Под угрозой окончательного развала и без того разрушенного войной и революцией сельского хозяйства [см. статью Декрет о земле 1917 и его последствия] большевики в начале 1921 года отказываются от методов военного коммунизма и по предложению Ленина переходят к НЭПу. Рыскавшие в поисках хлеба и разорявшие крестьянство вооруженные продовольственные отряды ликвидируются. Комбеды были ликвидированы еще раньше. Продразверстка и насильственные реквизиции хлеба в деревне заменяются установленным законом натуральным сельскохозяйственным налогом («продналогом»). Крестьянству разрешается свободная продажа хлеба и других сельскохозяйственных продуктов.

Новая экономическая политика сразу чрезвычайно благоприятно отразилась на народном хозяйстве страны и на сельском хозяйстве, в частности. У крестьянства появилась заинтересованность в труде и уверенность в том, что продукты его труда не будут реквизированы властями или принудительно у него куплены за бесценок. Сельское хозяйство было восстановлено уже в течение первых 5 лет, и страна изжила голод. Посевная площадь превзошла довоенные размеры, производство хлеба на душу населения оказалось почти равным дореволюционному; на 16% выше дореволюционного оказалось и поголовье скота. Валовая продукция сельского хозяйства в 1925-1926 годах составила 103%, по сравнению с уровнем 1913 года.

В период НЭПа в сельском хозяйстве происходят и заметные качественные сдвиги: возрастает удельный вес технических культур, посевных трав и корнеплодов; крестьянством проводится целый ряд агрикультурных мероприятий, широкое распространение получает многопольная система, все в больших размерах начинают применяться сельскохозяйственные машины и химические удобрения; быстро возрастают урожайность всех культур и продуктивность животноводства.

Свободное развитие сельского хозяйства России сулило хорошие перспективы. Однако руководители коммунистической партии не могли допустить дальнейшего развития сельского хозяйства страны на старых основах, на принципах частной собственности и личной инициативы. Коммунистические вожди хорошо понимали, что окрепшее крестьянство могло бы явиться крепкой экономической и политической силой, способной привести к ликвидации коммунистического режима, а, стало быть, и коммунистической партии в России.

 

Коллективизация. Россия на крови

 

Идея коммунистической перестройки сельского хозяйства родилась в недрах большевицкой партии еще задолго до прихода этой партии к власти. В период революционной борьбы с царским, а затем и с временным правительством большевики, используя антипомещичьи настроения крестьянства и его стремление к разделу помещичьих земель, толкали это крестьянство на революционные выступления и рассматривали его как своего союзника. Захватив же власть, большевики углубляют революцию, превращают ее из «мелкобуржуазной» в «социалистическую» и теперь уже рассматривают крестьянство как класс реакционный, противопролетарский.

Ленин прямо считал, что частнособственническое крестьянское хозяйство является условием для реставрации капитализма в России, что крестьянское «мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе»[1].

Чтобы добить остатки капитализма в России, подорвать его основу и навсегда устранить угрозу «капиталистической реставрации», Ленин выдвигает задачу перестройки сельского хозяйства на социалистический лад – коллективизации:

 

«Пока мы живем в мелкокрестьянской стране, для капитализма в России есть более прочная экономическая база, чем для коммунизма. Это необходимо запомнить. Каждый, внимательно наблюдавший за жизнью деревни, в сравнении с жизнью города, знает, что мы корней капитализма не вырвали и фундамент, основу внутреннего врага не подорвали. Последний держится на мелком хозяйстве, и чтобы подорвать его, есть одно средство – перевести хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу, на техническую базу современного крупного производства… Мы это осознали, и мы доведем дело до того, чтобы хозяйственная из мелкокрестьянской перешла в крупно-промышленную» [2].

 

В 1923 году выходит в свет работа Ленина «О кооперации». В этой брошюре и в других предсмертных работах Ленин прямо ставит вопрос: «Кто кого?» Частный ли сектор победит сектор общественный и тем самым лишит социалистическое государство его материальной базы, и, стало быть, ликвидирует и само социалистическое государство или, наоборот, общественный сектор победит и поглотит частных собственников и тем самым, укрепив свою материальную базу, ликвидирует всякую возможность капиталистической реставрации?

Сельское хозяйство в то время представлялось морем частных индивидуальных крестьянских хозяйств. Здесь полностью господствовали частная инициатива и право частной собственности. По мнению Ленина, при помощи производственной кооперации (коллективизации) мелких частных крестьянских хозяйств можно и нужно было произвести социалистическое переустройство деревни и тем самым подчинить сельское хозяйство страны интересам социалистического государства.

 

«Власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д…. разве это не все необходимое для построения социалистического общества? Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения»[3].

