VI съезд РСДРП (26 июля – 3 августа 1917) собрался вскоре после июльских событий под лозунгом «Объединения интернационалистов против мелкобуржуазного оборончества», – лозунга проложившего дорогу к большевизму сначала влиятельной группе межрайонцев, куда входили многие видные меньшевики, а потом и части левых эсеров.

Действительно, в Организационное бюро по созыву съезда сразу входят представители межрайонцев. Один из их лидеров, Юренев, был избран в немногочисленный президиум. По поручению Организационного бюро, съезд открыл много раз качавшийся между большевиками и меньшевиками бывший народоволец М. С. Ольминский, что должно было продемонстрировать общее примирение на базе борьбы против оборончества.

На съезде формально было представлено около 240 тысяч членов партии. Однако в действительности, считая и организации межрайонцев, партийцев было гораздо меньше. В съезде участвовало всего 157 депутатов с решающим голосом, тогда как нормы, установленные Организационным бюро, были: один делегат от каждой организации, имеющей от 500 до 1000 человек и один делегат – от каждой тысячи членов там, где членов партии было более тысячи.

6 съезд РСДРП

Почётный президиум VI съезда РСДРП. На самом деле Ленин и Зиновьев во время съезда скрывались в Разливе, а Троцкий и Каменев сидели в тюрьме за июльский путч большевиков. Съезд вели Свердлов и Сталин

 

Слившиеся с большевиками межрайонцы были лишь первой группой людей, вышедших из революционного подполья, которые пошли к большевикам ради соучастия во власти. За ними последовали многие меньшевики, бундовцы, эсеры. Но это случилось позже.

На VI съезде в партию вошел Троцкий, уже в июле признавший «дикости Ильича», как он назвал апрельские тезисы, «идейным перевооружением большевиков»… Обладая бесспорно личной смелостью и организаторским талантом, находясь во время съезда в тюрьме, Троцкий окончательно нашел общее с большевиками в ненависти ко всякой демократии и правопорядку. Считая выборы «перекличкой», он увидел, что партия Ленина есть готовый инструмент для захвата власти. Подняться на высоту председателя Советов, совершить вооруженный переворот с помощью, главным образом, матросов при бессилии всех политических противников, он, вероятно, мог и один с небольшой группой своих сторонников, при наличии материальных средств. Но удержать власть без готового, хотя и слабого еще аппарата диктатуры в лице партии, он не мог и, как показали его многочисленные высказывания впоследствии, хорошо понимал это.

На VI съезде был снят лозунг «Вся власть Советам!» Он был заменен лишь слегка прикрытым призывом к непосредственному вооруженному восстанию. Лозунг «Вся власть Советам!» был фактически лишь прикрытием открытого призыва к свержению Временного правительства, лозунгом, которым большевицкая партия лишь камуфлировала свою цель – захват власти. Теперь, после июльских событий значительная часть состава советов и, прежде всего, Петроградского совета активно мешала большевикам в захвате власти и, следовательно, лозунг о передаче власти рабочим и солдатским депутатам потерял для большевиков все свое значение.

Этот момент в истории партии чрезвычайно характерен – Ленина совершенно не интересовала передача власти рабочим и солдатам вообще, его интересовала только власть партии, которая претендуя на представительство всех рабочих России, имела едва 5 тысяч членов к началу Февральской революции. Предлагая снять лозунг временно, Ленин совершенно откровенно писал: «Это не вопрос о Советах вообще, а вопрос о борьбе с данной контрреволюцией и с предательством данных Советов… Лозунг о передаче власти Советам может быть понят, как "простой" призыв к передаче власти именно данным Советам…»[1]

