уходили только тогда, когда уже валились с ног от усталости. К марту город получил столько продовольствия, что стало возможно создать небольшой запас.

Планы возобновить эвакуацию мирного населения были первоначально отвергнуты Сталиным, опасавшимся неблагоприятного политического резонанса, однако в конце концов он дал разрешение самым беззащитным покинуть город по Дороге жизни. К апрелю ежедневно из Ленинграда вывозилось по 5000 человек…

Сам процесс эвакуации был большим потрясением. Тридцатикилометровый путь по льду озера занимал до двенадцати часов в необогреваемом кузове грузовика, накрытом лишь брезентом. Народу набивалось так много, что людям приходилось хвататься за борта, матери нередко держали детей на руках. Для этих несчастных эвакуированных Дорога жизни стала «дорогой смерти». Один из очевидцев рассказывает, как мать, обессилевшая после нескольких часов езды в кузове в снежный буран, выронила своего закутанного ребенка. Водитель не мог останавливать грузовик на льду, и ребенок остался умирать от холода… Если машина ломалась, как случалось нередко, тем, кто в ней ехал, предстояло ждать по несколько часов на льду, на морозе, под снегом, под пулями и бомбами немецких самолетов. Грузовики ездили колоннами, однако они не могли останавливаться, если один из них ломался или проваливался под лед. Одна женщина с ужасом наблюдала за тем, как впереди идущая машина провалилась под лед. В ней ехали двое ее детей.

Весна 1942 г. принесла оттепель, сделавшую невозможной дальнейшее использование ледовой Дороги жизни. Потепление стало причиной новой беды: болезней. Груды трупов и горы испражнений, до сих пор остававшиеся замерзшими, с приходом тепла начали разлагаться. Вследствие отсутствия нормального водоснабжения и канализации в городе быстро распространились дизентерия, оспа и тиф, поражавшие и без того ослабленных людей…

Казалось, распространение эпидемий окончательно выкосит население Ленинграда, и без этого уже изрядно поредевшее, но в марте 1942 г. люди собрались и совместно начали грандиозную операцию по расчистке города. Ослабленные недоеданием ленинградцы прикладывали нечеловеческие усилия… Поскольку приходилось пользоваться инструментами, наспех смастеренными из подручных материалов, работа продвигалась очень медленно, однако… работы по уборке города, завершившиеся победой, знаменовали собой начало коллективного духовного пробуждения.

Наступившая весна принесла новый источник пропитания – сосновую хвою и дубовую кору. Эти растительные компоненты обеспечили людей так необходимыми им витаминами, защитив от цинги и эпидемий. К середине апреля лед на Ладожском озере стал слишком тонким, чтобы выдерживать Дорогу жизни, однако пайки все равно остались существенно лучше, чем были в самые черные дни декабря и января, причем не только количественно, но и качественно: хлеб теперь имел вкус настоящего хлеба. К всеобщей радости, появилась первая трава и повсюду были разбиты огороды…

15 апреля 1942… генераторы электроснабжения, так долго бездействовавшие, были отремонтированы, и, как следствие, снова начали функционировать трамвайные линии.

Одна медсестра описывает, как больные и раненые, находившиеся при смерти, подползали к окнам госпиталя, чтобы своими глазами увидеть проносящиеся мимо трамваи, не ходившие столько времени… Люди снова начали доверять друг другу, они вымылись, сменили одежду, женщины стали пользоваться косметикой, опять открылись театры и музеи.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Гибель под Ленинградом Второй ударной армии

Зимой 1941-1942, после отражения гитлеровцев из-под Москвы, Сталин отдал приказ перейти в наступление по всему фронту. Об этом широком, но провалившемся наступлении (которое включало в себя и знаменитую, провальную для Жукова Ржевскую мясорубку) мало сообщалось в прежних советских учебниках. Во время него была сделана и попытка прорыва блокады Ленинграда. К городу была брошена наспех сформированная Вторая ударная армия. Гитлеровцы отрезали её. В марте 1942 командовать армией уже в «мешке» был послан заместитель командующего Волховским фронтом (Мерецкова), известный борец против коммунизма, генерал Андрей Власов. А. И. Солженицын сообщает в «Архипелаге ГУЛАГ»:

