6 марта 1918 был созван VII съезд большевицкой партии. Главным вопросом обсуждения был заключенный 3 марта Брестский мир с немцами, и аппарат Свердлова сумел сделать все необходимое, чтобы противники мира не смогли оказаться на съезде в большинстве.

 

Брестский мир

 

Почти во всех изданиях истории партии цифры о количестве делегатов на этом съезде расходятся. Наиболее правдоподобные цифры дает, по нашему мнению, Ярославский в своей «Краткой истории» 1929 года. Согласно Ярославскому и Бубнову[1], на съезд прибыло 29 делегатов с решающим голосом, 32 с «неустановленным представительством» и 8 с совещательным. Делегаты с «неустановленным представительством» голосовали, однако, наравне с делегатами, имевшими решающий голос.

Все эти делегаты представляли якобы около 135 тысяч членов партии из общего количества около 260 тысяч. Достаточно напомнить, что на VI съезде было 264 делегата, а на VIII-м – 403, чтобы убедиться, что VII съезд был собственно таким же совещанием, лишь более подобранным чем, то, которое имело место 21 января, где присутствовало 65 делегатов.

За мир голосовало 29 делегатов (так и осталось пока неясным, с каким правом голоса) против – 9, воздержался – 1.

VII съезд быстро закончился, переименовав партию в Российскую коммунистическую партию большевиков – РКП(б) – и еще раз (в четвертый после октября 1917 года) выбрав комиссию по составлению новой партийной программы в составе: Ленина, Троцкого, Бухарина, Зиновьева, Сталина и В. М. Смирнова.

Оба эти незначительные решения были уступкой «левым коммунистам», так же как и признание Ленина, что главной ставкой, без которой в конечном итоге невозможно выжить, является революция на Западе.

Новый ЦК был выбран на примиренческой базе (были избраны: Ленин, Троцкий, Свердлов, Бухарин, Зиновьев, Сокольников, Сталин, Крестинский, Смилга, Лашевич, Дзержинский, Сергеев (Артём), В. Шмидт, М. Владимирский; среди кандидатов были: Урицкий, Ломов, Иоффе, Шляпников, и другие).

Ленин, стремившийся во что бы то ни стало избежать раскола, предложил нежелавшим входить в ЦК (таким был, например, Ломов) не отказываться, а помнить, что член ЦК «соответственным заявлением может и должен каждый снимать с себя ответственность за шаги ЦК, им не разделяемые»[2]. Эта либеральная формула была совсем не в духе Ленина (ср. ее с резолюцией X съезда «О единстве партии»), но обстановка была такова, что, как он говорил, возможность сломать себе шею была совсем близка[3]. А в таких случаях Ленин умел уступать.

Однако легкая победа Ленина на этом своеобразном съезде вовсе не пресекла борьбы в партии, продолжавшей бушевать еще весь март. Ленин вынужден был, по рекомендации Свердлова, снять кандидатуру преданного ему Зиновьева, как делегата для подписания мира, ибо Зиновьев оказался категорически необходим для защиты точки зрения съездовского большинства в Москве. Уральская организация, во главе которой стояли Сафаров, Преображенский, Г. Мясников, открыто выступила против съезда. Уральская областная партийная конференция приняла подавляющим большинством голосов резолюцию о созыве нового съезда партии.

Внутрипартийная борьба затихла лишь к маю месяцу, когда выступление Чехословацкого корпуса создало первый большой кризис в гражданской войне и когда, одновременно, отношения с левыми эсерами начали принимать всё более и более напряженный характер.



[1] БСЭ. Изд. I, том 11, стр. 447. ВКП(б).

[2] КПСС в резолюциях... Часть I. M. 1953. Стр. 406.

[3] Ленин. Избр. произведения. Том 2. М. 1946. Стр. 281.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.