Из писателей времени Петра I самые известные: Стефан Яворский, Феофан Прокопович, святой Дмитрий Ростовский, Посошков и Татищев. Первые два были близкими сподвижниками Петра Великого, особенно Феофан Прокопович.

Стефан Яворский (1658-1722) учился в Киевской Славяно-греко-латинской Академии и закончил образование в католической школе в Риме. Вернувшись в Киев, он сперва был преподавателем, а затем и профессором в Академии. Стефан славился своим красноречием; царь Петр обратил на него внимание, услыхав одну из его проповедей, выдвинул его, возвысил, а затем, в 1700 г., когда скончался патриарх Адриан, несочувственно относившийся к нововведениям Петра, царь назначил Стефана Яворского местоблюстителем патриаршего престола; впоследствии он же был первым председателем Синода. Но когда Петр увидал, что Стефан Яворский не всегда сочувствовал его мерам и иногда даже прямо высказывал несогласие и порицание, царь охладел к нему и приблизил к себе Феофана Прокоповича.

Стефан Яворский

Стефан Яворский

 

Стефан Яворский обладал большим и глубоким богословским образованием, но в светских науках не имел особых познаний; так, например, он не признавал астрономической системы Коперника.

Главный труд Стефана Яворского, «Камень веры», направлен против учения лютеран; Стефан боялся сближения лютеран с русскими людьми, боялся их вредного влияния на православных и в своей книге критиковал лютеранское учение; он гораздо сочувственнее относился к католичеству, так, например, он склонялся к католическому учению о чистилище. Но у царя Петра было множество друзей-лютеран среди иностранцев Немецкой слободы; боясь их обидеть, Петр не разрешил печатания книги Стефана Яворского; «Камень веры» был издан уже после смерти царя.

Стефан Яворский, как уже было сказано, был известен, как проповедник. Проповеди его построены по всем правилам схоластики, изобилуют сравнениями, аллегориями, игрой слов, примерами из мифологии и древних поэтов. Нам эти проповеди кажутся искусственными и тяжеловесными. Так, например, в одном «Слове» Стефан Яворский сравнивает церковь с аптекой, в которой больные душой могут получать врачевство; он приглашает придти в «аптеку, – пречестнейшую церковь Христову». – «Нужду имут», говорит он, «все немощетвующие в скорби от врачев искати помощи; тогда врач, написавший рецепт, т. е. хартицу, на ней же изображает врачества составы, посылает в аптеку, да по ней тамо уготовится лекарство». Дальше проповедник даже указывает состав лекарств, увлекаясь в сравнениях: желчь – всегдашнее воспоминание страстей Христовых, смирна – умерщвление плоти, мед – помышление о небе, и т. д.

 

Русская Православная Церковь и Петр Первый. Лекция

 

В другом очень известном «Слове», сказанном по поводу взятия города Шлиссельбурга, Стефан Яворский пускается в довольно смелую игру слов. Имя города «Шлиссельбург» по-шведски значит: «ключ-город», по-русски же этот город прежде назывался Орешек. Кому же удалось завоевать этот Орешек? Царю Петру. Сравнивая Петра с Апостолом Петром, Стефан Яворский говорит:

 

зубов сей Орешек и прекрепких не боялся, зубы первее надобно было сокрушить, нежели Орешек, и невредим бы пребывал доселе, аще бы сицевую твердость твердейший не поразил камень. А камень не иный токмо, о нем глаголет Христос: Петре, ты еси камень. Ныне город сей нарицается Слиссельбург, т. е. Ключ-город, а кому же ключ сей достался? Петрови Христос обещался дати ключи. Зрите убо ныне, коль преславно исполняется обещание Христово.

 

Нельзя не удивиться тому, что Стефан Яворский в проповеди, произнесенной с церковного амвона, решается сравнивать царя Петра с Апостолом Петром и проводить это сравнение и дальше.

Но не всегда Стефан Яворский восхвалял Петра Великого. Не одобряя некоторых действий царя, он высказывал это в своих проповедях откровенно и даже резко. Так, например, он осуждал Петра за суд над царевичем Алексеем; осуждал его развод с первой женой Евдокией Лопухиной, и заточение ее в монастырь. Приближенные Петра были возмущены этим «Словом» Стефана Яворского, считая, что он нанес оскорбление царской чести своим обличением; но, прочитав это «Слово», против места, относящегося к нему, Петр написал только: «перво одному, потом с свидетели», т. е. надо обличать сперва наедине, потом уже – публично. Так же не одобрил Яворский тяжелых обязательств рекрутской повинности и налогов, которыми Петр обременял народ. Сочувствуя тяжелому положению народа, Стефан Яворский в одной из своих проповедей сравнивает его с колесами, везущими колесницу: «како бо колесу бедному не скрипети, аще будет обременено тяжелым неудобоносимым бременем»?

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.