В первые месяцы после Октябрьского переворота большевицкая партия подвергла жестоким гонениям только «буржуазные» и монархические группировки, но и близких к ней меньшевицко-эсеровских ревдемократов (с июля 1918 – даже и прежних партнёров по правительственной коалиции – левых эсеров). Однако в трудные годы гражданской войны Ленин решил сменить курс и пойти на временное, обманное примирение с меньшевиками и эсерами.

Зимой 1919 года большевики предложили правым эсерам легализацию и сотрудничество в советах, указывая на ликвидацию Брест-Литовского договора и опасность «реакции справа».

Ленин хорошо знал представителей революционной демократии и умел играть на их ослепленном классовой идеологией сознании. Недавние вожди Комуча действительно прибыли в Москву ради борьбы с Колчаком, в том числе такие видные эсеры, как – Вольский, Ракитников, Буревой, Светицкий. Только немногие, как, например, Зензинов и Авксентьев предпочли эмигрировать за границу.

На VII съезде советов Ленин с триумфом говорил о Вольском – председателе Самарского Комуча, которому большевики предоставили слово на этом съезде[1].

Был ненадолго восстановлен ненадолго и печатный орган правых эсеров – «Дело народа».

Позицию «примирения с большевиками», при поощрении Ленина, заняли и меньшевики. В «Социалистическом вестнике» от 12 марта 1936 года Ф. Дан писал об этом периоде: «...наша партия не только беспощадно исключала из своих рядов всех так или иначе прикосновенных к поддержке интервенции и вооруженной борьбы против большевиков (пример – нынешний советский посол в Англии Майский), но мобилизовала своих членов для борьбы в рядах Красной армии против армии белой контрреволюции… и заявлению нашей партии в гражданской войне, сделанному на VII съезде советов в 1919 году товарищем Даном аплодировал, как специально отмечала тогдашняя большевистская пресса, сам Ленин».

Ленин всегда в критические минуты умел отказываться от своих «принципиальных позиций» и в опасные месяцы 1919 года лишил белые армии значительной части общественной поддержки, создав иллюзию «единого фронта» против них. Впрочем этот «единый фронт» продержался недолго – после одержанных Красной армией побед союзники из революционной демократии (допущенные с правом «совещательного голоса» в советы) были снова загнаны в подполье. В 1922 последовал известный судебный процесс над эсерами.

К косвенным союзникам большевиков присоединился осенью 1919 года и один из вождей той пресловутой Антанты, которая, согласно Ленину, осуществляла в этом своем «втором походе» интервенцию руками белых генералов.

«Адмирал Колчак и генерал Деникин, – говорил в своей речи в парламенте 17 ноября 1919 года английский премьер-министр Ллойд Джордж, – ведут борьбу не только за уничтожение большевиков и восстановление законности и порядка, но и за единую Россию… Не мне указывать соответствует ли этот лозунг политике Великобритании… Один из наших великих государственных людей, лорд Биконсфильд [Дизраэли] видел в огромной, великой и могучей России, катящейся подобно глетчеру по направлению Персии, Афганистана и Индии, самую грозную опасность для Великобританской империи».

Уже в самом начале 1920 года английское правительство предупредило генерала Деникина о прекращении своей поддержки.

 



[1] См. Ленин. Соч. Изд. IV. Том 30, стр. 211.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.