 

…Ещё держались последние зимние пути, но Сталин запретил отход, напротив, гнал опасно углублённую армию наступать и дальше – по развезенной болотистой местности, без продовольствия, без вооружения, без помощи с воздуха. После двухмесячного голодания и вымаривания армии (солдаты оттуда рассказывали мне потом в бутырских камерах, что с околевших гниющих лошадей они строгали копыта, варили стружку и ели) началось 14 мая 1942 немецкое концентрическое наступление против окружённой армии (и в воздухе, разумеется, только немецкие самолёты). И лишь тогда, в насмешку, было получено сталинское разрешение возвратиться за Волхов. И ещё были эти безнадёжные попытки прорваться! – до начала июля.

 

Вторая Ударная армия погибла почти целиком. Попавший в плен Власов оказался в Виннице в особом лагере для высших пленных офицеров, который был сформирован графом Штауффенбергом – будущим заговорщиком против Гитлера. Там из заслуженно ненавидевших Сталина советских командиров с помощью оппозиционных фюреру германских военных кругов начала формироваться Русская освободительная армия.

 

Исполнение в блокированном Ленинграде Седьмой симфонии Шостаковича

…Однако событие, которому суждено было внести самый большой вклад в духовное возрождение Ленинграда, было еще впереди. Это событие доказало всей стране и всему миру, что ленинградцы пережили самые страшные времена и их любимый город будет жить. Это чудо сотворил коренной ленинградец, который любил свой город и был великим композитором.

17 сентября 1942 г. Дмитрий Шостакович, выступая по радио, сказал: «Час тому назад я закончил партитуру второй части моего нового большого симфонического сочинения». Этим произведением была Седьмая симфония, впоследствии названная Ленинградской.

Эвакуированный в Куйбышев (теперь это Самара)… Шостакович продолжал напряженно работать над симфонией… Премьера этой симфонии, посвященной «нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе и моему родному Ленинграду», состоялась в Куйбышеве 5 марта 1942…

…Виднейшие дирижеры стали спорить за право исполнить это произведение. Сначала оно было исполнено Лондонским симфоническим оркестром под управлением сэра Генри Вуда, а 19 июля прозвучало в Нью-Йорке, дирижером был Артур Тосканини…

Затем было принято решение исполнить Седьмую симфонию в самом Ленинграде. По мнению Жданова, это должно было поднять боевой дух города… Главный оркестр Ленинграда, Ленинградский филармонический, был эвакуирован, однако в городе оставался оркестр Ленинградского радиокомитета. Его дирижеру, сорокадвухлетнему Карлу Элиасбергу, поручили собрать музыкантов. Но из ста оркестрантов в городе осталось только четырнадцать человек, остальные были призваны в армию, убиты или умерли от голода… По войскам распространили призыв: все те, кто умел играть на каком-либо музыкальном инструменте, должны были доложить своему начальству… Зная, насколько ослаблены музыканты, собравшиеся в марте 1942 г. на первую репетицию, Элиасберг понимал, какая сложная задача стоит перед ним. «Дорогие друзья, – сказал он, – мы слабые, но мы должны заставить себя начать работать». И работа эта была трудной: несмотря на дополнительный паек, многие музыканты, в первую очередь духовики, теряли сознание от напряжения, которого требовала игра на их инструментах… Лишь один раз за все репетиции у оркестра хватило сил исполнить всю симфонию целиком – за три дня до публичного выступления.

Концерт был назначен на 9 августа 1942 г. – несколько месяцев назад нацисты выбрали эту дату для пышного празднования в ленинградской гостинице «Астория» ожидаемого взятия города. Были даже отпечатаны приглашения, так и оставшиеся неразосланными.

Концертный зал филармонии был заполнен до отказа. Люди пришли в лучшей одежде… Музыканты, несмотря на теплую августовскую погоду, были в пальто и перчатках с обрезанными пальцами – голодающий организм постоянно испытывал холод. По всему городу люди собрались на улицах у громкоговорителей. Генерал-лейтенант Леонид Говоров, с апреля 1942 г. возглавлявший оборону Ленинграда, приказал за несколько часов до начала концерта обрушить на немецкие позиции шквал артиллерийских снарядов, чтобы обеспечить тишину хотя бы на время исполнения симфонии. Включенные на полную мощность громкоговорители были направлены в сторону немцев – город хотел, чтобы враг тоже слушал.

