В ходе своих реформ Петр I прежде всего позаботился о просвещении своих подданных [см. Культура и просвещение при Петре I], – в этом деле главными помощниками его были киевские и московские ученые. Из учеников Киевской и Московской духовных академий, выбирали они наиболее талантливых людей для посылки за границу, или, позднее, в гимназию и университет при Петербургской Академии наук. Это были первые учители в петровских школах, первые переводчики книг с иностранного, защитники и усердные истолкователи его реформ.

 

Реформы культуры, быта первой четверти XVIII века. Видеоурок

 

Император не был охотником до поэзии, до изящной литературы, – его практический ум, особенно под давлением обстоятельств, искал лишь прикладных знаний. По словам Петра, он не терпел «лишних рассказов, которые время только тратят и у чтущих охоту отъемлют». Этим объясняется, что при нем появилось в печати лишь нисколько беллетристических сочинений («Война мышей и лягушек», «Метаморфозы» Овидия, «Притчи» Эзопа, «Библиотека о богах» Аполлодора, «Апофегматы»). Между тем, потребность к чтению была в русской публике сильная.

Это видно из того, что, даже при Петре, эти литературные произведения выдержали несколько изданий: «Притчи Эзопа» (5 изд.), Аполлодора «Библиотека о богах» (5 изд.), «История о разорении града Трои» (3 изд.), «Книга Квинта Курция о делах, соделанных Александром Великим» (4 изд.). Кроме того, литературное значение имеют следующие издания: «Юности честное зерцало, или показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов» и «Приклады, како пишутся комплименты».

Из учебных руководств при Петре были напечатаны «Введение краткое в историю», «Славянская и латинская грамматики», «Руковедение в арифметику», «География, или краткое земного круга описание», «Арифметика Магнитского», «Синопсис» Гизеля и др.

При Петре начала издаваться и первая русская газета: «Русские Ведомости».

Особое внимание обратил император на устройство школ. В 1701 г. в Москве учреждена была «Школа математических и навигацких наук» (в 1715 г. она была перенесена в Петербург и преобразована в Морскую академию). В тон же 1701 году была преобразована Московская академия; с 1700 года начали открываться «епархиальные» школы. В 1703 г. в Москве открыта была школа пастора Глюка с самой широкой программой, охватившей чуть не все науки, – впрочем, с преобладанием наук гуманитарного характера. Она существовала недолго, до 1706 г. В Новгороде в 1706 г. была устроена «Славяно-греческая школа», которая давала не только духовное, но и светское образование; из этой школы возникло до 15 таких же; в 1714 г. постановлено было учреждать в городах школы «цыфирные», чисто светские, которые в 1723 г. слились с епархиальными «архиерейскими». «Славяно-греко-латинская академия» о «Школа математических наук» сделались исходными пунктами целой сети низших школ.

Создание этой первой в России сети духовных и светских школ и было тем огромным шагом вперед, который делает из петровского царствования эпоху в истории русского образования. Обе академии поставляли в провинцию учителей. К концу царствования Петра в провинции светских «цыфирных» школ было до 50, а «духовных» архиерейских – до 46.

Посещение светских школ было для русских людей тяжелой повинностью, так как характер нового просвещения был слишком чужд для русской провинции, приученной к образованию церковному. Вот почему все заботы Петра о насильно вводимом просвещении, надо сознаться, принесли, на первых порах, больше смуты, чем пользы. Гораздо плодотворнее была массовая посылка за границу русских людей: из них многие вышли людьми с ясным сознанием, с определенными идеалами, – они-то и были настоящими воспитателями и учителями русской молодежи XVIII века.

Страсть к «раритетам» (редкостям) привела Петра к устройству в России естественноисторического и анатомического музея; интерес к книгам привел к учреждению первой публичной библиотеки. Кроме того, Петр много усилий приложил к развитию переводческого и типографского дела. Первые русские типографии были открыты за границей (в 1700 г. Тессинга и Копиевского в Амстердаме). Затем число их стало быстро расти и в России. Благодаря этим типографиям, появились на русском языке напечатанные гражданским шрифтом политические и исторические сочинения Пуфендорфа, Гуго Гроция, Барония, Липсия и др.

Художественные богатства Западной Европы нравились Петру не менее фабрик и верфей, – он охотно посещал картинные галереи, покупал за границей произведения искусств. В выборе картин особенно сказались его «голландские» вкусы, – благодаря этому в картинной галерее Эрмитажа так хорошо представлена «фламандская школа» живописи.

Не щадил денег Петр и на художественные архитектурные постройки. «Оградя отечество безопасностью от неприятеля, надлежит стараться находить славу государству чрез искусства и науки» – вот, о чем он мечтал.

Заботы Петра о русском театре совершенно отвечали этой программе, т. к. театр облагораживает общество, возвышая его эстетические потребности. При Петре был выстроен первый общественный театр, в Москве в 1702 г., – при царе Алексее это была исключительно царская и придворная потеха, недоступная народу. Немецкая труппа Кунста, а с 1703 г. Фирста, составленная отчасти из немцев, отчасти из их русских учеников, с успехом давала пьесы в этой «комедийной хоромине». Репертуар Кунста и Фирста был очень разнообразен – они играла немецкие комедии, драмы и оперы, оригинальные и переводные, представляли и пьесы, сочиненные на «случаи» (на победу, на приезд царя и т. д.). В 1707 г. театр этот перестал существовать, и все «убранство» его перешло в Преображенский театр царевны Натальи, а затем в театр царицы Прасковьи, – тоже любительницы театральных зрелищ.

В Москве после Фирста театральное дело перешло в руки учеников хирургической школы и студентов Московской академии. В Петербурге театр был устроен царевной Натальей; посещение его было общедоступно и бесплатно; в 1723 г. существовал немецкий театр Манна и простонародный театр, на котором, во время Масляной, служители царских конюшен разыгрывали балаганные фарсы.

Кроме театра позаботился Петр и о других публичных развлечениях. Как ни грубы были его «ассамблеи», маскарады, шутовские свадьбы, – все-таки они значительно приблизили нас к Европе, тогда в забавах своих тоже не особенно разборчивой.

Таковы, вкратце, результаты забот Петра о просвещении и развитии ума и чувства своих подданных.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.