 

Как верный ученик и продолжатель дела Ленина, Сталин сразу и целиком воспринял ленинскую точку зрения, считая ленинский кооперативный план перевода крестьянства на социалистический путь развития единственным правильным решением вопроса[4]. Для устранения угрозы реставрации капитализма, по мнению Сталина, необходимо было

 

«…упрочение пролетарской диктатуры, укрепление союза рабочего класса и крестьянства… перевод всего народного хозяйства на новую техническую базу, массовое кооперирование крестьянства, развитие совнархозов, ограничение и преодоление капиталистических элементов города и деревни»[5].

 

Вопрос о перестройке сельского хозяйства на социалистический лад и о путях и методах этой перестройки практически уже ставится через год после введения НЭПа именно – на XI съезде партии, в марте и апреле 1922 года. Затем он затрагивается и обсуждается на XIII съезде партии (1924), на XIV партийной конференции и XIV партсъезде (1925), на III Всесоюзном съезде Советов (1925) и окончательное свое разрешение получает на XV съезде партии в декабре 1927 года.

15 съезд ВКП(б)

А. Рыков, Н. Скрыпник и И. Сталин на XV съезде ВКП(б)

 

Все высказывания вождей коммунизма и все партийные решения того периода не оставляют никаких сомнений в том, что коллективизация была предпринята большевиками, главным образом, по политическим, а вовсе не по экономическим соображениям. Во всяком случае, основной целью этой перестройки было желание «добить остатки капитализма и навсегда устранить угрозу реставрации».

Установив же полный контроль государства над крестьянством, большевики надеялись без помехи провести и в деревне любые угодные партии и коммунистическому правительству мероприятия – экономические, политические, культурные – и тем самым поставить и сельское хозяйство страны и все крестьянство на службу коммунизма.

В пропаганде и утверждении идеи коллективизации немаловажную роль сыграли, однако, экономические доводы и соображения коммунистических руководителей. Во всяком случае, экономические доводы и статистические выкладки Сталина в докладе на XV съезде партии официально явились окончательными и наиболее вескими аргументами в пользу колхозной перестройки деревни.

На XIV съезде партии большевиками был взят курс на быструю индустриализацию страны. В связи с этим советские вожди предъявили весьма повышенные требования к сельскому хозяйству. По мысли Сталина сельское хозяйство должно было превратиться в прочную базу индустриализации. Оно должно было давать большое количество хлеба для быстро растущих городов и новых промышленных центров. Кроме того, от сельского хозяйства потребовались в очень большом количестве: хлопок, сахарная свекла, подсолнух, эфироносы, кожи, шерсть и другое сельскохозяйственное сырье для растущей промышленности. Затем сельское хозяйство должно давать хлеб и техническое сырье не только для внутреннего потребления, но и на экспорт, который, в свою очередь, должен дать средства для импорта промышленного оборудования. Наконец, сельское хозяйство должно явиться поставщиком колоссального количества рабочей силы для быстро растущей промышленности.

Сельское хозяйство, построенное на старых принципах, по мысли советских вождей никак не могло справиться с этими грандиозными задачами. Сталин, в частности, указывал на резкое ухудшение хлебного баланса страны, и сокращение товарной продукции хлеба вследствие ликвидации помещичьих хозяйств и предпринятого коммунистическим правительством ограничения и притеснения «кулаков».

Не допуская мысли об ослаблении политики притеснения «кулаков», Сталин видел выход из «кризисного», как ему казалось, состояния доколхозного сельского хозяйства

 

«…в переходе мелких и распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные хозяйства на основе общественной обработки земли, в переходе на коллективную обработку на базе новой, высшей техники… Других выходов нет»[6].

 

С 1928 года, сразу после решения XV съезда партии, в стране развертывается мощная кампания по пропаганде «преимуществ» колхозной формы сельского хозяйства, в сравнении с единоличной крестьянской. Вопросам коллективизации посвящаются тысячи брошюр, статей, докладов, лекций. Во всей литературе, во всех докладах и выступлениях вождей настойчиво доказывалось, что при сохранении старых порядков в деревне страна никак не может решить зерновой проблемы, не может избежать грозящего ей голода, что для решения стоящих перед сельским хозяйством народнохозяйственных задач сельское хозяйство должно быть перестроено на новой высшей технической базе и, что этого можно достигнуть только объединив мелкие распыленные крестьянские хозяйства в крупные производственные единицы – колхозы.