«Само исполнение Седьмой симфонии в осажденном Ленинграде, – объявил диктор, – свидетельство неистребимого патриотического духа ленинградцев, их стойкости, их веры в победу. Слушайте, товарищи!» И город слушал. Слушали подступившие к нему немцы. Слушал весь мир…

Через много лет после войны Элиасберг встретился с немецкими солдатами, сидевшими в окопах на окраинах города. Они рассказали дирижеру, что, услышав музыку, заплакали:

Тогда, 9 августа 1942 г., мы поняли, что проиграем войну. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх и даже смерть. «Кого мы обстреливаем? – спрашивали мы себя. – Нам никогда не удастся взять Ленинград, потому что его жители такие самоотверженные».

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Наступление у Синявино

Через несколько дней началось советское наступление у Синявино. Оно было попыткой прорвать блокаду города к началу осени. Волховскому и Ленинградскому фронтам ставилась задача соединиться. В то же самое время и немцы, подтянув войска, освободившиеся после взятия Севастополя, готовились к наступлению (Операция «Северный свет») с целью захватить Ленинград. Ни одна из сторон не знала о планах другой, пока не начались бои.

Наступление у Синявино опередило «Северный свет» на несколько недель. Оно было предпринято 27 августа 1942 (мелкие атаки Ленинградский фронт открыл ещё 19-го числа). Успешное начало операции заставило немцев перенаправить предназначенные для «Северного света» войска на контратаку. В этом их контрнаступлении были впервые (и с довольно слабым результатом) применены танки «Тигр». Части 2-й ударной армии были окружены и уничтожены, и советское наступление остановилось. Однако немецким войскам тоже пришлось отказаться от наступления на Ленинград.

 

Операция «Искра»

Утром 12 января 1943 советские войска начали операцию «Искра» – мощное наступление Ленинградского и Волховского фронтов. После упорных боев части Красной Армии преодолели укрепления немцев к югу от Ладожского озера. 18 января 1943 372-я стрелковая дивизия Волховского фронта встретились с войсками 123-й стрелковой бригады Ленинградского фронта, открыв сухопутный коридор в 10 – 12 км, давший некоторое облегчение осажденному населению Ленинграда.

 

…12 января 1943… советские войска под командованием Говорова начали операцию «Искра». На немецкие позиции обрушилась двухчасовая артподготовка, после чего по льду замерзшей Невы двинулись массы пехоты, прикрываемые с воздуха авиацией. За ними последовали танки, переправлявшиеся через реку по специальным деревянным настилам. Через три дня вторая волна наступления пересекла замерзшее Ладожское озеро с востока, ударив по немцам в Шлиссельбурге… На следующий день Красная армия освободила Шлиссельбург, и 18 января в 23.00 по радио было передано сообщение: «Блокада Ленинграда прорвана!» В тот вечер в городе царил всеобщий праздник.

Да, блокада была прорвана, но Ленинград по-прежнему оставался в осаде. Под непрерывным вражеским огнем русские построили железнодорожную ветку длиной 35 километров, чтобы доставлять в город продовольствие. Первый состав, ускользнув от немецких бомбардировщиков, прибыл в Ленинград 6 февраля 1943 г. Он привез муку, мясо, сигареты и водку.

Вторая железнодорожная ветка, строительство которой было завершено в мае, позволила доставлять продовольствие в еще больших объемах, параллельно осуществляя эвакуацию мирных жителей. К сентябрю снабжение по железной дороге стало настолько эффективным, что отпала необходимость использовать маршрут через Ладожское озеро… Пайки значительно увеличились… Немцы продолжали артиллерийские обстрелы Ленинграда, причинявшие значительные потери. Но город возвращался к жизни, и продовольствия и горючего было если и не в избытке, то достаточно… Город все еще находился на осадном положении, но уже не содрогался в предсмертной агонии.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Снятие блокады Ленинграда

Блокада продолжалась до 27 января 1944, когда советское «Ленинградско-Новгородское стратегическое наступление» Ленинградского, Волховского, 1-го и 2-го Прибалтийского фронтов изгнало немецкие войска с южной окраины города. Балтийский флот обеспечил 30% авиационной мощи для окончательного удара по врагу.

