Главное содержание «Русской правды» составляет юридическое определение деяний, коими одно лицо причиняет вред другому. За некоторые из этих деяний закон полагает лишь частное вознаграждение в пользу потерпевшего, за другие сверх того и правительственную кару со стороны князя.

 

Русская Правда. Кодекс законов Руси

 

Деяния первого рода по «Русской Правде» суть гражданские правонарушения, деяния второго рода – уголовные преступления. Взыскание в пользу князя состояло в известной денежной пене; только кара за наиболее тяжкие уголовные преступления была значительно осложнена: за разбой, поджог и конокрадство преступник подвергался не определенной денежной пене в пользу князя, а потере всего имущества с лишением свободы. За все остальные преступные деяния закон наказывал определенной денежной пеней в пользу князя и денежным вознаграждением в пользу потерпевшего.

Княжеские пени и частные вознаграждения представляют в «Русской Правде» целую систему, они определялись известной суммой гривен кун. Гривна значила фунт, гривна серебра – фунт серебра; куны – деньги. Наше слово деньги татарского происхождения, означает звонкую монету и вошло в наш язык не раньше XIII в. Гривной кун, т. е. денежным фунтом, назывался слиток серебра, обыкновенно продолговатый, служивший ходячим меновым знаком на древнерусском рынке до XIV в. В разное время, сообразно изменявшейся ценности серебра, гривна кун имела неодинаковый вес: в XI и начале XII в. это был кусок серебра в полфунта весом; в конце XII в., когда завершилось составление «Правды», вес этого менового знака простирался лишь до четверти фунта. Мы не можем определить тогдашнюю рыночную стоимость серебра, а можем лишь оценить стоимость весовую. Так как фунт серебра теперь стоит около 20 руб., то гривна кун в XI и начале XII в. по весу металла стоила около 10 [дореволюционных] рублей серебром, а в конце XII в. – около 5 рублей.

За убийство взималась денежная пеня в пользу князя, называвшаяся вирой, и вознаграждение в пользу родственников убитого, называвшееся головничеством. Вира была троякая: двойная, в 80 гривен кун, – за убийство княжего мужа, или члена старшей княжеской дружины; простая, в 40 гривен, – за убийство простого свободного человека; половинная, или полувирье, в 20 гривен – за убийство женщины и тяжкие увечья, за отсечение руки, ноги, носа и за порчу глаза. Головничество было гораздо разнообразнее, смотря по общественному положению убитого. Так, головничество за убийство княжего мужа равнялось двойной вире, головничество за простого крестьянина 5 гривнам. За все прочие преступные деяния закон наказывал продажею в пользу князя и уроком за обиду в пользу потерпевшего.

Такова была система наказаний по «Русской Правде». Легко заметить взгляд, на котором основывалась эта система. «Русская Правда» отличала личное оскорбление, обиду, нанесенную действием лицу, от ущерба, причиненного его имуществу; но и личная обида, т.е. вред физический, рассматривалась законом преимущественно с точки зрения ущерба хозяйственного. Он строже наказывал за отсечение руки, чем за отсечение пальца, потому что в первом случае потерпевший становился менее способным к труду, т.е. к приобретению имущества. Смотря на преступления преимущественно как на хозяйственный вред, «Правда» карала за них возмездием, соответствующим тому материальному ущербу, какой они причиняли.

«Правда» обращает мало внимания на мотивы преступления и не заботится ни о предупреждении преступлений, ни об исправлении преступной воли. Она имеет в виду лишь непосредственные материальные последствия преступления и карает за них преступника материальным же, имущественным убытком. Любопытно сопоставить некоторые статьи «Правды» о продажах, или пенях, в пользу князя, как и о частных вознаграждениях, или уроках. Одинаковая пеня в 12 гривен грозит за похищение бобра из ловища, за уничтожение полевой межи, за выбитие зуба и за убийство чужого холопа. Одинаковой пеней в 3 гривны и одинаковым уроком в 1 гривну наказуются отсечение пальца и похищение охотничьего пса с места лова; за поджог и конокрадство наказание гораздо тяжелее, чем за увечье. Значит, имущество человека в «Правде» ценится не дешевле, а даже дороже самого человека, его здоровья, личной безопасности. Произведение труда для закона важнее живого орудия труда – рабочей силы человека.

То же начало проводится и в другом ряду постановлений «Правды». Замечательно, что имущественная безопасность, целость капитала, неприкосновенность собственности обеспечивается в законе личностью человека. Купец, торговавший в кредит и ставший несостоятельным по своей вине, мог быть продан кредиторами в рабство. Наемный сельский рабочий, получивший при найме от хозяина ссуду с обязательством за нее работать, терял личную свободу и превращался в полного холопа за попытку убежать от хозяина не расплатившись. Значит, безопасность капитала закон ценил дороже личной свободы человека.

То же самое значение капитала открывается и в статьях «Правды» об имущественных сделках и обязательствах. «Правда» не знает преступлений нравственного характера, ей чужда мысль о нравственной несправедливости; но зато она вносит точные определения в имущественные отношения людей. Она различает, например, отдачу имущества на хранение от займа, простой заем, одолжение по дружбе, – от отдачи денег в рост из определенного, условленного процента, а эту сделку – от вклада в торговое предприятие, в товарищество на вере из неопределенного барыша, или дивиденда. Далее, в «Правде» находим точно определенный порядок взыскания долгов с несостоятельного должника, т.е. порядок торгового конкурса.

Таковы главные черты «Правды», в которых можно видеть выражение господствовавших житейских отношений и интересов, основных мотивов жизни старого киевского общества: «Русская Правда» есть по преимуществу законодательство о капитале. Капитал служит в ней предметом особенного внимания для законодателя. Им указываются важнейшие юридические отношения, которые формулирует закон; последний строже наказывает за деяния, направленные против собственности, чем за нарушения личной безопасности. Капитал служит и орудием кары за те или другие преступления: на нем основана самая система наказаний. Само лицо рассматривается в «Правде» не столько как член общества, сколько как владелец или производитель капитала: лицо, его не имеющее или производить его не могущее, теряет права свободного или полноправного человека (женщина и закуп).

Капитал чрезвычайно дорог: до начала XII столетия при годовом займе закон допускал рост в половину капитала (50%). Лишь Владимир Мономах попытался смягчить строгие постановления о росте, ограничив его размер. Впрочем, при долгосрочном займе и он допустил рост в 40%.

Легко заметить ту общественную среду, которая выработала право, послужившее основанием «Русской Правде»: это был большой торговый город. Село в «Русской Правде» остается в тени, на заднем плане. Впереди всего в древнейших частях «Правды» поставлены интересы и отношения торговых городских классов, т. е. отношения торгово-промышленной жизни.

Так, изучая по «Русской Правде» гражданский порядок, частные юридические отношения людей, мы и здесь встречаемся с той же силой, которая так могущественно действовала на установление политического порядка во все продолжение первого периода русской истории, – именно с городом или с тем, чем работал торговый город, с торгово-промышленным капиталом.

 

По материалам произведений В. О. Ключевского. Ссылки на другие статьи о «Русской Правде» – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.