В 1789 году против Турок по-прежнему были выставлены русская и австрийская армии, но в список генералов действующих войск Суворова не поместили. Он узнал про это вовремя и поскакал в Петербург. Тут он повалился в ноги Государыне и сказал ей жалобным голосом: «Матушка, я прописной». – Как это? – спросила Екатерина. – «Меня нигде не поместили и не дали в команду ни одного капральства». Государыня сейчас велела внести его в список армии, и Суворов в тот же день выехал из Петербурга в Молдавию. Потемкин ничего худого ему за жалобу не сделал и скоро совсем с ним помирился.

Русско-турецкая война 1787-1791

Русско-турецкая война 1787-1791. Карта

 

Суворов стоял у Карапчешти; под начальством его находилось 5 полков пехоты, 8 конницы и 30 полевых орудий; полки, впрочем, были малолюдны. Суворов занимал правое крыло армии; правее его стоял уж австрийский корпус, под командой принца Кобурского. Немного времени спустя, Турки стали на Австрийцев наступать; принц Кобургский послал к Суворову просить подмоги. Суворов отвечал, что выступает тотчас же и действительно в 6 часов вечера тронулся в поход, а чрез 28 часов, пройдя 50 верст по самой дурной дороге, прибыл к принцу. Тот едва верил своим глазам, потому что ждал Суворова на другой день. Наутро Кобург прислал к Суворову офицера условиться – когда и где им свидеться, чтобы сговориться. Посланный вернулся ни с чем. Послали второго; ему отвечали, что Суворов Богу молится. Послали третьего – в ответ сказано, что Суворов спит. Так прошел весь день; принц был в недоумении и не знал, что и думать.

А дело было простое. Суворов терпеть не мог длинных переговоров и считал, что от них делу только изъян. В 11 часов ночи послал он принцу коротенькую записку: выступать в 2 часа ночи, тремя колоннами, Русским в середине; неприятеля бить дружно, не отвлекаясь мелочами вправо и влево. В записке еще прибавлено, что по слухам Турок находится вблизи 50,000 и столько же подальше: жаль, лучше бы побить их всех разом. Прочитав эту записку, принц был очень озадачен, но так как, по позднему часу, переговариваться не было уже времени, то решил послушаться Суворова, хотя был старше его в чине.

Союзники выступили 19 июля [1789], в 3 часа ночи, и подойдя ближе к Туркам, построились в боевой порядок: Русские стали налево, Австрийцы направо, а между ними полковник Карачай с австрийскими гусарами. Начались турецкие конные атаки, особенно на войска Суворова, но батальоны его отбивали Турок хладнокровно, близким огнем. Целые 2 часа кружилась турецкая конница, производя попеременно атаки, но ничего сделать не могла и ускакала. Союзники продолжали идти вперед. На пути рос густой бор, а за ним потянулась мелкая заросль и колючий кустарник. Путь этот очень утомил людей и лошадей, но зато и турецкая конница не могла тут атаковать часто и сильно. Когда же союзники выбрались на чистое поле, опять начались атаки, одна за другой. Это впрочем не помешало Суворову и Кобургу идти все вперед. Они подошли на версту к турецкой позиции, открыли по ней сильный артиллерийский огонь, потом пустили в атаку конницу, а за нею и пехоту. Окопы турецкие оказались слабы и были заняты мигом. Турки бежали.

Подальше находился монастырь, в котором засело несколько сот лучшего турецкого войска, янычар. Союзная артиллерия разбила ядрами ворота, русская пехота двинулась на штурм, за нею пошли Австрийцы. Турки отбивались упорно и взорвали пороховой погреб, но это их не спасло: все они были переколоты. Еще дальше, за городом Фокшанами, стоял другой монастырь, но небольшой и некрепкий; с ним справились одни Австрийцы.

Сражение под Фокшанами

Битва под Фокшанами, 1789

 

Десять часов продолжался бой; Турок легло 1,500, в плен попалось не больше сотни. Победителям достались 12 пушек, 16 знамен, много скота, 1,000 повозок со всякими запасами, богатый лагерь и продовольственные магазины. Союзники потеряли народа гораздо меньше, человек до 500; их впрочем было тоже гораздо меньше, чем Турок: Русских 7,000, Австрийцев 18,000.

Суворов и Кобург съехались, слезли с лошадей и крепко обнялись; то же самое сделали и их подначальные. Суворов подозвал к себе Карачая, очень похвалил его и поцеловал. Кобург велел разостлать на земле ковер и угощал походным обедом. Русские и Австрийцы обходились друг с другом как истинные товарищи, не поднялось между ними споров и при дележе добычи. Императрица Екатерина была этим очень довольна, а Кобург с Суворовым сделались друзьями на всю жизнь. Оба они были награждены за славную победу. Суворову Государыня пожаловала брильянтовый крест и звезду к ордену Андрея Первозванного, а австрийский император прислал богатую табакерку при благодарственном рескрипте.

[Вскоре после битвы при Фокшанах последовало ещё более сокрушительное поражение турок Суворовым – на реке Рымнике.]

 

По книге дореволюционного историка А. Петрушевского «Рассказы про Суворова».

Читайте на нашем сайте обобщающую статью Русско-турецкие войны
Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.