Говорить о «контрреволюции» эсеровско-меньшевицкого большинства в советах накануне событий, связанных с выступлением генерала Корнилова, было по меньшей мере смешно. Прикрывать подлинные мысли словечками «контрреволюционный», «буржуазный», «предательский» и т. д., или, как выражался Ленин, «лепить бубновый туз на спину своих политических противников»[2] было излюбленным методом вождя партии. Поэтому он так часто впадал в противоречие с самим собой. Немногим больше месяца после приведенного отрывка о советах, Ленин, подводя итоги событий, в конце августа 1917 года, писал:

«...только в течение пяти дней, 26 – 31 августа, во время корниловщины, и такой союз [большевиков с эсерами и меньшевиками] дал за это время полнейшую, с невиданной еще ни в одной революции легкостью достигнутую победу над контрреволюцией, он дал такое сокрушающее подавление буржуазной, помещичьей и капиталистической, союзно-империалистической и кадетской контрреволюции, что гражданская война... развалилась в прах»[3].

Нетрудно видеть из сравнения этих двух цитат, что если принять всерьез тезис Ленина о смене лозунга, то выходит, что не успел VI съезд принять резолюцию по этому предмету, как большевики, вся партия в целом, срочно вступили в союз с «контрреволюцией эсеровско-меньшевицкой», с самим Керенским, против контрреволюции «помещичьей, …кадетской» и одержали при этом в пять дней неслыханную победу!..

Проще, – весь смысл ленинского тезиса о смене лозунга, состоял в том, что советы, где господствуют большевики – являются проводником «пролетарской диктатуры», советы же, где господствуют противники, которые поддерживаются даже рабочими партиями, безразлично, – являются орудием контрреволюционной диктатуры. Недаром этот «глубокий марксистский анализ» защищал на VI съезде партии Сталин, недаром он был положен в теоретическую основу разгрома и подавления рабочих советов в Венгрии в 1956 году.

Снятие лозунга «Вся власть Советам!» и декларация о том, что он будет восстановлен, когда партия окажется у власти, вызвали сомнение у многих делегатов съезда. Против этой беспринципной позиции, с предельной ясностью разоблачающей иллюзию о большевиках как о «рабочей партии» и будущем рабочем правительстве, выступили москвичи – Ногин, Ярославский, Ангарский и другие. М. Володарский, один из руководителей Петроградской организации поддерживая их, говорил о смене лозунга:

«Нельзя вместе с водой выплескивать ребенка. Когда на другой день после революционного взрыва вы скажете массам: "Выбирайте новые Советы", – вам скажут: "Опять Советы, которые вы же сами клеймили..."»[4]

Но голосование на съезде проходило благополучно, как в вопросе смены лозунга, так и в вопросе о возможности «направления» государственной власти после ее захвата на строительство социализма без «наличия пролетарской революции на Западе», что ставил под сомнение Преображенский и другие. Съезд быстро закончил дискуссию, передав спорные пункты резолюций на усмотрение ЦК.

Все понимали, что перед партией стоит собственно один единственный вопрос – вопрос о власти, и на съезде не ощущалось стремления серьезно спорить о теоретической правильности по Марксу будущего «направления» государственной политики.

Главнейшим результатом съезда было оформление нового блока Ленина с Троцким. Несмотря на отсутствие на самом съезде этих двух наиболее выдающихся вождей большевизма, сговор и объединение большевиков с межрайонцами в рамках одной партии явились важнейшей предпосылкой Октябрьского переворота, и именно в этом заключается значение VI съезда для истории партии.

Платформой объединения было заключение резолюции «О политическом положении», принятой съездом и определившей ближайшую программу действия:

«Задачей этих революционных классов [читай партии] явится тогда напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки...»[5]



[1] Ленин. Соч. Изд. IV, т. 25, стр. 170.

[2] Н. Валентинов. «Встречи с Лениным». Нью-Йорк 1953. Стр. 297.

[3] Ленин. Соч. Изд. IV, т. 26, стр. 17.

[4] Протоколы VI съезда РСДРП(б). Партиздат. М. 1934. Стр. 124-125.

[5] КПСС в резолюциях... Ч. I. M. 1954. Стр. 376.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.