Коллективизация и колхозы

Иди в колхоз. Советский агитационный плакат эпохи коллективизации

 

Одновременно доказывалось, что колхозная форма ведения сельского хозяйства неизбежно должна обеспечить целый ряд огромных выгод и преимуществ как для государства, так и для самих крестьян. В частности, утверждалось, что:

1) крупные объединенные участки земли несравненно удобнее для применения и экономического использования громоздких и дорогостоящих машин и что крупному сельскохозяйственному предприятию все эти машины будут несравненно более доступны, чем мелким, экономически маломощным крестьянским хозяйствам;

2) производительность труда в полностью механизированных сельскохозяйственных предприятиях, какими будут колхозы, неизбежно поднимется в 2-3 раза, труд в колхозах станет легким и приятным;

3) в колхозах будет несравненно легче провести все необходимые агрикультурные мероприятия, поставить дело в полном соответствии с требованиями науки – агрономии и зоотехники. Вследствие этого в 2-3, а то и в 4 раза поднимется урожайность всех сельскохозяйственных культур и продуктивность животных;

4) колхозная перестройка сельского хозяйства обеспечит быстрое и резкое увеличение урожаев и возрастание продукции животноводства, страна в короткий срок будет завалена хлебом, мясом, молоком и прочей сельскохозяйственной продукцией;

5) необычайно поднимется рентабельность сельского хозяйства; колхозы будут исключительно прибыльными и богатыми предприятиями; доходы крестьян неизмеримо возрастут и крестьяне, превратившись в колхозников, заживут культурной, счастливой и зажиточной жизнью, навсегда освободившись от кулацкой кабалы и эксплуатации;

6) чрезвычайно выиграет от колхозной перестройки и все советское общество; город в изобилии будет снабжен всеми сельскохозяйственными продуктами, промышленность получит громадные избытки рабочей силы, которые образуются в деревне благодаря механизации; живущее в колхозах богатой и счастливой жизнью крестьянство легко приобщится ко всем благам культуры и изживет, наконец, «идиотизм деревенской жизни».

Трудно установить, в какой степени сами вожди коммунизма верили во все эти фантастические «неизбежные» блага коллективизации; но хорошо известно, что они щедро сыпали обещаниями. Сам творец и вдохновитель колхозной «эпопеи» – Сталин в своей статье «Год великого перелома», напечатанной в ноябре месяце 1929 года в «Правде», писал:

 

«…Если развитие колхозов и совхозов пойдет усиленными темпами, то нет сомнений в том, что наша страна через какие-нибудь три года станет одной из самых хлебных стран, если не самой хлебной страной в мире»[7].

 

В 1933 году, на 1-м съезде колхозников-ударников, т. е. уже тогда, когда при помощи «усиленного темпа развития колхозов» сельское хозяйство было разорено и страна задыхалась в тисках голода, Сталин вновь пообещал:

 

«Если мы будем трудиться честно, трудиться на себя, на свои колхозы, то добьемся того, что в какие-нибудь 2-3 года поднимем колхозников и бывших бедняков и бывших середняков до уровня зажиточных, до уровня людей, пользующихся обилием продуктов и ведущих вполне культурную жизнь»[8].

 

Таковы были коммунистические прогнозы и обещания.

Однако эта крикливая коммунистическая пропаганда колхозных преимуществ среди крестьянства никакого успеха не имела и никакого колхозно-кооперативного энтузиазма не вызвала. Усиленно насаждавшиеся при помощи организованных и финансовых мер правительством и партией артели и коммуны, составляющиеся из бедноты, застрявших после революции в деревне рабочих и прочих советских активистов оказывались нежизненными и распадались, не просуществовав и года. Зажиточные крестьяне, середняки и трудолюбивые бедняки в эти артели и коммуны, несмотря ни на какие уговоры, не шли, а если и образовывали свои добровольные кооперативы, то совсем не похожие на будущие колхозы. Обычно это были товарищества по совместной обработке или закупочно-сбытовые общества, в которых ни земля, ни скот, никакое другое имущество не обобществлялось.

Но даже с учетом этих, ни в какой степени не удовлетворяющих партию и правительство, сельских кооперативов, в середине 1929 года в коллективных хозяйствах было объединено всего 416 тысяч крестьянских хозяйств из имевшихся в то время в России 25 с лишним миллионов хозяйств или 1,7% всех крестьянских дворов.

 

Далее – см. в статьях Коллективизация в СССР и Колхозы при Сталине.

 



[1] Ленин. Собр. соч. изд. 3-е том XXV стр. 173.

[2] Ленин. Собр. соч. изд. 3-е том XXI стр. 46 – 47.

[3] Ленин, «О кооперации». Собр. соч. изд. 3-е том XXVII, стр. 312.

[4] Сталин – «Вопросы ленинизма» изд. 11-е стр. 43.

[5] Сталин – «Вопросы ленинизма» изд. 11-е стр. 206.

[6] Сталин: «Политический отчет ЦК на XV съезде ВКП(б) стр. 28.

[7] Сталин: «Вопросы ленинизма» изд. II стр. 272.

[8] Сталин: «Вопросы ленинизма» изд. II стр. 418.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.