 

…15 января 1944 г. начался самый мощный артобстрел в войне – полмиллиона снарядов обрушились на немецкие позиции в течение всего полутора часов, после чего советские войска перешли в решительное наступление. Один за другим освобождались города, так долго находившиеся в руках немцев, а немецкие войска под натиском вдвое превосходящих численностью частей Красной армии неудержимо откатывались назад. Потребовалось двенадцать дней, и в восемь часов вечера 27 января 1944 г. Говоров наконец смог доложить: «Город Ленинград полностью освобожден!»

В тот вечер в ночном небе над городом рвались снаряды – но это была не немецкая артиллерия, а праздничный салют из 324 орудий!

Она продолжалась 872 дня, или 29 месяцев, и наконец этот момент настал – блокада Ленинграда закончилась. Потребовалось еще пять недель, чтобы полностью выбить немцев из Ленинградской области…

Осенью 1944 г. ленинградцы молча смотрели на колонны немецких военнопленных, вошедших в город, чтобы восстанавливать разрушенное ими самими. Глядя на них, ленинградцы не испытывали ни радости, ни гнева, ни жажды отмщения: это был процесс очищения, им просто нужно было посмотреть в глаза тем, кто так долго причинял им невыносимые страдания.

(Р. Колли. «Блокада Ленинграда».)

 

Летом 1944 г. финские войска были оттеснены за Выборгский залив и реку Вуоксу.

 

Музей обороны и блокады Ленинграда

Даже во время самой блокады городскими властями собирались и показывались публике военные артефакты – вроде немецкого самолета, который был сбит и упал на землю в Таврическом саду. Такие объекты собирались в специально отведенном здании (в Соляном городке). Выставка вскоре превратилась в полномасштабный Музей обороны Ленинграда (ныне Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда). В конце 1940-х – начале 1950-х годов Сталин истребил многих ленинградских руководителей в ходе так называемого Ленинградского дела. Подобное было и до войны, после убийства в 1934 Сергея Кирова, а теперь еще одно поколение местных государственных и партийных функционеров было уничтожено, за то, что они якобы публично переоценивали важность города как независимой боевой единицы и собственную роль в победе над врагом. Их детище, Ленинградский музей обороны, был разрушен, и многие ценные экспонаты уничтожены.

Музей был возрожден в конце 1980-х с тогдашней волной «гласности», когда были опубликованы новые шокирующие факты, показавшие героизм города во время войны. Выставка открылась в своем прежнем здания, но до сих пор не восстановила первоначальный размер и площадь. Большая часть прежних её помещений тогда уже успела перейти к разнообразным военным и правительственным учреждениям. Планы постройки нового современного здания музея были приостановлены из-за финансового кризиса, но нынешний министр обороны Сергей Шойгу обещал всё же расширить музей.

 

Зеленый пояс Славы и монументы в память блокады

Празднование памяти осады получило второе дыхание в 1960-х годах. Ленинградские деятели искусства, посвящали свои произведения Победе и памяти о войне, свидетелями которой были сами. Ведущий местный поэт и участник войны Михаил Дудин предложил возвести кольцо памятников на местах боёв тяжелейшего периода блокады и связать их зелёными насаждениями вокруг всего города. Это было началом «Зеленого пояса Славы».

29 октября 1966 на 40-м км Дороги Жизни, на берегу Ладожского озера в районе села Кокорево был сооружён памятник «Разорванное кольцо». Разработанный Константином Симуном, он был посвящён как тем, кто спасся через замерзшую Ладогу, так и погибшим в ходе блокады.

9 мая 1975 на площади Победы Ленинграда был установлен монумент героическим защитникам города. Этот памятник представляет собой огромный бронзовое кольцо с разрывом, который указывает на место, где советские войска в конце концов прорвали немецкое окружение. В центре русская мать укачивает своего умирающего сына-солдата. На памятнике начертана надпись: «900 дней и 900 ночей». Выставка под памятником содержит наглядные свидетельства этого периода.

 

Читайте также статью Блокада Ленинграда – хронология.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.