После поражений осени 1919 и начала 1920 г. глава белых сил на Юге России А. И. Деникин решил оставить свой пост и поручил генералу Драгомирову собрать старших начальников армии и флота на Военный совет для избрания нового Главнокомандующего. По решению этого состоявшегося 4 апреля 1920 года в Крыму совета Деникин издал приказ о передаче командования генерал-лейтенанту Петру Врангелю. В тот же вечер Деникин покинул Россию, отплыв в Константинополь. (См. подробнее в статье Деникин в Гражданской войне.)

Петр Врангель

Петр Николаевич Врангель

 

Став во главе Вооруженных сил Юга России, генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель полностью отдавал себе отчет в тяжелом, почти безвыходном положении белой армии, переправленной из Новороссийска в Крым.

Врангель говорил, что при отсутствии помощи союзников нет возможности рассчитывать на успешное продолжение борьбы, и единственное, что он может обещать, это не склонить знамени перед врагом и сделать все, чтобы вывести армию и флот с честью из создавшегося положения. Для этого он поставил себе целью: «Создать хотя бы на клочке русской земли такой порядок и такие условия жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа».

Осуществление этой цели наталкивалось на отчаянное экономическое положение бедного природными ресурсами Крыма. Белым был жизненно необходим выход в богатые южные уезды Северной Таврии. Между тем красные укрепляли эти территории, чтобы прочнее закрыть выход с Крымского полуострова.

 

Врангель. Путь русского генерала. Фильм первый

 

Войска генерала Врангеля, переименованные в это время в Русскую армию, представляли собой уже серьезную силу численностью в 40 тыс. человек с приведенной в порядок материальной частью. Войска успели отдохнуть и оправиться от тяжелого поражения. Хотя бы временно можно было быть спокойным за участь Крыма.

В это время начавшаяся советско-польская война отвлекла внимание красного командования. Создавшиеся благоприятные обстоятельства требовали от белых скорейшего перехода в наступление. 7 июня корпуса генерала Кутепова на перекопском участке фронта перешли в наступление с задачей отбросить красных за Днепр. Пять дней продолжались жестокие бои. Отчаянно защищавшиеся красные были отброшены на правый берег Днепра, потеряв 8 тыс. пленными, 30 орудий и оставив при отступлении большие склады боевых припасов. Задача, поставленная войскам, была выполнена и выходы из Крыма были открыты. Пять с половиной месяцев длилась борьба Русской армии на равнинах Северной Таврии. Оценивая боевой дух Белого воинства, ЦК коммунистической партии в директивном письме, разосланном во все организации, писал: «Солдаты Врангеля сплочены в части великолепно, дерутся отчаянно и сдаче в плен предпочитают самоубийство».

Были в этой борьбе и победы, были и неудачи. Но главной чертой всех боевых действий была их непрерывность. Затихая на одном участке фронта, бои сейчас же вспыхивали на другом, куда перебрасывались только что вышедшие из боя белые полки. И если красные, обладая численным превосходством, могли сменять одни дивизии другими, то на белой стороне одни и те же части Врангеля везде и всюду дрались со все новыми и новыми красными, неся тяжелые и невосполнимые потери. Мобилизации в Крыму и в Северной Таврии исчерпали людские ресурсы. По сути, единственным источником пополнения, за исключением прибывших из Польши нескольких тысяч «бредовцев», оставались военнопленные красноармейцы. Но влитые в белые войска, они понижали их боеспособность. Русская армия буквально таяла, в то время как заключенное 12 октября Советской Россией перемирие с Польшей позволило красному командованию перебросить с Западного фронта на Южный большую часть освободившихся сил и довести численность войск до 133 тыс. человек против 30 тыс. бойцов Русской армии.

Врангель, Кривошеин, Шатилов

Слева направо: глава белого Правительства Юга России А. Кривошеин, Главнокомандующий П. Врангель и начальник его штаба П. Шатилов. Севастополь, 1920

 

В такой обстановке генералу Врангелю предстояло решить вопрос – продолжать ли бои в Северной Таврии или же отвести армию в Крым и обороняться на позициях Перекопа. Отход в Крым обрекал армию и население на голод и другие лишения и, кроме того, на прекращение всякой помощи со стороны Франции, только что признавшей правительство Юга России «де факто» (первое и единственное официальное признание Западом белогвардейских правительств, сделанное лишь под впечатлением броска большевиков в Польшу с целью дальнейшего наступления вглубь Европы). На совещании Врангеля с ближайшими помощниками было принято решение принять бой в Северной Таврии. Со своей стороны, командование красным Южным фронтом, достигнув, путем постоянного усиления новыми дивизиями четырехкратного превосходства в силах, сочло возможным перейти на всем фронте в решительное наступление с целью нанести белым войскам окончательное поражение и овладеть Крымом.

28 октября начались страшные бои, продолжавшиеся неделю. Все пять красных армий Южного фронта двинулись в наступление с задачей отрезать Русской армии путь отступления в Крым.

29 октября красные, тесня отходящие белые части, пытались овладеть Перекопской укрепленной позицией, но были отброшены. Повторная атака, произведенная на другой день, также не имела успеха. Белые медленно отступали, не давая себя окружить. Но силы были слишком неравны, и сражение в Северной Таврии закончилось тем, что красные овладели всей территорией, захваченной у них в течение лета. Русской армии удалось в полном порядке отойти к Крыму, но она понесла жестокие потери убитыми, ранеными и обмороженными – ранние морозы доходили до 14-15 градусов ниже нуля, а одеты войска были по-летнему. Армия была цела, но ее боеспособности был нанесен жестокий удар. Становилось ясно, что предел сопротивляемости войск был уже превзойден и никакие укрепления не смогут остановить врага. Несмотря на это, удерживать позиции на перешейках хотя бы еще несколько дней было крайне необходимо, чтобы избежать повторения новороссийской катастрофы.

 

Врангель. Путь русского генерала. Фильм второй

 

Сразу же после принятия на себя командования армией генерал Врангель на случай несчастья на фронте приказал разработать план эвакуации Крыма. Но отдать сейчас же после отхода в Крым приказ армии о движении к портам погрузки было невозможно. Необходимо было выиграть время для прибытия судов в порты и для погрузки раненых и больных.

В ночь на 8 ноября красные вновь двинулись в наступление. В течение трех дней и четырех ночей на всей линии Перекопского перешейка чередовались яростные атаки пехоты и конницы 6-й красной армии и контратаки пехотных частей генерала Кутепова и конницы генерала Барбовича. Под натиском превосходящих сил противника, отходя с тяжелыми потерями, особенно в командном составе, белые бойцы явили в этих последних боях яркий пример стойкости, сознания воинского долга и высокого самопожертвования.

Свидетельством этому могут служить потери, понесенные красными. Командующий красным Южным фронтом М. Фрунзе доносил 12 ноября Ленину: «Потери наши чрезвычайно тяжелы, некоторые дивизии потеряли 3/4 своего состава, а общая убыль достигает убитыми и ранеными при штурме перешейков не менее 10 тыс. человек». В ночь на 11 ноября две красные дивизии прорвали последнюю позицию белых, открыв себе дорогу на Крым. Получив это донесение, генерал Врангель отдал войскам директиву – оторвавшись от противника, идти к судам для погрузки на суда. Одновременно он подписал приказ, объявляющий населению об оставлении армией Крыма и о посадке на суда всех, кто разделял с армией ее крестный путь, и тех, кому угрожала непосредственная опасность от насилия врага. Войска продолжали отход: 1-й и 2-й корпуса на Евпаторию и Севастополь, конница генерала Барбовича на Ялту, кубанцы на Феодосию, донцы на Керчь.

Еще днем 10 ноября генерал Врангель пригласил представителей русской и иностранной печати и ознакомил их с создавшимся положением: «Армия, сражавшаяся не только за честь и свободу своей Родины, но и за общее дело мировой культуры и цивилизации, оставленная всем миром, – истекает кровью. Горсть раздетых, голодных, выбившихся из сил героев еще продолжает отстаивать последнюю пядь родной земли и будет держаться до конца, спасая тех, кто искал защиты за их штыками». В Севастополе погрузка лазаретов и многочисленных управлений шла в полном порядке. Последнее прикрытие погрузки было возложено на заставы юнкеров Алексеевского, Сергиевского артиллерийского и Донского Атаманского училищ и частей генерала Кутепова. Закончить всю погрузку было указано к 12 часам 14 ноября.

Около 10 часов генерал Врангель с командующим флотом обошел на катере грузившиеся суда. Юнкера выстроились на площади. Поздоровавшись с ними, генерал Врангель поблагодарил их за славную службу и отдал им приказ грузиться. В 14 часов 40 минут катер с генералом Врангелем на борту отошел от пристани и направился на крейсер «Генерал Корнилов». Суда одно за другим выходили в море...

Генерал Врангель, как и обещал, с честью вывел армию и флот из создавшейся ситуации. На 126 судах было вывезено около 146 тыс. человек, в том числе 50 тыс. чинов армии и 6 тыс. раненых. Остальные – личный состав военных и административных тыловых учреждений, в небольшом количестве семьи военнослужащих, гражданские беженцы.

Пароходы вышли в море, переполненные до крайности. Все трюмы, палубы, проходы, мостики были буквально забиты людьми. Переезд по морю до Константинополя длился несколько дней и сопровождался большими лишениями для голодных и измученных людей. Вооруженная борьба с большевиками на Юге России была окончена так, как и обещал генерал Врангель: не позорной сдачей на милость победителя, а с оружием в руках, сопротивлением врагу до последней пяди на русской земли.

В Крыму же теперь начался ужасающий красный террор.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.